Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Генри Райдер Хаггард Голубая портьера

Скачать Генри Райдер Хаггард Голубая портьера

I

     В полку его фамильярно называли Бутылкиным, а почему - толком никто  не
знал. Однако ходили слухи, что в Харроу он получил это прозвище из-за  формы
носа. Не то, чтоб нос его  очень  походил  на  бутылку,  но  внушительный  и
мясистый он изрядно закруглялся на конце. На самом  же  деле,  нашего  героя
окрестили  так  еще  в  детстве.  В  наше  время,  если  человека  наградили
прозвищем, обычно за этим  стоит  следующее:  во-первых,  он  добрый  малый,
во-вторых - хороший друг.  "Бутылкин",  иначе  говоря  Джон  Джордж  Перитт,
служивший в полку, в каком именно для нас  не  так  уж  и  важно,  полностью
соответствовал каждому из этих определений,  ибо  не  было  на  белом  свете
более добродушного человека и лучшего друга. Красивым его никак нельзя  было
назвать, разве что мясистый, круглый нос, пара маленьких, светлых  глаз  под
навесом густых бровей и большой, но  приятно  очерченный  рот  можно  счесть
образцом  мужской  красоты.  С  другой  стороны,  мужчина  он  был   видный,
осанистый с приятными манерами, хоть и молчун.
     Много лет назад Бутылкин влюбился в одну особу и весь полк знал  о  его
всепоглощающем чувстве, которое он и не скрывал.  В  его  прибранном  жилище
над кроватью висела фотография его единственной  избранницы,  которая  ни  у
кого не оставляла сомнений относительно его вкусов и пристрастий.  Даже  эта
тусклая фотография давала представление о том, что у  мисс  Мадлены  Спенсер
прелестная фигура и очаровательные глаза. Поговаривали, однако,  что  у  нее
ни гроша за душой, а поскольку  наш  герой  и  сам  не  метил  в  Ротшильды,
полковые кумушки нередко судачили о том, как же  он  будет  "выкручиваться",
когда дело дойдет до брака.
     В ту пору их полк  квартировался  в  Марицбурге,  но  срок  заграничной
службы истек и все с нетерпением ожидали, когда же их отзовут домой.
     Однажды  утром  Бутылкин  поехал  на  охоту  со  стаей  собак,   наспех
собранных вместе, которых держали при  гарнизоне.  Погоня  шла  успешно,  и,
проделав галопом семь или восемь миль,  они,  в  конце  концов,  подстрелили
свою  жертву  -  прекрасную  антилопу  ориби.  Такое  случалось  нечасто,  и
Бутылкин, привязав добычу  к  седлу,  вернулся  домой  радостный  и  гордый,
поскольку он был доезжачим в стае. Собак выпустили на рассвете, и  было  уже
около девяти утра, когда он, разгоряченный и  усталый,  скакал  по  тенистой
стороне  широкой  и  пыльной  Черч   стрит.   В   крепости   перед   зданием
правительства выстрелила пушка, возвещая о прибытии почты.
     Для него прибытие почты означало  одно,  а  то  и  все  два  письма  от
Мадлены, а, может быть, и радостное известие, например, приказ  о  выходе  в
море. С сияющей улыбкой он помчался домой,  принял  ванну  и  переоделся,  а
потом отправился завтракать в гарнизонную столовую  в  предвкушении  письма.
Но корреспонденция в тот день оказалась  весьма  обширной,  и  у  него  было
вдоволь времени, чтобы съесть завтрак. Он сидел на уютной веранде под  сенью
бамбуков и камелий и курил трубку, пока, наконец, не  появился  ординарец  с
почтой. Бутылкин тотчас же удалился  в  комнату,  выходившую  на  веранду  и
спокойно  встал  рядом,  не  желая  выдавать  своих  чувств,   пока   офицер
сортировал письма. Наконец, ему вручили его конверт,  где  лежало  несколько
газет  и  одно  единственное  письмо,  и  он  вернулся  на  веранду   слегка
разочарованный, поскольку ждал вестей  от  брата  и  возлюбленной.  Медленно
раскурив трубку - он принадлежал к числу тугодумов и  медлителей  -  а  ведь
известно, что растягивая удовольствие, вы лишь усиливаете его, -  он  уселся
в  огромном  кресле  напротив  расцветшей  накануне  камелии  с   блестящими
глянцевитыми лепестками, вынул письмо и начал читать:
     "Дорогой Джордж!"
     - Боже милостивый! - подумал он про себя, -  в  чем  дело?  Она  всегда
обращалась ко мне "Мой милый Бутылкин!"
     "Дорогой Джордж, - снова начал он, -  даже  не  знаю,  с  чего  начать.
Слезы застилают глаза, а когда я думаю, что ты читаешь  мое  письмо  в  этой
жуткой стране, я начинаю рыдать еще сильнее. Слушай же!  Лучше  сказать  все
сразу, - потому что отсрочкой делу не поможешь -  между  нами  все  кончено,
мой дорогой и любимый Бутылкин!"
     - Все кончено! - задохнулся он.
