Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Джерри ПУРНЕЛЬ ТИНКЕР

Скачать Джерри ПУРНЕЛЬ ТИНКЕР

                              1

     - Тинкер прошел верхом, верхом, по берегу со своими волами...
     - Ролло!
     - Да, мадам, - я напевал, используя верхушки своих легких, как  делаю
всегда, когда у меня впереди трудная задача пилотирования, и позабыл,  что
моя жена тоже находится в рубке управления. Я прекратил  петь  и  вернулся
мыслями к проблеме посадки 16000 тонн массы покоя корабля на этот камешек.
     Это  был  небольшой  камешек.  Джефферсон  был   неправильной   формы
астероидом,  находящимся  от  нас  вдвое  ближе  Земли.  Он  имел  размеры
пятьдесят на семьдесят метров и выглядел отсюда похожим на старый  грязный
кирпич, используемый кем-то в качестве орудийной мишени. Он вращался,  что
не давало мне возможности использовать главный двигатель, и  делал  задачу
стабилизации и посадки очень мудреной.
     Жанет не пожелала закончить разговор:
     - Ролланд Кефард, я уже разговаривала с вами по поводу ваших песен.
     - Кажется, да. - "Рогатка" состояла из двух инертных платформ, дающих
мне разные сведения. Мы сближались с астероидом быстрее, чем мне  хотелось
бы.
     - Плохо, что ты подаешь пример мальчикам. Теперь девочкам...
     Я  указал  на  переключатель  интеркома,  находящийся  во  включенном
состоянии, и Жанет покраснела. Мы часто сражаемся между собой, но это наше
личное дело.
     Сопла фыркнули.
     - Последний час, - сказал я, - мы идем слишком быстро. - Сопла  снова
фыркнули, короткий взрыв создал на каменной поверхности под  нами  пыльную
бурю. - Но я не думаю...
     Корабль с громким звоном тряхнуло. Мы  ударились  достаточно  сильно,
вещи задвигались, но не загорелся ни один красный сигнал.
     - Добро пожаловать на Джефферсон. Мы сели.
     Сверху спустилась Жанет и щелкнула переключателем интеркома, а  потом
мы крепко обнялись.
     - Обними меня еще раз, - попросила она и я засмеялся.
     Совершив пять путешествий, мы уже не сомневались в нашем корабле,  но
когда мы сначала собрали  нашу  "Рогатку"  из  обломков  двух  потерпевших
крушение кораблей, мы  все  время  ожидали,  что  когда-нибудь  не  сможем
благополучно  сесть.  В  Поясе  (астероидов)  могло  произойти  многое,  и
немногие корабли рисковали летать здесь.
     Я поцеловал и подбросил ее.
     - Тебе всего шестнадцать лет, ни на один день больше. У  нее  до  сих
пор были волосы темно-каштанового цвета, такого цвета,  какого  они  были,
когда я впервые встретил ее в Элизиуме на Марсе, и если  она  искусственно
поддерживала этот цвет, то она мне об этом не рассказывала, а я  не  хотел
особо вникать в это. Она носила такой же костюм, как и я, выглядевший так,
как будто ткань была напялена  на  тело.  Он  был  строго  функционален  и
предназначен для сохранения наших жизней, если "Рогатка" даст течь, но  на
Жанет костюм в некоторых местах  имел  интересные  очертания.  Я  позволил
своим рукам соскользнуть к двум очаровательным коническим частям ее  тела,
и она прильнула ко мне.
     Она наклонилась к моему уху и прошептала:
     - Включи настенные лампы.
     - Бат рассердится.
     По  каюте  проносились  оранжевые  вспышки  приветственной   надписи,
мигавшей на космодроме. Жанет протянула ко мне микрофон со злой улыбкой.
     - Заприте ваших жен  и  дочерей,  когда  Тинкер  придет  в  город,  -
произнес я в микрофон.
     - "Рогатка" свободное государство. Добро пожаловать, капитан Ролло.
     - Джэд? - спросил я.
     - Конечно. Как дела?
     Джэд был моим старым другом.  На  Джефферсоне  он  содержал  трактир.
