Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детская литература

Валерий Медведев. До свадьбы заживет. Повесть о самой первой любви.

Скачать Валерий Медведев. До свадьбы заживет. Повесть о самой первой любви.

   ЧАСТЬ 1
   Срочно требуется сообщник для преступлений
 
   Рассказ первый
   ПИСЬМО, НАПИСАННОЕ ЛЕВОЙ РУКОЙ
   ''Ваш сын похищин, но находится в бизопасном мести. Если  вы  внис„те  за
него выкуб в размере...  Писать  левой  рукой  было  непривычно,  поэтому  я
отложил ручку и размял пальцы, думая о том, сколько же денег  запросить  мне
за меня у моих родителей. Развернув  "Неделю",  я  посмотрел  на  фотографию
Кеннета Янга, которого похитили гангстеры и за большую сумму  денег  вернули
счастливым родителям. За большую сумму?.. Интересно,  сколько  это  на  наши
деньги?.. Я думаю, что мне тоже надо за себя запросить не меньшую сумму. Чем
я хуже?.. И здесь мне пришла очень простая мысль в голову. Мой  папа  должен
на днях выкупить  в  магазине  "Москвича".  "Москвич"  стоит  четыре  тысячи
пятьсот рублей. Я тоже москвич. И к тому же человек.  И  уж  наверняка  стою
дороже машины. Запрошу за себя тысяч шесть. Будет в самый раз.
   Я снова взял в левую руку вечное перо и  стал  дописывать  письмо:  "...и
если вы внис„те за него выкуб - шесть тысяч рублей, то он снова будит  дома.
Деньги палажите в печь сторошки на старом кладбеще. И невздумайте  фпутывать
в это дело милицию, а то вашему  сыну  будит..."  Я  хотел  написать  "очень
плохо", но раздумал. "Очень плохо" звучит  как-то  нехорошо.  Напишу  просто
"плохо". Просто "плохо" звучит лучше.
   Я дописал письмо и вложил его в самодельный конверт и на  конверте  хотел
было уже накарябать "товарищу Завитайкину П. С.", но не написал, потому  что
я подумал: "Какой же папа мой товарищ  похитителям,  то  есть  вообще-то  не
похитителям, а мне, мне папа хоть и родной папа, но в  таком  деле  он  мне,
пожалуй, не товарищ, он мне  в  таком  деле,  пожалуй,  этот...  как  его?..
гражданин!.." Вот так я и накарябал на конверте: "Гражданину Завитайкину  П.
С.".
   Никогда не думал, что писать письмо левой рукой и  с  ошибками  такое  же
утомительное занятие, как писать в  классе  сочинение  по  русскому  (правой
рукой и без ошибок!). Я уже в середине письма веcь вспотел, а когда поставил
точку после буквы "С", то уже не мог двигать ни  рукой,  ни  ногой,  у  меня
только и хватило сил что подумать: "Ну, Алексей, теперь у тебя будет  вс„  в
порядке! Теперь твой портрет  появится  у  нас  в  "Неделе".  ("Сенсационное
похищение под Москвой! Мальчик выкуплен за шесть тысяч рублей, но похитители
до сих пор не обнаружены!") А главное, что это почище того, что ты  проделал
с этим несчастным попугаем Коко или с  курточкой  Сергея  Мешкова.  А  самое
главное - это то, что уж теперь-то Таня Кузовлева обратит на тебя  внимание.
Ещ„  и  сама  знакомиться  прид„т!  И  извиняться  ещ„  будет  перед  тобой:
"...Простите,- скажет,-что я на вас, Л„ша, раньше  внимания  не  обращала!..
Просто я раньше не знала, что вы такой знаменитый!.." А мой  брат  пожалеет,
что закричал на меня после этой проделки с попугаем Коко:  "Ещ„  одна  такая
шкода, и я не знаю, что я c собой сделаю!"
   Я думал, что он пригрозит сделать что-нибудь со мной, а он с собой.
   - Ну и что же ты, интересно, с собой сделаешь? - спросил я ехидно  своего
брата.
   - А вот что! - И мой брат протянул мне книжку под названием  "Исправление
дефектов лица c помощью хирургических операций".
   - У тебя же никаких нет дефектов в лице? -спросил я, ничего не понимая.
   - А я  попрошу  хирурга  сделать  мне  какой-нибудь  дефект...  нос  себе
переделаю!.. Чтобы больше не иметь с тобой ничего общего!.. Ты нам всю жизнь
портишь!..