     "Я не знаю, как  поведать  тебе  эту  печальную  историю,  -  читал  он
дальше, - но если уж рассказывать - то с самого начала. Месяц  назад  вместе
с отцом и теткой я поехала на бал в Афертон и там  встретила  сэра  Альфреда
Кростона, джентльмена средних лет, который несколько раз пригласил  меня  на
танец. Я не обратила на него особого внимания, но он был столь  обходителен,
что, когда мы вернулись домой, моя тетка - ты знаешь ее мерзкий  характер  -
поздравила меня с победой. На следующий день он  нанес  нам  визит,  и  папа
пригласил его к обеду. Он повел меня к столу,  а  перед  тем,  как  уходить,
сказал мне, что собирается остановиться в местной  гостинице  "Джордж  инн",
чтобы половить форель в нашем озере. А потом стал приходить каждый  день,  и
когда я выходила погулять, всегда встречал меня и  был  очень  мил  и  добр.
Наконец,  однажды  он  предложил  мне  выйти  за  него  замуж,  а  я  ужасно
рассердилась и сказала, что помолвлена с военным,  который  служит  в  Южной
Африке. Он рассмеялся и сказал, что Южная Африка далеко, а  я  с  ненавистью
посмотрела на него. В тот вечер папа и тетя прямо-таки напали на меня  -  ты
ведь знаешь, они оба не одобряют нашу помолвку, а тут  они  начали  убеждать
меня, что наша связь совершенно бессмысленная, что, если я  откажу  ему,  то
буду полной идиоткой. Так все и тянулось, поскольку отказа он  не  принимал,
и, наконец, я дала согласие. Они не оставляли меня в покое,  и  папа  умолял
меня принять предложение ради него. Отец убедил меня, что  этот  брак  будет
удачным и, кажется, я уже помолвлена. Дорогой, дорогой. Джордж,  не  сердись
на меня - это не моя вина, и думаю, мы все равно не могли бы пожениться -  у
нас ведь так мало денег. Я очень, очень люблю тебя, но я не в  силах  ничего
изменить. Я надеюсь, что ты не забудешь меня и не женишься на  другой  -  по
крайней мере не сейчас - одна мысль об этом повергает меня  в  ужас.  Напиши
мне и скажи, что ты не забудешь меня и что ты не сердишься. Если  хочешь,  я
верну твои письма. Можешь сжечь и мои - я не возражаю. Прощай,  родной  мой!
Если бы ты только знал, как мне тяжело! Тетушке  легко  говорить  о  брачном
контракте и брильянтах, но кто мне заменит тебя? Прощай, дорогой мой,  я  не
могу больше писать - голова раскалывается. - Твоя Мадлена Спенсер."
     Когда Джордж Перитт, он же Бутылкин, прочел и перечел это послание,  он
аккуратно сложил его и в своей обычно спокойной  манере  опустил  в  карман.
Затем сел и пристально посмотрел на цветы камелии,  которые  показались  ему
сейчас блеклыми и туманными, словно  их  разделяло  пятьдесят  ярдов,  а  не
несколько шагов.
     - Да, это удар, - сказал он себе. - Бедная  Мадлена!  Как  она,  должно
быть, страдает!
     Потом встал и нетвердой походкой, совершенно  раздавленный,  направился
в свое жилище и, взяв лист бумаги, написал следующее письмо:
     "Дорогая Мадлена! Я получил твое письмо с вестью  о  расторжении  нашей
помолвки. Не хочу говорить о себе, когда ты так страдаешь. Скажу  одно:  для
меня это удар.  Я  любил  тебя  столько  лет,  наверное,  с  самого  раннего
детства, и потерять тебя теперь -  очень  трудно.  Я  надеялся,  что  получу
должность адъютанта в милицейском полку и мы сможем  пожениться.  Думаю,  мы
бы прожили на пятьсот фунтов в год, хотя, возможно,  я  не  в  праве  ждать,
чтобы ты отказалась от комфорта  и  удовольствий,  к  которым  привыкла,  но
боюсь, когда человек влюблен,  он  склонен  к  эгоизму.  Однако  все  это  в
прошлом, и без всяких недомолвок скажу: я и помыслить не могу о  том,  чтобы
стоять у тебя на пути. Я слишком люблю тебя, Мадлена, а  ты  слишком  хороша
собой и слишком изыскана, чтобы выйти замуж  за  бедного  младшего  офицера,
которому ничего не светит, кроме его  оклада.  Верю  в  то,  что  ты  будешь
счастлива. Я не прошу, чтобы ты слишком часто думала обо мне, может быть,  в
мирном  настроении  ты  иногда  вспомнишь  своего  старого  возлюбленного  -
уверен, что никто не дорожил тобою больше, чем я. Не  бойся,  что  я  забуду
тебя или женюсь на ком-нибудь. Я не сделаю ни  того,  ни  другого.  На  этом
должен закончить письмо, чтобы  успеть  отправить  его  с  уходящей  почтой.
Наверное, все уже сказано. Это тяжкое испытание - очень  тяжкое,  но  нельзя
поддаваться унынию и слабости. Меня немного утешает то, что ты "вырастешь  в
должности", как говорят между  собою  слуги.  Прощай,  Мадлена.  Храни  тебя
Бог, - вот моя ежедневная молитва. Джордж Перитт."