Кроме того, он занимался обслуживанием космодрома. Здесь мало  движения  и
посадочное поле Порта Капитанов большую часть времени пустовало.  До  того
времени, пока я не занялся собственным делом, мы с Джэдом вместе  работали
горняками.
     Мы поболтали о наших семьях, но сегодня я не заметил обычного у Джэда
интереса к моим делам. Я сказал, что мои дела идут не очень хорошо.
     Джефферсон,  в  отличие  от  большинства  астероидных  колоний,   был
независимым. Здесь  существовала  небольшая  Джефферсоновская  корпорация,
кроме представителей больших компаний.
     - В этом рейсе у меня есть пассажир, - сказал я.
     - Да? Каменная крыса? (горняк).
     - Нет, случайный беспересадочный  пассажир.  Страховой  адвистор.  Он
будет заниматься урегулированием какого-то дела  здесь,  а  потом  полетит
вместе с нами в Марсопорт.
     Наступила долгая пауза, и я удивился, что это озаботило Джэда.
     - Я скоро буду у тебя, - сказал он.
     - Что это он так внезапно? - удивилась Жанет.
     Я пожал плечами и занялся текущими делами, которых было  не  особенно
много. Главной задачей было закрытие низа главного двигателя.
     - Осмотри получше инертные платформы, Жан, - сказал я. - Они не  дают
прежних показаний.
     - Хорошо. Хэл думает, что это из-за компьютера.
     - Однако нам лучше позаботиться об их неподвижности. - Это работа для
старшего сына. Наша семья делится на  Больших,  Маленьких  и  Младенцев  с
различными субгруппами и порядками, которых мы с Жанет не понимали. У  нас
на борту девять детей - пять  наших  и  четыре  усыновленных.  Жанет  и  я
выяснили, что эта система обеспечивает им работу путем передачи команд  по
цепочке.
     Я расстегнул ремни кресла и оттолкнулся. На Джефферсоне и  на  других
маленьких камнях невозможно ходить или летать  в  воздухе.  Передвигаться,
большей частью приходится прыжками.
     Когда я плыл через каюту, навстречу мне плыл пушистый серый  призрак,
и мы встретились в путанице лап и рук. Я оттолкнул кота.
     - Черт по...
     - Ты не можешь делать что-нибудь без ругани?
     - Выругаю его потом.  Я  же  говорил  тебе,  чтобы  это  животное  не
попадалось мне в рубке управления.
     - А я разрешаю бывать ему там. - Она тоже разозлилась.  Мы  выдохлись
за  шестьсот  часов  пребывания  в  тесном  пространстве  только  в  своем
обществе, обществе детей и пассажира на борту.
     Пассажир внес еще больше затруднений.  Мы  не  ссорились  с  женой  в
присутствии детей, а присутствие  Освальда  Дальквиста  на  борту  корабля
заставляло нас еще больше сдерживаться. Но он был всегда очень вежлив.
     Между мной и Жанет завязалось большое сражение и прошло оно так,  что
было бы лучше для нас с Жанет, если бы его не было.


     "Рогатка" была  построена  с  определенным  количеством  отсеков.  Мы
наращивали корабль, когда  имели  для  этого  возможность  и  средства.  Я
покинул Жанет, занявшуюся закрыванием двигателя,  и  направился  вверх,  к
жилой части. После  посадки  прошло  уже  пятнадцать  минут  и  дети  были
свободны.
     Бумага, игры, цветные карандаши, игрушки, детская одежда  и  книги  -
все более-менее разместилось на "нижней" стороне отсека.  Рамуэл,  большая
голубая сойка детей, вытащенная откуда-то наверх, пронзительно закричал  в
клетке, установленной на одной из переборок. Отсек пропах птичьим пометом.
     Двое  детей  смотрели  телепередачу,  передаваемую   из   Марсопорта.
Техника, порученная их заботам, летала  по  отсеку  и  сталкивалась  между
собой.
     Я подпрыгнул к рубильнику и вырубил ток. Телевизионная программа была
вестерном, ковбойская опера, созданная в 1940 году.
