Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Документальные

В.Ярхо. Менандр - поэт, рожденный заново

Скачать В.Ярхо. Менандр - поэт, рожденный заново

     Современного  читателя  заголовок  этого   послесловия   может   немало
озадачить. Легко представить себе, как рождается заново архитектурный шедевр
далекого прошлого: с храма XV в. снимают кровлю и новый раскрашенный  купол,
и взору открывается первобытная  красота  строгого  позакомарного  покрытия,
увенчанного шлемовидной  главой;  или  по  чертежам,  старинным  рисункам  и
гравюрам возводят дворцовый павильон XVIII в., разрушенный войной.  Наконец,
по отдельным строчкам собирают зашифрованные  Пушкиным  строфы  10-ой  главы
"Евгения Онегина", но никто еще не нашел способа возродить  из  пепла  главы
"Мертвых душ", сожженные Гоголем.
     Менандр не сжигал своих рукописей. Больше  того,  на  протяжении  почти
целого тысячелетия его  комедии  пользовались  широчайшей  известностью,  их
цитировали образованнейшие люди своего времени, а их автора нередко  ставили
на второе место после Гомера. В греческих городах, возникших  после  походов
Александра Македонского на  узкой  полосе  вдоль  Нила,  от  Александрии  до
окрестностей нынешнего Асуана, Менандра читали еще в VII в. н. э. Знали  его
в это время и на западе  бывшей  Римской  империи.  Правда,  теперь  в  ходу
оставались уже только его избранные комедии, но они все-таки  были  известны
полностью. Затем наступило почти полное забвение, если не считать нескольких
сотен цитат, уцелевших большей частью у поздних моралистов  и  компиляторов,
да так называемых "Изречений Менандра", широко распространенных со II в.  н.
э. по всему античному миру и дошедших до нас, кроме византийских  рукописей,
также в  старославянском  переводе  {Menandri  Sententiae.  Ed.  S.  Jaekel.
Lipsiae, 1964; Hagedorn D., Weber M. Die griechisch-koptische Rezension  der
Menandersentenzen. - "Zeitschrift fur Papyrologie und Epigraphik", 3,  1968,
S. 15-50.}.
     Это было собрание однострочных стихотворных сентенций - рекомендаций на
все случаи жизни, выписанных из сочинений  древнегреческих  драматургов  VIV
вв. до н. э.  и  отчасти  дополненных  составителями  в  последние  столетия
античного мира. В наиболее полном своде "Изречений  Менандра"  насчитывается
свыше 870 стихов,  расположенных  в  алфавитном  порядке  по  первой  букве,
начинающей строку. Подлинно менандровских среди них - едва ли больше  5%.  К
тому же можно ручаться, что люди, впитывавшие в  себя  на  протяжении  всего
средневековья "менандровскую"  мудрость,  в  большинстве  случаев  не  имели
никакого представления о Менандре - первоклассном драматурге.
     Несколько лучше стало  положение  исследователей  античной  литературы,
когда  возрожденная  усилиями  гуманистов  классическая   древность   заняла
подобающее ей место в фундаменте новой европейской культуры. Эти люди знали,
что  пьесы  римских  комедиографов  Плавта  и  Теренция  представляли  собой
обработку греческих оригиналов, в том  числе  -  комедий  Менандра.  И  если
Плавта сравнительно рано  заподозрили  в  достаточно  вольном  обращении  со
своими прототипами, то  четыре  из  шести  комедий  Тереция  рассматривались
филологами  как  почти  буквальный  перевод   соответствующих   произведений
Менандра. Этому мнению  можно  было  доверять,  можно  было  сомневаться,  -
проверить истинность подобного утверждения, за отсутствием  второй  половины
уравнения, было нельзя.
     Завеса над "тайной" Менандра начала медленно приподниматься в последние
десятилетия XIX-начале XX в., когда стали находить первые  обрывки  античных
(папирусных и пергаменных) изданий Менандра. Решающее открытие было  сделано
в 1905 г. - именно тогда французский  ученый  Гюстав  Лефевр  обнаружил  при
раскопах дома византийского нотариуса в бывшем Афродитополе  (близ  нынешней
Тимы) целый склад греческих рукописей, в котором среди множества юридических
документов, актов и расписок оказались остатки папирусного кодекса (тетради,
сшитой из согнутых пополам папирусных листов) Vs., содержавшего некогда пять
комедий Менандра. В результате тщательной и кропотливой работы Лефевр  сумел
опубликовать  в  1907  г.  крупные  отрывки  из  комедий  "Третейский  суд",
"Самиянка", "Остриженная", начальные страницы  с  текстом  "Героя"  и  очень
живую сцену из комедии, название которой до сих пор не  удалось  установить.
Всего в разной степени сохранности набралось около полутора тысяч стихов,  и
это представляло собой огромный шаг вперед по сравнению с  отдельными,  даже
достаточно обширными цитатами, уцелевшими в позднеантичных источниках сплошь
да рядом без указания действующих лиц, сюжетной  ситуации,  а  нередко  -  и
самой комедии, из которой они заимствованы.
     Второй важнейший шаг к возрождению  Менандра  был  сделан  уже  в  наше
время, в середине 50-х годов. Швейцарский предприниматель и коллекционер  М.
Водмэр приобрел на базаре  в  Александрии  кодекс,  состоявший  когда-то  из
тридцати двух папирусных листов, заполненных с обеих сторон текстом  комедий
Менандра.
     Ко времени покупки кодекс, относимый папирологами к концу III-началу IV
в., значительно поистрепался: начальные четыре листа (стр. 1-8) и замыкающие
два  (стр.  55-58)  оказались  сильно  испорченными,  последние  три   вовсе
потерялись. К тому же последний из прежних  владельцев  кодекса  прошил  его
нитками в нескольких сантиметрах от левого края, чтобы листы не рассыпались.
По краям многие из них покрошились, но все же это был  сборник,  доставивший
исследователям Менандра  три  комедии:  целиком  сохранился  находившийся  в
середине кодекса "Брюзга", на четыре  пятых  -  "Самиянка",  меньше  чем  на
половину - комедия "Щит", шедшая последней. Если содержание и  ход  действия
"Самиянки" были известны, в общем, по  публикации  Лефевра  (хотя  возросший
теперь  вдвое  объем   текста   внес   значительные   поправки   в   прежние
представления), то о "Брюзге" и "Щите" делались ранее только предположения -
нередко фантастические, но  всегда  бездоказательные.  Теперь  исследователи
Менандра получили в свои руки первую из названных комедий в полном  виде,  а
развитие событий в "Щите" можно постулировать с достаточной  надежностью  на
основании  сохранившихся  двух  актов  и   обрывков   из   начала   третьего
{Обстоятельную характеристику двух важнейших кодексов и рукописной  традиции
Менандра см. в кн.: Menander. A  commentary.  By  A.  W.  Gomme  and  F.  H.
Sandbach. Oxford, 1973, p. 39-57.}. К указанным здесь  двум  значительнейшим
находкам менандровских пьес следует  добавить  крупные  отрывки  из  комедии
"Сикионец", обнаруженные  на  папирусных  полосах  при  демонтаже  мумий,  и
значительные части комедии "Ненавистный", открытые в  собрании  Оксиринхских
папирусов. Необходимые  сведения  о  важнейших  источниках  текста  как  для
названных здесь, так  и  для  других  комедий  Менандра  читатель  найдет  в
примечаниях к каждой из них, но уже из сказанного  становится  ясно,  почему
только теперь, почти  2300  лет  спустя  после  смерти  Менандра,  появилась
возможность судить о его  творчестве  не  по  римским  переработкам,  не  по
отдельным цитатам и отзывам его античных почитателей, а по  его  собственным
произведениям,   так   или   иначе   отразившим   общественные   условия   и
художественные вкусы его времени.