   Интересно, кому это "нам"?.. Ему, значит, папе ещ„ и маме... Но вс„ равно
раньше он таких безответственных заявлений не делал.  Раньше  он  меня  даже
любил и я его тоже любил. Я его как сорок тысяч братьев  любил,  и  он  меня
тоже. Хотя в этом нет ничего  особенного:  все  близнецы  любят  друг  друга
гораздо сильней, чем обыкновенные братья. Тем более, что мы с Сашей близнецы
необыкновенные. Нас мама знаете как различает? Заходит, скажем,  в  комнату,
видит, кто-то из нас лежит на кровати, кто - неизвестно, говорит:  "Сыночек,
сбегай в магазин!" Если "сыночек" поднимается и бежит без слов в магазин-это
Александр, если "сыночек" говорит, что он занят, или что у него нога  болит,
или что-то с животом неладно - это значит, на кровати лежит Алексей, то есть
я! И раньше Саша на меня никогда не сердился, и как бы я ни нашкодничал,  он
не обижался, а теперь я ему, то есть всем им, видите ли, жизнь  порчу!  Они,
видите ли, то есть он, дефект какой-нибудь  себе  сделать  хочет,  в  случае
чего... Ну и пусть делает.  Я  ради  Тани  Кузовле-вой  на  вс„  готов.  Раз
Александру стыдно  походить  на  меня,  пусть  переделывает  сво„  лицо  без
дефектов в лицо с дефектами. Я не заплачу. А мне лично осталось только найти
сообщника, который подбросит  это  письмо  моим  родителям.  Я  осмотрел  из
чердачного окна дачную улицу- улица была пуста.
   Нет, как вам нравится мой брат?!
   Раньше же он терпел наше сходство, а теперь больше, видите ли, не  может!
Главное, он этим своим решением не походить на меня мне все планы на будущее
мог испортить. Я ведь что собирался в будущем сделать -  окончить  вместе  с
Сашей, к примеру, один и тот же институт, потом поступить вместе на  одну  и
ту же работу, на одну должность вдво„м, а  потом  полдня  работает  Саша,  а
полдня работаю я. В итоге: два выходных дня по закону и ещ„ два с  половиной
дополнительных, основанных на нашем не разбери пойм„шь кто из нас  кто.  Раз
уж нам с Александром суждено было  родиться  близнецами,  надо  же  на  этом
сделать какую-нибудь выгоду для себя... С таким братом сделаешь! Как  же!  А
может  быть,  Саша  прав?  Может,  мне  действительно  пора  остепениться?..
Вс„-таки годы идут. И возраст уже не тот.
   Прославлюсь, и вс„! И хватит! Остепенюсь.  Подружусь  с  Таней.  И  сразу
стану серь„зным-пресерь„зным. А то от меня уже и так все устали-и мама...  и
папа... и брат... Да и сам от себя я тоже уже устал. Смертельно устал. Это я
точно установил. Осталось установить... Что же  мне  осталось  установить?..
Да!.. Кто же мне... кто же поможет подбросить это письмо моим родителям?
   Я ещ„ раз осмотрел улицу  и  увидел,  как  возле  дачи  Кузовлевых  стоит
Танечка и о ч„м-то разговаривает с Сутуловым. То есть это, конечно, не она с
ним разговаривает, а он с ней. Будет она разговаривать с таким стариком!  Он
же уже бороду носит, правда, не настоящую, а  такую  привязную...  он  е„  в
театральном магазине купил. У Сутулова старший брат настоящую бороду  носит,
а этот Сутулов не настоящую, чтоб от брата не отставать.
   Интересно, о ч„м это он разговаривает  с  Таней?,  А  вдруг  она  в  него
влюблена? Отсюда, конечно, не видать, но, по-моему, она на него смотрит, как
я на не„. При этой мысли у меня так заколотилось сердце, что его стук  можно
было услышать километров, наверно, за сто. Я схватился руками  за  сердце  и
спрятался, а когда снова выглянул на  улицу,  то  старика  Сутулова  и  Тани
Кузовлевой уже не было, зато я увидел, как во  дворе  из  дома  напротив  на
крыльцо вышел Сергей Мешков. Вот кто мне может оказать самую скорую  помощь,
как джентльмен джентльмену. Правда, я его недавно втянул в  одну  неприятную
историю, связанную с его замшевой курточкой. Но я же это тоже из-за  Танечки