     Женнифер и Крэг с ужасом завопили:
     - Это учебная программа, папа!
     Для детей, никогда не видевших Земли, которые, возможно, может  быть,
никогда туда не попадут, хоть что-нибудь о земной жизни может быть и имело
познавательное значение, но я сейчас не был настроен спорить.
     - Очистите место.
     - Тут показывали возвращение Роджера. Он читает мессу...
     Женниферу было восемь  лет,  он  на  два  года  был  старше  Крэга  и
воображал себя оратором и вождем малышей.
     - Поможете ему потом. А сейчас займитесь уборкой.
     - Да, сэр. - И они стали работать в тишине, запихивая одежду в  лари,
книги в зажимы, а игры в ящики. В "Рогатке" находилось  место  для  всего,
хотя большую часть времени мы не знали этого.
     Я оставил их за работой и пошел вниз,  на  следующий  уровень.  Здесь
находился мой  офис,  сбалансированный  "пассажирскими  каютами",  которые
второй старший мальчик использовал, когда мы не имели пассажиров.  Освальд
Дальквист как раз выходил из своей каюты.
     - Доброе утро, капитан, - сказал он. - Все время, пока он находился у
нас, он не называл меня иначе, как  "капитан",  хотя  согласился  называть
Жанет просто по имени. Очень церемонный человек, мистер Освальд Дальквист.
     - Я направляюсь вниз на приемку, - сказал я ему. - Главный  гигиенист
Гавани  Капитанов  будет  у  нас  с  минуты  на  минуту.  Для   соблюдения
формальностей вам лучше пойти со мной.
     - Хорошо. Благодарю вас, капитан.
     Он последовал за мной на нижний этаж, на котором размещался  магазин,
лаборатория и большой отсек, служащий главным вестибюлем "Рогатки".
     Дальквист был хорошим пассажиром, только немного сдержанным.  Большую
часть времени он проводил  в  своей  каюте,  занимаясь  своими  делами,  и
никогда ни на что не жаловался. Он обладал изысканными  манерами  и  делал
все очень аккуратно, как бы обдумывая каждый свой жест и слово.
     Я представлял его  себе  как  низкорослого  мужчину,  но  он  не  был
таковым. Я вешу  63  фунта,  и  Дальквист  не  менее,  но  он  двигался  и
действовал, как будто он ниже меня. Он работал в Ваттевотховской страховой
компании, о которой я раньше не  слыхал,  и  он  говорил,  что  явился  на
Джефферсон улаживать иски, но  я  думаю,  что  он  является  ответчиком  в
спорах, потому что  его  боссы  не  хотели  посылать  никого  поважнее  на
ничтожные камни, подобные Джефферсону.
     Он мало рассказывал  о  себе,  но  иногда  позволял  себе  рассказать
истории, показывающие, что он бывал на астероидах  больше,  чем  остальные
люди, и знает корабельные порядки очень хорошо. Ему никогда не приходилось
повторять  одно   и   тоже   дважды.   Многое   оборудование   и   системы
жизнеобеспечения на корабле были  сконструированы  мной  и  Жанет,  но  он
освоил их очень быстро. Его шлем был самой  последней  модели,  костюм  от
Дэвида Кларка с этикеткой под лацканом, на которой одетая в нейлон женщина
продевала нитку в иголку.  Его  комбинезоны  были  сшиты  по  специальному
заказу со множеством карманов и поверхностью  с  пониженным  трением,  что
придавало ему изящный вид старой каменной крысы.
     Мне кажется, что его компания платит ему больше, чем я думаю, или  же
он имеет расчетный счет в аду.
     Наш вестибюль был большим отсеком. Он был наполнен всем,  что  только
можно представить: снаряжением, оборудованием,  запчастями  для  воздушных
баллонов и тем, что  мы  с  Жанет  намеревались  продать  там,  где  будет
останавливаться "Рогатка". Жанет называла все это "хаосом",  так  как  она
очень любила порядок.