     Едва он закончил письмо и торопливо отправил  его  с  уходящей  почтой,
как раздался зычный голос: "Старина  Бутылкин,  пойдем  ко  мне,  поговорим,
вышел приказ, что мы снимаемся с места через две недели, а  затем  показался
и сам обладатель звонкого голоса, другой  младший  офицер,  закадычный  друг
нашего героя. "Ты, кажется,  ничуть  не  рад?"  -  проговорил  он  сорванным
голосом, заметив, что у приятеля удрученный и несколько оцепенелый вид.
     - Да нет, ничего особенного. Итак, вы отбываете через две недели?
     - Что значит: "вы". Мы все отбываем, все от полковника до барабанщика.
     - Наверное, я не поеду, Джек, - последовал уклончивый ответ.
     - Послушай, старина, ты с ума сошел или пьян?
     - Нет, не думаю, может быть, сошел с ума, но точно не пьян.
     - Тогда что ты имеешь в виду?
     - Я имею в виду, что, короче,  я  высылаю  свои  бумаги.  Мне  нравится
здешний климат - короче, я собираюсь стать фермером.
     - Высылаешь бумаги! Хочешь стать фермером в этой  богом  забытой  дыре.
Ты, наверное, пьян.
     - Нет, отнюдь. Сейчас только десять часов.
     - А как же твоя свадьба и девушка, с которой  ты  помолвлен  и  которую
так хотел увидеть? Она тоже займется фермерством?
     Бутылкин вздрогнул.
     - Нет, видишь ли,  как  бы  это  сказать,  одним  словом,  с  этим  все
кончено. Моя помолвка расторгнута.
     - Вот это да! - сказал приятель и неуклюже ретировался.


II

     Прошло двенадцать лет, как Бутылкин отправил свои бумаги и  много  воды
утекло с тех пор. Случилось так, что  единственный  и  старший  брат  нашего
героя, благодаря  неожиданному  развитию  чахотки  у  законных  наследников,
получил титул баронета и восемь тысяч годового  дохода,  а  сам  Бутылкин  -
скромное, но для него вполне достаточное состояние в  восемь  сотен  фунтов.
Когда до него дошла эта весть, он  сражался  в  чине  капитана  добровольных
войск в одной из  многочисленных  войн  в  колонии  Кейп.  Он  довоевал  эту
кампанию, а затем,  уступив  просьбам  брата  и  собственному  естественному
желанию побывать на  родине  после  четырнадцатилетнего  перерыва,  вышел  в
отставку и вернулся в Англию.
     Таким образом, следующее действие этой маленькой драмы  разворачивается
не на южно-африканских пастбищах и не в свежевыкрашенном колониальном  доме,
а в удобнейших апартаментах сэра Юстаса Перитта  -  холостого  брата  нашего
героя,  проживавшего  в  Олбани.  И  вот  прежний  Бутылкин,  только   более
внушительный,  застенчивый  и  подурневший,  с  шрамом   через   всю   щеку,
полученным от метательного копья, сидит  в  очень  удобном  кресле  напротив
затопленного камина, - на  дворе  ноябрь.  Напротив  него  расположился  его
брат - совсем иной экземпляр рода человеческого. С  пристальным,  участливым
любопытством смотрит он на нашего  героя  сквозь  стекла  очков.  Сэр  Юстас
Перитт  -  хорошо  сохранившийся  джентльмен  неопределенного  возраста   от
тридцати до пятидесяти. Выглядит он истинным лондонцем. Глаза горят,  фигура
поражает такой выправкой, что ему вполне можно дать  тридцать  лет.  Но  при
более  близком  знакомстве,  оценив  его   превосходное   знание   жизни   и
добродушный, но глубочайший цинизм, которым  насквозь  пропитана  его  речь,
точно так же, как  запахом  лимона  бывает  пропитан  ромовый  пунш,  вы  бы
отодвинули день его рождения на много лет назад. На  самом  же  деле  -  ему
ровно сорок - ни больше,  ни  меньше,  при  этом  он  одновременно  сохранил
моложавый вид и приобрел  зрелость  и  опыт,  благоразумно  воспользовавшись
всеми возможностями, которые выпали ему в жизни.
     - Мой дорогой Джордж, - сказал сэр Юстас, обращаясь к брату, -  он  был
полон решимости похоронить,  наконец,  через  столько  лет  эту  ненавистную
кличку "Бутылкин".
     - Давненько не испытывал я такой радости.
     - Какой радости?
     - Видеть тебя - какой же еще? Когда ты показался на  корабле,  я  сразу
же узнал тебя. Ты совсем не изменился, разве что потолстел.
     - Ты тоже, Юстас, разве что похудел. Объем талии у тебя уменьшился.
     - Ах, Джордж, когда-то я любил  пиво  -  одно  из  моих  многочисленных
заблуждений. В сущности, за свою долгую жизнь я понял, что почти все  в  ней
было заблуждением и суетой сует.
     - Кроме самой жизни, да?
     - Вот именно. У меня  нет  ни  малейшего  желания  последовать  примеру
наших злосчастных кузенов, - со вздохом  ответил  он,  -  чьими  стараниями,
однако, мы обязаны нашему поправившемуся финансовому  положению,  -  добавил
он, просветлев.
     В комнате воцарилось молчание.
     - Четырнадцать лет - долгий срок, правда, Джордж, ты, наверное,  немало
повидал за эти годы?
     - Это уж точно. А сколько людей поживились за казенный счет в армии.