Кузов-левой сделал. Я думал, что Мешков при случае  расскажет  ей,  какой  я
интересный парень-и статистикой интересуюсь... и вообще... он, может,  прямо
так  ей  и  скажет:  "А  этот  Завйтайкин  Алексей,   оказывается,   большой
исследователь!.."
  "А вообще-то с курточкой получилось нехорошо, но  не  может  же  какая-то
курточка встать между двумя почти что  настоящими  мужчинами",-  подумал  я,
быстро пряча письмо за рубашку и ещ„ быстрее спускаясь с чердака  на  землю,
где я совершенно неожиданно наткнулся на маму и нашего пса Трезора.
   - Что это был за стук на чердаке? - спросила меня строго моя мама.
   От такого вопроса я прямо растерялся. Недаром же я сразу схватился там за
сердце, чтобы оно не билось так громко.
   - Не знаю,- сказал я.- Наверно, это не на нашем чердаке!..
   - А что  ты  там  делал?-спросила  мама,  глядя  на  меня  подозрительным
взглядом.- И почему у тебя расст„гнута рубашка?
   - Нипочему...-сказал я, делая  самое  невинное  выражение  лица  и  гладя
Трезора по спине одной рукой,  а  другой  поспешно  заст„гивая  пуговицы  на
рубахе.
   - Не уходи далеко, скоро ужин,- сказала мама.-Скоро прид„т папа, и  будем
ужинать.
   - Мама, а тут какие-то двое мужчин возле дачи ходили,- сказал я.
   - А что им надо было?
   - Не знаю,- сказал я.- Спросили: здесь живут Завитайкины?..
   - Ну и что?
   - Ничего,- сказал я.
   Мама пожала плечами, направилась в огород, а я  в  сопровождении  Трезора
выбежал на улицу  и  стал  осторожно  приближаться  к  Мешкову,  пытаясь  по
выражению его лица угадать, продолжает он на меня  сердиться  за  историю  с
курточкой или нет.
   Главное в этой истории, я  уже  говорил,  что  виноват  совсем  не  я,  а
какой-то журнал, из которого я вычитал, что по статистике у нас  ещ„  то  ли
каждый шестой мальчишка или двенадцатый-точно не  помню  -  не  очень-то  уж
хороший, в общем, как говорит моя мама, не сахар. Я как  про  это  прочитал,
так сразу и предложил  Мешкову  проверить,  вр„т  статистика  или  нет.  Но,
конечно, не только для этого. Для проверки я предложил Мешкову повесить  его
замшевую куртку в парке ЦПКиО на дерево и  из  кустов  наблюдать,  какой  по
счету мальчишка позарится на курточку. Вс„ так и  сделали.  Сначала  шестеро
прошли-ничего. Потом двенадцать-тоже никакого результата. В  общем,  человек
сто прошло мимо, и никакого внимания на курточку Меш-кова. Я-то бы, конечно,
ещ„ бы подождал, а  Меш-кову  уже  через  полчаса  вс„  надоело.  "Ну  тебя,
говорит, с твоей статистикой". И пош„л за своей  курточкой  к  дереву.  А  я
остался лежать в кустах. Смотрю: только Мешков руку к куртке протянул-и  тут
же раздался милицейский свисток и с дорожки к дереву  старшина  подходит,  а
Мешков,  растяпа,  растерялся,  что  ли,  схватил  свою  куртку  -  и  д„ру.
Милиционер за Мешковым. Я  за  милиционером.  В  общем,  мы  с  милиционером
поймали Мешкова и в отделение повели-Мешкова  как  похитителя,  а  меня  как
свидетеля.
   Я не хотел, чтоб об этом Мешков рассказывал Кузовлевой, но, по-моему,  он
вс„-таки очернил меня в е„ глазах за эту историю...
   - Здорово, Мешкоф-ф,- сказал я, приближаясь к Сергею и делая вид, что это
не по моей вине его таскали в отделение милиции.- Ты не можешь  мне  сделать
небольшое одолжение?
   - Какое ещ„ одолжение?-подозрительно спросил Мешков, почему-то заст„гивая
свою замшевую курточку на все пуговицы.
   - Да вот,-оказал я,-письмо... надо подбросить к нам на кухню.
   - Какое ещ„ письмо?- ещ„ подозрительней спросил Мешков.
   - Да вот это.-И я достал из-за пазухи  письмо,  написанное  красными  как
кровь чернилами...



Большой выбор виброреек для бетона от производителя спецтехники на нашем сайте.

 
 
Страница сгенерировалась за 0.1228 сек.