     Я слышал множество историй о  бродячих  кораблях,  заработавших  кучу
денег. Такие истории при встрече рассказывались капитанами.  Прежде,  пока
мы с Жанет не купили и не  привели  в  порядок  "Рогатку",  я  верил  этим
рассказам. Теперь я сам рассказываю, как Фортуна  пришла  и  ушла,  но  на
самом деле мы с ней еще не встречались, а цены на топливо растут и большие
компании зажимают одиночек, подобных мне, которые пытаются конкурировать с
нами.
     Мы закончили все приготовления как раз в то время, когда увидели  две
фигуры, прыгающие как кенгуру на ровной площадке, служившей на Джефферсоне
посадочным полем. Когда они отталкивались, взлетали облачка пыли, медленно
оседающей и образующие крошечные кратеры вокруг их ступней.  Ландшафт  был
мрачный, не было видно ничего, кроме камня, кратеров и большого  стального
шлюза  входа  в  "Свободный   Порт   Капитанов"   -   единственная   вещь,
напоминающая, что здесь живет несколько тысяч душ.
     Сейчас мы не видели шлюз, так  как  в  его  стороне  сияло  солнечное
горнило. На горизонте поблескивал большой ров-лед. Вода - одно из  главных
преимуществ  Джефферсона.  Около  десяти  тысяч   лет   назад   Джефферсон
столкнулся с ядром кометы и на нем осело много льда.
     Две фигуры достигли "Рогатки" и начали долгий подъем по  лестнице  ко
входу на корабль. Поднимались они быстро, и я нажал кнопку люка, чтобы они
могли войти.
     Джэд был по меньшей мере вдвое старше  меня,  но  выглядел,  как  все
люди, живущие при низком уровне гравитации, моложаво. На лбу у  него  было
несколько морщин, но он мог сойти за  пятнадцатилетнего  (по  марсианскому
летоисчислению). Его спутником оказался доктор Стюарт, которого я не знал.
Когда я был здесь в прошлый раз, тут был другой доктор, но он  работал  по
контракту, и на Джефферсоне  не  хватило  средств,  чтобы  содержать  его.
Стюарт был молодым парнем, не старше двадцати  лет,  рожденным  на  другой
стороне  Джефферсона,  когда  местные  жители   называли   свой   астероид
"Расчисткой", и когда Чернокожий Дак исчез из  колонии.  Он  получил  свое
образование, как и большинство людей в Поясе - по  телевизионному  экрану.
Телевизионные занятия давали многое, но они имели свои пределы. Жанет тоже
имела телевизионное медицинское  образование,  но  в  отличие  от  старины
Стюарта, она еще  имела  и  годичную  практику  в  Марсопорте  -  и  знала
недостатки телевизионной подготовки.
     Мы договорились с ней, что она не будет лечить детей  от  чего-нибудь
серьезного, если поблизости будет другой доктор,  но  выбор  между  ней  и
Стюартом был незначительный.
     - Все здоровы? - спросил Джэд.
     - Конечно. - Я взял вахтенный журнал, отыскал  то  место,  где  Жанет
записала: "Инфекционные больные отсутствуют", и показал журнал им.
     Стюарт с сомнением посмотрел на него.
     - Я лучше сам всех осмотрю.
     - Ради Христа, - сказал ему Джэд, дернул себя  за  усы  и  пристально
посмотрел на молодого доктора. - Капитан Ролло, дайте ему  провожатого,  а
мы с вами займемся иммиграционными формальностями.
     - Хорошо, - и я вызвал по интеркому  Пэм.  Она  наш  второй  старший.
Когда она спустилась, Джэд направил доктора Стюарта вместе с  ней  наверх.
Когда они вышли, он взял большую папку с въездными визами.
     По каким-то причинам на каждом астероиде, прежде, чем  разрешить  вам
покинуть корабль, желают знать всю вашу подноготную. Я так  никогда  и  не
узнал, что они делают со всей  этой  информацией.  Дальквист  и  я  начали
заполнять бланки под бормотание Джэда.
     -  Вы  из  Ваттевотховской  страховой  компании?  -  спросил   он   у
Дальквиста. - У вас здесь много дел?
     Дальквист оторвал взгляд от бланка.