     - Но сам-то ты, конечно, держался в стороне?
     - Да, на хлеб насущный мне хватало, а большего я и не заслужил.
     Сэр Юстас подозрительно посмотрел на брата  сквозь  стекла  очков.  "Ты
слишком скромен, - проговорил он. - Так не годится. Если  хочешь  преуспеть,
нужно быть о себе более высокого мнения."
     - Но я не хочу преуспеть.  Меня  вполне  устраивает  мой  заработок,  а
скромен я от того, что видел множество более достойных людей.
     - Но теперь тебе  не  надо  думать  о  заработке.  Что  ты  собираешься
делать? Будешь жить в городе? Я могу тебя ввести в  самое  лучшее  общество.
Будешь настоящим светским львом с этим шрамом на щеке, - кстати,  ты  должен
рассказать, откуда он  у  тебя?  А  потом,  ты  знаешь,  если  со  мной  что
случится,  ты  унаследуешь  титул  и  поместье.  Вполне  достаточно,   чтобы
поддержать тебя.
     Бутылкин неловко заерзал в кресле.
     - Спасибо  тебе,  Юстас,  но  знаешь  ли,  мне  не  нужно,  чтобы  меня
поддерживали, ничего мне не нужно. Я бы скорее вернулся в  Южную  Африку,  в
полк. Да, да. Я не переношу чужих людей, высшее общество и все такое.  Я  не
их поля ягода, в отличие от тебя.
     - Тогда  что  же  ты  собираешься  делать?  Женишься  и  поселишься  за
городом?
     Бутылкин покраснел - сквозь загорелые  щеки  выступил  легкий  румянец,
что  не  укрылось  от  его  наблюдательного  брата.  "Нет,  я  не  собираюсь
жениться, конечно, нет."
     - Кстати говоря, - небрежно заметил сэр Юстас, -  вчера  я  видел  твою
прежнюю любовь, леди Кростон, и сказал ей, что ты возвращаешься  домой.  Она
теперь прелестная вдова.
     - Что!?  -  воскликнул  ошеломленный  брат,  медленно  приподнимаясь  в
кресле. - У нее умер муж?
     - Да, умер год назад, и тем лучше для него. Он меня назначил  одним  из
своих душеприказчиков, не знаю почему - мы всегда недолюбливали друг  друга.
Мне кажется, он  был  одним  из  неприятнейших  людей,  каких  мне  довелось
встретить в этой  жизни.  Говорят,  он  своей  жене  попортил  много  крови.
Впрочем, поделом ей.
     - Почему поделом?
     Сэр Юстас пожал плечами.
     - Когда  бессердечная  девчонка  обманывает  юношу,   с   которым   она
помолвлена, и ее покупает старое животное, пожалуй, она  заслуживает  всего,
что имеет. Данная особа заслужила гораздо худшего, на самом деле  ей  крупно
повезло - гораздо больше, чем она рассчитывала.
     Его брат снова присел, прежде, чем дать ему сдержанный ответ: "Тебе  не
кажется, что ты очень суров к ней, Юстас."
     - Суров к ней? Нет, ничуть. Из всех ничтожных женщин, которых  я  знаю,
она самая ничтожная. Ну скажи, как она отнеслась к тебе?
     - Юстас, - почти резко вклинился в разговор его  брат,  -  если  ты  не
возражаешь, я прошу, чтобы ты не говорил о ней так в моем присутствии. Я  не
могу - короче, мне не нравится.
     У сэра Юстаса вылетело из глаза пенсне - так  широко  он  раскрыл  его,
уставясь на брата. "Послушай, дорогой мой, не хочешь ли ты сказать,  что  ты
по-прежнему неравнодушен к этой женщине?"
     Его брат неловко повернулся в низком стуле: "Не  знаю,  равнодушен  или
нет, но мне не нравится, когда ты говоришь о ней в таком тоне."
     Сэр Юстас слегка присвистнул. "Прости,  если  обидел  тебя,  старик,  -
сказал он. - Я не знал, что наступаю на больную мозоль. Должно быть,  только
в Южной Африке остались такие верные люди. Здесь  "святые  чувства"  умирают
быстрее. Мы меняем их, как перчатки, каждые двенадцать лет."


III

     В ту ночь Бутылкин долго  не  ложился.  Сэр  Юстас,  вечно  озабоченный
своим  здоровьем,  старался  не  засиживаться  допоздна,  если  была   такая
возможность, и сегодня видел уже третий сон, в то время как его  брат  курил
трубку за трубкой и размышлял. Много раз он сидел в той  же  задумчивости  в
фургончике,  затерянном  в  глуши  африканских  пастбищ,  или  стоял   возле
водопадов на  реке  Замбези,  преображенных  луною  в  стремительные  потоки
жидкого серебра,  или  одиноко  сидел  в  своей  палатке  посреди  уснувшего
лагеря.  У  этого  чудаковатого,  молчаливого  человека  вошло  в   привычку
размышлять долгими ночными часами, когда долго не  шел  сон.  С  годами  эта
привычка стала ахиллесовой пятой его организма.