     - Очень мало. Вы, в частности, можете помочь мне.  Страховым  агентом
здесь  был  Джой  Коллела.  Мне  нужно   отыскать   здесь   мисс   Барбару
Моррисон-Коллелу.
     - Джой Коллела? - Я, должно быть, сказал это очень удивленно,  и  они
взглянули на меня. - Я доставил Джой и  Барбару  на  Джефферсон.  Приятные
люди. Что с ними случилось?
     - Несчастный случай со смертельным исходом, - спокойно  сказал  Джэд.
Потом добавил. - Доктор Стюарт подписал акт.
     Джэд повернулся к  Дальквисту,  как  будто  ожидая,  что  тот  станет
задавать ему вопросы, но Дальквист снова уткнулся в свой бланк.
     Когда стало ясно, что он не собирается разговаривать на эту  тему,  я
спросил у Джэда:
     - Что-то было плохое в этом происшествии?
     Джэд пожал плечами, его губы были сжаты. Настроение  в  моем  корабле
определенно изменилось к худшему. Я был  уверен,  что  Джэд  знает  больше
того, что сказал. Но почему Дальквист не стал его расспрашивать?
     Еще кое-что приводило меня в недоумение. Джой и Барбара стали для нас
больше, чем пассажиры, они стали нашими друзьями. Я был уверен, что  мы  с
Джанет упоминали о них в разговорах, при которых присутствовал  Дальквист,
но он никогда ничего не говорил, что интересуется этой парой.
     Мы доставили их на Джефферсон пять  земных  лет  назад.  Они  недавно
поженились, Джою перевалило за шестьдесят, а  Барбара  была  вдвое  моложе
его. Он был прежде полевым агентом Хансена и вышел в  отставку  с  большой
премией. Они собирались вступить в какую-нибудь кооперативную компанию  на
Джефферсоне. Последний раз  я  встретил  их  здесь  два  года  назад.  Они
зарабатывали на Джефферсоне меньше всех, но выглядели счастливыми.
     - Где теперь Барбара? - спросил я у Джэда.
     - Работает в Вестхаусе, в конторе Джонни Перегрина.
     - С ней и с детьми все в порядке?
     Джэд пожал плечами.
     - Все помогают им, когда нужно. У них мало денег.
     - Они вложили много денег в Джефферсоновскую корпорацию, - сказал  я.
- Разве они не имели заявки на участие?
     - Премии от Джефферсоновской корпорации не  хватает  даже  на  уплату
воздушного налога, - проговорил Джэд незнакомым мне тоном.  Раньше,  когда
нам приходилось немного хуже, он всегда поднимал наше  настроение  глупыми
шутками и каламбурами. Но не теперь.
     Джэд замолчал, и тогда Пэм привела обратно  доктора  Стюарта.  Стюарт
записал в корабельном журнале, что мы все здоровы.
     - Вы готовы сойти на берег? - спросил он меня.
     - Люди ждут  вас,  капитан  Ролло,  в  Догхаусе,  -  сказал  Джэд.  -
Собралось очень много народа.
     - Сейчас, я только одену шлем.
     - Если вы не возражаете, я тоже пойду, - сказал Дальквист.
     - Я удивлюсь,  если  вам  удастся  встретиться  с  мисс  Коллелой,  -
возразил Джэд.
     - А я уверен, - сказал я ему. - Мы пошлем за  ней.  Догхаус  является
центром Джефферсона. Мы пригласим ее пообедать.
     - Из этого не выйдет ничего хорошего, -  резко,  но  с  извиняющимися
нотками, сказал Джэд.
     - Посмотрим, - я улыбнулся ему и распахнул люк воздушного шлюза.


     В Догхаусе не было никаких собак. У Джэда была одна, когда он впервые
прибыл на Джефферсон, поэтому его трактир и  получил  такое  название.  Но
собаки плохо переносят низкий уровень гравитации.
     Как и везде в Поясе, обстановка в баре Джэда была сделана из стали  и
стекла, за исключением того, что было из алюминия и титана. Бар размещался
в большой пещере, выбитой в скале.
     Здесь собралась большая  толпа,  как  бывало  всегда,  когда  в  Порт
Капитанов  прибывал  корабль.  В  баре  сделки  заключались  чаще,  чем  в
конторах. Вот поэтому Жанет и дети не отправились со мной. В  такой  толпе
часто отпускаются грубые замечания.
     Догхаус был большим  помещением,  в  которое  выходили  устья  многих
коридоров.
     Тут был присасывающийся пол, удерживающий  внизу  все,  что  на  него
падало. С правой стороны комнаты располагались столы и кресла. Столы имели
небольшие зажимы для чашек и бумаг. Здесь также были небольшие  кабины  по
внешней стороне периметра, служащие для частных бесед. Это  типичный  план
астероидного бара. Вы могли заниматься аукционом  на  большой  центральной
площадке, а для частных дел использовались кабинеты.
     Напитки, чтобы они не выплеснулись, находились в  закрытых  чашках  с
соломинками. Здесь можно  потратить  годы,  пытаясь  выпить  пиво  обычным
способом, а не через соломинку.
     Бар был заполнен до отказа. Большинство  клиентов  были  шахтерами  и
владельцами местных магазинов, но пара столов была занята агентами больших
компаний. Я указал Дальквисту на Джона Перегрина. - Он сможет  помочь  вам
найти Барбару.
     Дальквист улыбнулся своей слабой улыбкой бухгалтера  и  направился  к
столу Перегрина. За этим столом сидело  еще  несколько  человек.  Наиболее
важным из них был Хабиб аль-Шамлан, представитель Ирис-компании. Возле его
стола стояли два коренастых парня - вероятно, полицейские компании.
     Люди, входящие в  Джефферсоновскую  корпорацию,  сидели  отдельно,  и
пространство между их столами и столом  агентов  компании  было  небольшим
островком чистой нейтральной территории, в заполненной людьми комнате.
     Я кивнул главе Джефферсоновской компании Роде Хендрикс, которая  была
на  этом  астероиде  кем-то  вроде  главы  правительства.  С   ней   сидел
угрожающего вида крупный мужчина - Джон Хорнбиндер. Он постукивал по столу
дубинкой. Он до сих пор  продолжал  ковыряться  в  скалах,  надеясь  найти
богатство. По многим причинам большинство людей называли его "Рогач".
     Все уставились на меня, когда мы вошли, не обратив  особого  внимания
на Дальквиста. Он отошел в угол и заказал себе пива.
     Здешний этикет разрешал заниматься  бизнесом  в  баре.  Я  уселся  за
свободный столик посредине нейтральной территории и мальчик  Джэда  принес
мне большую кружку с крышкой на  шарнирах.  Я  взял  с  корабля  газеты  и
разложил их здесь.  Кто-то  принес  мне  новую  кружку  и  началась  общая
болтовня о том, что нового случилось в Поясе.
     Аль-Шамлан был нетерпеливее всех. После получаса обмена новостями  он
крикнул мне небрежным тоном:
     - Так что же вы привезли нам, капитан Кефард?
     Я вытащил копию грузовой ведомости  моего  корабля  и  пустил  ее  по
кругу.
     Все начали читать, а Джонни Перегрин расплылся в большой  улыбке  при
виде нового пункта списка.
     - О, говядина! - Он выглядел очень довольным, так как ему приходилось
кормить пятьсот рабочих.
     - Девять тонн, - объявил я.
     - По десять франков за кило? - спросил Джонни. - Я возьму все.
     - Пятнадцать, - сказал аль-Шамлан.
     Я сделал большой глоток пива и расслабился. Мы с Джанет поставили  на
случай и выиграли. Предполагал ли кто-нибудь два года  назад,  что  кто-то
осмелится броситься с грузом говядины по перемещенной  орбите?  Сюда  ведь
через несколько минут мог прибыть другой корабль, и тогда мои тонны ничего
бы  не  стоили.  Но  мы  с  Жанет  старались  следить   за   движением   и
местонахождением трамповых кораблей, подобных нам, и это снижало риск.