     Что до его размышлений,  то  их  было  множество,  но  в  основном  они
отражали ту причудливую  созерцательную  сторону  его  природы,  которую  он
никогда не приоткрывал постороннему взору.  Мечты  о  счастье,  ни  разу  не
выпавшего на его долю за всю  прошлую  жизнь,  полумистические,  религиозные
размышления о величии неведомых миров,  окружающих  нас,  грандиозные  планы
возрождения всего человечества - все это составляло предмет его раздумий.
     Но существовала одна главная мысль, неподвижная звезда в его  сознании,
вокруг которой непрерывно вращались все остальные, переняв ее свет  и  цвет,
и это была мысль о Мадлене Кростон, женщине, с  которой  он  был  помолвлен.
Долгие годы прошли с тех пор, как он видел ее лицо в последний  раз,  и  все
же оно всегда было рядом. Кроме редких упоминаний ее  имени  в  какой-нибудь
светской хронике, - кстати говоря, он годами  выписывал  несколько  газет  и
нарочно выискивал там это имя - до сегодняшнего дня он  ни  разу  не  слышал
его из чужих уст. И тем не менее со всей глубиной и силой  своей  натуры  он
помнил о ней. То, что она оставила его и вышла замуж за  другого,  нисколько
не поколебало  его  любви.  Когда-то  она  любила  его,  а  значит,  он  был
вознагражден  за  пожизненную  верность.  Он  не  был  тщеславен.  Все   его
тщеславие сосредоточилось на  Мадлене,  и,  когда  эта  мечта  рухнула,  все
остальное рухнуло вместе с нею, рассыпавшись в прах.  Он  попросту  выполнял
свой долг, в чем бы он ни заключался, как велел ему Господь, не  боясь  быть
обвиненным в чем-нибудь и  не  надеясь  на  похвалу,  избегал  мужчин  и  по
возможности  не  общался  с  женщинами,   довольствовался   своим   скромным
заработком, а что касается остального -  нисколько  не  выделялся,  держа  в
секрете свою тайную и безнадежную страсть.
     А теперь оказалось, что Мадлена - вдова, а это означало, -  его  сердце
начинало радостно биться при  одной  мысли  об  этом  -  что  она  свободна.
Мадлена - свободная женщина и сейчас находится  в  трех  минутах  ходьбы  от
него. Их уже не разделяют морские просторы. Он  встал,  подошел  к  столу  и
заглянул в Красную Книгу, лежавшую на  нем.  Там  был  ее  адрес  -  дом  на
Гросвенор стрит. Не справившись с  порывом  чувств,  он  вышел  из  комнаты.
Прийдя в свою собственную, он взял свой макинтош  и  круглую  шляпу  и  тихо
вышел из дому. Было два часа утра, лил сильный дождь и дул резкий ветер.
     Ребенком он бывал в Лондоне и помнил главные улицы, так что  без  труда
дошел от Пикадилли до Парк Лейн, где  по  данным  Красной  Книги  начиналась
Гросвенор  стрит.  Но  найти  саму  Гросвенор  стрит  оказалось  значительно
сложнее - в такую ночь и в такой час спросить некого, а маловероятней  всего
встретить полицейского. В конце концов, он  нашел  его  и  поторапливающимся
шагом заспешил вниз по улице. Он не мог сказать,  куда  он  так  спешит,  но
этот подчинявший его себе ритм все время подгонял его.
     Вдруг  он  запнулся  и  начал  разглядывать  номер  дома  при   слабом,
мерцающем свете от ближайшего фонаря. Это был ее дом,  теперь  их  разделяло
всего несколько футов тротуара и четырнадцать  инчей  кирпичной  кладки.  Он
перешел на другую сторону улицы и взглянул на дом, но с трудом различал  его
сквозь проливной дождь. Кругом никаких  признаков  жизни.  Свет  в  доме  не
горит. Но свет и жизнь трепетали в  сердце  безмолвного  наблюдателя.  Кровь
бежала  наперегонки  с  мыслями,  толкавшимися  в  уме.  Он  стоял  в  тени,
пристально глядя на мрачный дом, не  обращая  внимания  на  резкий  ветер  и
проливной дождь, и чувствовал, как вся его жизнь и  дух  уходят  из-под  его
власти. И даже шторм, бушевавший вокруг, казалось, ничего не значит рядом  с
судорогами,  сотрясавшими  все  его  естество,  в   этот   миг   безумия   и
одновременно счастья. И как внезапно это возникло, точно также  стремительно
и схлынуло, оставив его стоять там с холодным ощущением безумия  в  мозгу  и
промозглой погоды во всем теле, ибо  в  такую  ночь  макинтош  и  пальто  не
спасли бы даже  самого  пылкого  любовника.  Он  поежился  и,  повернувшись,
направился назад  в  Олбани,  искренне  застыдившись  самого  себя  и  своей
полночной экспедиции и искренне радуясь, что о ней  никто  не  знает,  кроме
него самого.
     На следующий день Бутылкин - для удобства будем  называть  его  прежним
именем - должен был повидаться с адвокатом в связи с  деньгами,  которые  он
унаследовал, и еще поискать коробку, затерявшуюся на корабле,  затем  купить
шляпу с высокой тульей, которую он не надевал вот уже четырнадцать лет,  так
что уже было полчетвертого, когда он попал в Олбани. Здесь  он  надел  новую
шляпу, которая как-то несуразно смотрелась на нем, и  новое  черное  пальто,
которое сидело как  влитое,  и  отбыл  по  направлению  к  Гросвенор  стрит,
яростно сражаясь с парой перчаток, тоже недавно приобретенных.
     Через четверть часа он добрался до дому, уже хорошо зная путь  к  нему.
Бросив мимолетный взгляд на то место, где стоял прошлой ночью,  он  поднялся
вверх по лестнице и позвонил в звонок. Хотя с  виду  он  казался  достаточно
храбрым - вернее внушительным - широкоплечий с большим шрамом  на  бронзовом
лице, в груди его гнездился ужас. Однако времени на то, чтобы  углубиться  в
это чувство, у него было немного, поскольку привратник, все  еще  облаченный
в траурные одежды по случаю чужого несчастья, открыл дверь  с  поразительным
проворством  и  его  ввели  наверх,  в  небольшую,  но  богато  обставленную
комнату.
     Мадлены в комнате не было, хотя судя по кружевному платку, упавшему  на
пол возле небольшого стула, и раскрытому роману,  оставленному  на  плетеном
столе, она только  что  вышла.  Привратник  ушел,  проговорив  торжественным
шепотом, что "госпоже" будет доложено, оставив нашего героя  наедине  с  его
переживаниями. Принадлежа к тем людям,  в  которых  любое  ожидание  вселяет
беспокойство, он принялся рассматривать картины и фарфор и даже  приблизился
к паре очень тяжелых, голубых бархатных портьер, которые явно  сообщались  с
другой комнатой,  и  заглянул  через  них  в  значительно  более  просторное
помещение, где стояла мебель в чехлах, напоминавших приведения.
     Эта печальная картина заставила его отступить, и, в  конце  концов,  он
замер на коврике перед камином и стал ждать. "Не рассердится ли она на  меня
за этот непрошенный визит? - спрашивал он себя. - Не напомнит  ли  он  ей  о
том, что ей хотелось бы забыть. Но может быть, она и так все забыла  -  ведь
сколько времени прошло. Интересно, сильно ли она изменилась? А может, он  ее
не узнает? Возможно." Тут  он  поднял  глаза  и  увидел,  как,  выступая  из
голубых бархатных складок, появилась Мадлена во всем  блеске  и  великолепии
красоты, без малейших следов  возраста,  по  крайней  мере  в  этих  тусклых
ноябрьских  сумерках.  Она  стояла  перед  ним,   чуть   приоткрыв   красиво
очерченный рот, словно собравшись  сказать  что-то,  а  во  взгляде  больших
темных глаз таилось  смутное  любопытство  и  грудь  ее  слегка  вздымалась,
словно от волнения.
     Бедный Бутылкин! Одного взгляда оказалось достаточно. Не  пристать  ему
к благословенной гавани развеянных иллюзий. Через пять  секунд  он  уже  был
далеко в море - и много дальше, чем прежде. Когда она  осознала,  кто  стоит
перед нею, она слегка опустила глаза  -  и  он  увидел  загибающиеся  кверху
ресницы, закрывавшие полщеки, и сделал шаг навстречу.
     - Здравствуй!  -  тихо  сказала  она,  протягивая  ему   свою   тонкую,
прохладную руку.
     Он взял эту руку и пожал ее, но сказать ничего не мог,  хоть  убей.  Ни
одна из заранее приготовленных речей не приходила в голову. Однако  жестокая
необходимость сказать хоть что-нибудь висела над ним.
     - Здравствуй! - воскликнул  он,  рванувшись  вперед.  Сейчас  -  сейчас
очень холодно, да?
     Это замечание прозвучало,  как  признание  в  полном  и  анекдотическом
фиаско, так что леди Кростон не могла не рассмеяться.
     - Я вижу, - сказал она, что ты так и не преодолел свою робость.
     - Столько времени прошло с тех пор, как мы не виделись, - выпалил он.
     - Я очень рада видеть тебя, - последовал ее  простой  ответ.  -  Теперь
присаживайся и поговорим. Расскажи мне все о себе. Стоп  -  прежде,  чем  ты
начнешь - одна любопытная вещь. Знаешь, прошлой ночью я видела сон о тебе  -
такой странный, болезненный сон. Мне снилось, что я сплю в своей  спальне  -
так оно и было на самом деле, - дул сильный ветер и хлестал дождь  -  и  все
это тоже именно так и было - так что ничего удивительного  в  этом  нет.  Но
тут и начинается самое удивительное. Мне снилось, что ты стоишь  под  дождем
и ветром и глядишь на меня, словно ты  совсем  рядом.  Я  не  видела  твоего
лица, потому что ты стоял в темноте, но знала, что это ты. Потом я  внезапно
проснулась. Сон был таким ярким. А теперь ты пришел ко  мне  после  стольких
лет.
     Он неловко приподнял ноги. Ее сон напугал его - что не  удивительно.  К
счастью, в этот момент в комнату  вошел  величественный  лакей  и,  сервируя
чай, спросил, нужно ли зажечь свет.
     - Нет, - сказала леди Кростон, - только подбросьте немного  поленьев  в
камин. Она знала, что лучше всего смотрится в полутьме.
     Затем, когда она подала ему чаю, умилив его тем, что до сих пор  помнит
о его нелюбви к сахару, стала его допытывать о походной жизни.