     Затем последовало еще несколько предложений от местных лавочников, но
только   большие   корпорации   предлагали   скупить   все   оптом.   Люди
Джефферсоновской корпорации мельчали. Я слышал, что их дела идут не  очень
хорошо. Но если горняки имеют деньги,  то  они  купят  говядину.  Говядину
вкусную,  как  настоящая  говядина.  Ее  можно   изготовить   из   пищевых
водорослей, но она будет  малоаппетитной,  и  поэтому  на  Джефферсоне  не
сажали водорослей и  не  вырабатывали  продукты  из  растительного  белка.
Уяснив, что в больших количествах заинтересованы только корпорации Ирис  и
Вестхаус, я продал им семь тонн, а остальное количество продал  небольшими
партиями. Я не забыл оставить двести килограммов для Джэда и  пожертвовать
городу Джефферсона. Остальное пошло по тридцать франков за килограмм.
     Было  еще  несколько  заходов  кружек.  Горняки  подходили   ко   мне
расспросить  о  друзьях,  которых  я,  может  быть,  встречал.   Некоторые
лавочники заключали новые сделки, торгуя тем, что купили у меня. Откуда-то
вынырнул Дальквист и сел со мной.
     - Дженни разыскала вашу клиентуру? - спросил я.
     Он кивнул.
     - Да. Как вы предлагали, я пригласил ее пообедать с нами.
     К нашему столу подошел Джонни Перегрин.
     - Капитан, ваш корабль может взять груз?
     - Конечно.
     Гул голосов стих. Наступило время заняться главным делом.
     Для Луны было дешевле покупать воду в  Поясе,  чем  доставлять  ее  с
Земли. Луна также покупала и металлы, хотя платила меньше, чем Земля.
     - Я думаю, что мы договоримся, - сказал аль-Шамлан.
     - Ха-ха, - со своего места к нам прислушивался Хорнбиндер.  Он  снова
захохотал. - Ирис-компания не имеет дейтерия для транспортировки  большого
груза. Нет его и у Вестхауса.
     Я взглянул на аль-Шамлана. По-видимому Хорнбиндер  сказал  правду,  у
аль-Шамлана и Перегрина был недовольный вид.
     - Это правда? - спросил я.
     Хорнбиндер и Рода подошли к столу.
     - Вспомни, ведь это мы посылали за тобой.
     - Да. - В моей сумке была их закладная на  пять  тысяч,  и  еще  пять
тысяч я получу, если я даром затрачу время. Я  поставил  им  крайний  срок
двадцать часов,  учитывая  то,  сколько  миллионов  километров  я  мог  бы
проделать за это время. - Серьезные люди, подобные вам,  держат  сделки  в
уме.
     Она усмехнулась. Она была крупной женщиной и тверда, как внутренность
астероида. Я знал, что ей шестьдесят лет, но  она  провела  большую  часть
жизни при низком уровне гравитации. Ее улыбка  была  малоприветливой,  она
походила сейчас на кота, ловящего крысу.
     - Как сказал Хорни, у нас здесь весь дейтерий. Если хочешь поддержать
Ирис и Вестхаус, то можешь заключить сделку с нами.
     - Кровавый ад! Мне по-видимому, не удастся использовать свой  корабль
так хорошо, как я надеялся.
     Хорнбиндер усмехнулся.
     - Как тебе теперь это понравится, чертов кровопийца?
     - Ты подразумеваешь меня? - спросил я.
     - Фацкинг  А.  Вы  прибыли  сюда  и  воспользовались  вашим  чертовым
кораблем в течении сотни часов. Фацкинг А, я подразумеваю вас.
     Я забыл, что со мной за столом сидит Дальквист.
     - Почему бы вам не купить собственный корабль? - спросил он.
     - Черт побери, кто вы такой? - потребовал от него ответа Хорни.
     Дальквист игнорировал его.
     - Вы не покупаете собственный корабль, потому что не можете позволить
себе это. Собственный корабль требует огромных капиталовложений.  Если  вы
не имеете прибыли, вы не сможете купить корабль и не отправите свой груз.
     Он говорил как профессор. Конечно, он был прав, но  он  говорил  так,
как я однажды слышал, старшие мои дети разговаривали с малышами. При  этом
всегда между ними завязывалась ссора и подобный же результат  получился  и
здесь.