     - Кстати, - проговорила она,  -  может  быть,  ты  мне  расскажешь  эту
историю. Несколько дней назад я купила для своего  мальчика  одну  книгу  (у
нее было двое детей) - про бравые подвиги и все такое,  и  там  был  рассказ
про добровольца в Южной Африке  (имя  его  не  упоминалось),  который  очень
заинтересовал меня. Ты что-нибудь  слышал  про  это?  Дело  было  так:  один
офицер командовал фортом, где  стояли  войска,  которые  должны  были  вести
боевые действия против вождя местного  племени.  Когда  этот  офицер  был  в
отъезде, местный военачальник выбросил  белый  флаг  перед  фортом,  который
обстреляли несколько добровольцев,  потому  что  в  той  армии,  попросившей
перемирие, находился один человек, на  которого  они  имели  зуб.  Сразу  же
после этого прибыл офицер и ужасно рассердился, что англичане могли  учинить
подобное бесчинство, в то время как их долг состоял в том, чтобы  показывать
всему миру, что такое честь.
     - Здесь начинается самая героическая часть нашей истории. Не говоря  ни
слова и не обращая внимания на настойчивые  просьбы  своих  солдат,  которые
знали, что он скорее всего умрет под пытками: он  был  такой  смельчак,  что
туземцы назначили очень высокую цену за его голову, желая убить  его,  а  из
тела сделать себе снадобье, чтобы стать таким же храбрым,  как  и  он,  этот
офицер выехал в горы в сопровождении одного переводчика,  захватил  с  собой
белый платок и подъехал к  крепости.  Когда  туземцы  увидели  его  с  белым
платком в руках, они не стали  стрелять,  как  его  солдаты,  поскольку  так
изумились его смелости, что решили, будто он сумасшедший  или  одержимый.  А
он подъехал  к  самому  подножью  их  крепости,  позвал  их  предводителя  и
попросил прощения за все, что произошло, а затем поехал обратно в целости  и
невредимости. Вскоре их вождь, захватив нескольких добровольцев, которые  по
всем правилам должны были умереть под пытками,  отпустил  их  с  запиской  к
офицеру, чтобы продемонстрировать, что не только он может  вести  себя,  как
джентльмен. Кто этот человек? Ты не знаешь?
     Бутылкин смутился, ведь это был случай из его жизни, но  ее  похвала  и
воодушевление вызвали в нем законную гордость.
     - Кажется, это участник войны  в  Базуто,  -  увиливая,  сказал  он  со
странной неуклюжестью.
     - А, значит, все это правда?
     - Да, отчасти. Ничего геройского тут нет. Одна  суровая  необходимость.
Нужно было доказать им, что наша честь чего-то стоит.
     - Но кто этот человек? - спросила  она,  подозрительно  глядя  на  него
своими темными глазами.
     - Человек! - запнулся он. - Ах, человек - короче... Тут он умолк.
     - Короче, Джордж, - встряла она, впервые  назвав  его  по  имени,  этот
человек был ты, и я ужасно горжусь тобой, Джордж.
     Ему был ненавистен этот разговор, он не мог слышать лести даже от  нее.
Он был настолько застенчив,  что  никогда  никому  не  рассказывал  об  этом
эпизоде - он всплыл какими-то окольными путями.  И  все  же  он  не  мог  не
испытывать радости от того, что она узнала об этом случае.  Для  него  очень
много значило, что она  была  так  взволнована,  а  ее  сверкавшие  глаза  и
вздымавшаяся грудь явно  свидетельствовали  о  том,  что  она  действительно
взволнована.
     Он поднял глаза, и взгляды их встретились; комната тонула в темноте,  и
яркое пламя от поленьев, которые слуга положил в огонь, играло на  ее  лице.
Его глаза встретились с ее, и в них было такое выражение,  от  которого  ему
некуда было спрятаться, даже если бы и хотелось. Она откинула голову  назад,
так что корона  ее  блестящих  волос  легла  на  спинку  стула,  и  в  таком
положении могла глядеть ему прямо в лицо.  Он  встал  у  камина.  Медленная,
прелестная улыбка заиграла на этом  обворожительном  лице,  и  темные  глаза
стали мягкими и лучистыми, словно в них сверкнули слезы.
     Через секунду все кончилось так, как она и думала, и как оно  и  должно
было кончиться. Огромный,  сильный  человек  стоял  перед  ней  на  коленях,
держась  одной  рукой  за  стул,   а   другой   сжав   ее   тонкие   пальцы.
Нерешительность и неуклюжесть  исчезли,  напор  долго  сдерживаемой  страсти
вдохновлял его, и на одном дыхании он рассказал ей,  как  он  страдал  из-за
нее все эти годы одиночества и  безнадежного  отчаяния,  рассказав  все  без
утайки.
     Многого она не поняла, с  ее  мелковатым  воображением  и  подрезанными
крыльями невозможно было подняться до высот его страсти.  Раз  или  два  его
возвышенные идеи заставили ее улыбнуться, с ее представлениями  о  жизни  ей
казалось смешным, что мужчина может так относиться к  какой-нибудь  женщине.
И когда он, наконец, окончил свою исповедь,  она  и  не  пыталась  ответить,
чувствуя, что ее сила в молчании, да и что тут скажешь?
     По крайней мере единственный аргумент, который она пустила в  ход,  был
чисто женский, но исключительно действенный: она склонила к нему свое  лицо,
и он целовал его снова и снова.