     - Замолчи  и  сядь,  Хорни,  -  Роде  Хендрикс  обычно  повиновались,
Хорнбиндер пристально посмотрел на Дальквиста, но сел на стул.
     - Теперь поговорим о деле, - продолжила Рода.  -  Все  очень  просто,
капитан. Мы фрахтуем ваше судно на семьсот часов.
     - Это будет дорого стоить.
     Она взглянула на аль-Шамлана и Перегрина. У них был недовольный вид.
     - Я думаю, что знаю, как достать вам деньги.
     - Были времена, когда было можно все сделать очень изящно,  -  сказал
аль-Шамлан. Он посмотрел на Перегрина и заметил его  кивок.  -  Мы  готовы
заключить с вами соглашение, Рода. Вы получите наш лед. Мы должны  послать
груз. Это будет намного дешевле для всех нас, если  груз  пойдет  в  одной
капсуле. Каковы ваши условия?
     - Никаких, - ответила Рода. - Мы фрахтуем корабль капитана Ролло и он
заключает договор только с нами.
     - Я не понимаю, - сказал я.
     - Мы вам все объяснил, - проворчал Хорнбиндер.
     - Пятнадцать тысяч, - сказала Рода. - Пятнадцать тысяч,  -  повторила
она, - за фрахт вашего корабля. А также десять тысяч по вашей заявке.
     - Это не больше того, что я заплачу за ваш  лед,  -  сказал  я.  -  Я
обычно получаю пять процентов  стоимости  груза  и  клиент  снабжает  меня
реактивными массами. Лед стоит пару миллионов по прибытии на  Луну.  Здесь
он должен стоить дешевле, но даже со скидкой  в  будущем  эта  масса  воды
будет стоить не меньше миллиона франков.
     - Еще семнадцать  тысяч  потом,  -  сказала  Рода.  Это  было  что-то
неправдоподобное. Я  поднял  кружку  и  сделал  большой  глоток.  Когда  я
поставил ее, Рода сказала: - Восемнадцать тысяч плюс наши десять.
     - Захочет ли Вестхаус поделить с Ирисом половину  фрахта?  -  спросил
аль-Шамлан у Перегрина. Тот кивнул.
     Улыбка аль-Шамлана была ужасной.
     - Фрахтую ваш корабль для нас, капитан. Сто сорок  тысяч  франков  за
исключением использования корабля в течение шестисот  часов.  В  эту  цену
входит стоимость запуска капсулы с грузом и обеспечение  вас  дейтерием  и
реакторными массами.
     - Сто пятьдесят тысяч, - сказала Рода.
     - Сто семьдесят.
     - Двести. - Кто-то схватил ее за плечо и попытался что-то сказать ей,
но Рода оттолкнула его. - Я знаю, что делаю. Двести тысяч.
     Аль-Шамлан пожал плечами.
     - Вы выиграли. Мы можем подождать. -  Он  встал  из-за  стола.  -  Ты
идешь, Джонни?
     - Минутку. - Перегрин выглядел обеспокоенным. - Мисс Хендрикс,  какую
выгоду предполагаете извлечь из этого? Я  уверяю  вас,  что  мы  не  будем
платить за то, что вы, кажется, думаете, нам нужно.
     - Позвольте мне беспокоиться  об  этом.  -  У  нее  до  сих  пор  был
победоносный вид. Уплаченная цена, казалось, беспокоила ее меньше всего.
     - Хм, -  аль-Шамлан  потер  лоб.  -  Еще,  капитан.  Прежде,  чем  вы
заключите контракт с Родой, потребуйте, чтобы она показала вам ее  деньги.
Я буду очень удивлен, если  Джефферсоновская  корпорация  имеет  на  своем
счету двести тысяч. - Он повернулся  и  зашагал  к  выходу.  -  Вы  знаете
капитан, где меня найти, если сделка не состоится.
     Он вышел и его компания последовала за ним.  Потом  ушел  Перегрин  и
представители других компаний.
     Я удивляюсь, как я в этот момент не провалился в ад.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.066 сек.