IV

     Прилив чувств, который переполнял нашего героя, когда  тот  возвращался
в Олбани, чтобы переодеться к обеду (в  тот  вечер  он  должен  был  обедать
вместе с братом в клубе), был  настолько  необыкновенным,  что  он,  образно
выражаясь, буквально подкосил  его.  Давно  свыкшись  с  этой  несчастной  и
главной страстью своей жизни, он не мог поверить в удачу. Неужели  он  вновь
завоевал Мадлену - нет, это слишком невероятно.
     В тот вечер сэр Юстас пригласил к обеду двух своих  знакомых,  один  из
которых  являлся  заместителем  министра  колоний.  В  скором  времени   ему
предстоял жесточайший перекрестный допрос в Парламенте  по  южноафриканскому
вопросу и он с радостью ухватился  за  возможность  пристрастно  расспросить
обо всем человека, столь  сведущего  в  данном  предмете.  Но  обнадеженного
заместителя министра постигло разочарование, ибо  он  не  выведал  у  нашего
героя ничего путного. Почти весь  обед  тот  молчал  и  откликался  лишь  на
прямые вопросы, да  и  то  отвечал  невпопад.  Заместитель  министра  вскоре
решил, что брат сэра Юстаса или дурак, или перебрал лишнего.
     Сам сэр Юстас счел обед  испорченным  из-за  молчаливости  брата,  что,
естественно, не улучшило его настроения. Он не  привык  к  тому,  чтобы  ему
портили обеды, и чувствовал себя неловко перед заместителем министра.
     - Мой дорогой Джордж, - сказал он тоном  ласкового  раздражения,  когда
они вернулись в Олбани, - какая муха тебя укусила? Я сказал Атерли,  что  ты
ему дашь полный отчет об этой неразберихе в Бехуане, а он  не  мог  из  тебя
вытянуть ни слова.
     Брат с отсутствующим видом набивал трубку:
     - Бехуанцы? Да, про них я знаю все, я среди них целый год прожил.
     - Тогда почему  же  ты  не  рассказал  ему  о  них?  В  какое  дурацкое
положение ты поставил меня.
     - Мне очень жаль, Юстас, - ответил он кротко. Завтра  же  пойду  и  все
объясню ему. Дело в том, что я думал совсем о другом.
     Сэр Юстас вопросительно посмотрел на него.
     - Я думал, - медленно проговорил он, - о Мад, о леди Кростон.
     - Ну и ну!
     - Я был у нее сегодня, и мне кажется... я думаю, что женюсь на ней.
     Если Бутылкин ожидал, что эту великую новость брат встретит  возгласами
поздравлений так, как и положено встречать подобные новости, то  он  жестоко
ошибался.
     - Боже милостивый! - только и воскликнул сэр Юстас, и  очки  его  упали
на нос.
     - Почему ты так говоришь? - смущенно спросил Бутылкин.
     - Потому что - потому, - отчеканил брат с ударением  на  каждом  слоге,
словно удерживаясь от крепких  выражений.  -  Ты,  наверное,  совсем  с  ума
сошел.
     - Почему я сошел с ума?
     - Потому что ты, еще не старый человек, перед которым открыт весь  мир,
сознательно хочешь связать  себя  с  женщиной  в  возрасте  и  женщиной  уже
увядшей, посмотри хорошенько при дневном свете, она ужасно увяла, смею  тебя
заверить. К тому же она уже однажды поступила с тобой по-свински, и  на  ней
мертвым грузом висят двое детей, и если она вновь  выйдет  замуж,  то  кроме
любви к красивой жизни она тебе ничего дать не может. Но я предполагал  это.
Я так и думал, что своими томными бархатными глазами она  покорит  тебя.  Ты
не первый, я давно знаю ее.
     - Если ты собираешься оскорблять Мадлену, - возмущенно  воскликнул  его
брат,  -  тогда  лучше  пожелаем  друг  другу  спокойной  ночи,   иначе   мы
поссоримся, чего бы я хотел меньше всего на свете.
     Сэр Юстас пожал  плечами.  "Если  боги  хотят  покарать  человека,  они
сначала лишают его рассудка, -  пробормотал  он,  зажигая  свечу.  -  Что  и
произошло после южно-африканской кампании".
     Но сэр Юстас отличался податливым  нравом.  Его  любимый  девиз  звучал
так: "Живи, пока живется" и, тщательно  обдумав  во  время  бритья  всю  эту
историю, он пришел к выводу, что как ни трудно признать, но его  брат  будет
поступать по-своему и самое лучшее, что можно сделать -  это  согласиться  с
ним и довериться естественному ходу вещей,  который  поставит  все  на  свои
места. Несмотря на видимую светскость и цинизм, сэр Юстас был в душе  добрым
малым и питал  нежные  чувства  к  своему  незадачливому  брату-молчальнику.
Кроме того, он испытывал большую  неприязнь  и  презрение  к  леди  Кростон,
которую он раскусил давным-давно.
     Он успел  хорошо  познакомиться  с  ней,  поскольку  являлся  одним  из
душеприказчиков  ее  мужа,  и  ему  пришло  в  голову,  что  она  может  так
настойчиво искать его общества оттого, что он получил титул барона.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0566 сек.