1.

     Творческий путь Менандра охватывает три десятилетия, которые в  истории
древней Греции отличались редкой даже  для  античного  мира  неустойчивостью
общественных отношений.
     К 321 г. {Здесь и далее в статье, а также в примечаниях, где речь  идет
преимущественно  о  событиях,  имевших  место   до   нашего   летосчисления,
соответствующие даты  не  сопровождаются  пометкой  "до  н.  э.".},  которым
датируется начало творческого пути Менандра, уже отгремела слава грандиозных
походов Александра Македонского, покорившего за 10 лет с  небольшим  страны,
чья территория в десятки раз  превосходила  всю  Грецию,  не  говоря  уже  о
крошечной Македонии. Сошел в  могилу  в  расцвете  сил  и  сам  завоеватель,
оставив своим преемникам (диадохам)  еще  не  поделенной  огромную  державу.
Последние  десятилетия  IV  и  первые  III  в.  в  истории  Греции  -  время
бесконечных войн  между  наследниками  Александра  и  их  сыновьями,  причем
театром военных действий становится едва ли не все восточное Средиземноморье
и прилегающие к нему страны Малой  Азии.  Старые,  "классические"  греческие
государства могут существовать в это время, только опираясь на поддержку  то
одного,  то  другого  могущественного  полководца,  для  которого  сами  эти
государства -  не  больше,  чем  фигуры  среднего  калибра  в  запутанной  и
ожесточенной  военно-политической  игре.  Не  составляют   в   этом   смысле
исключения и Афины.
     Потерпев поражение в так называемой Ламийской войне  (август  322  г.),
когда афиняне  в  очередной  раз  попытались  освободиться  от  македонского
владычества, они вынуждены были согласиться на размещение  в  своей  столице
македонского  гарнизона  и  установление  олигархического  правления.  Новые
усилия   по   восстановлению   демократического    строя    давали    только
кратковременные результаты, пока в 317 г. власть в  Афинах  не  оказалась  в
руках правителя-философа Деметрия Фалерского, находившегося, кстати сказать,
n дружеских  отношениях  с  Менандром.  Воспитанник  аристотелевской  школы,
Деметрий  попытался  установить   в   Афинах   государственное   устройство,
рассчитанное на смягчение экономических и  политических  противоречий  между
богатыми и бедными и избегающее "крайностей" как радикальной демократии, так
и ненавистной народу олигархии.
     При демократическом строе всеми политическими правами пользовался любой
свободнорожденный  афинский  гражданин,  независимо  от  его   материального
состояния, - Деметрий ввел, хоть и сравнительно  небольшой,  денежный  ценз,
ограничив число полноправных  граждан  лицами,  способными  обеспечить  себя
полным  вооружением  пехотинца.  В  то  же  время  он  провел  ряд  законов,
ограничивающих неумеренные расходы богатых на пиры, погребальные  церемонии,
женские  наряды.  Благодаря  умелым  мерам  финансового  характера  Деметрию
удалось заметно улучшить и  стабилизировать  экономическое  состояние  Афин,
сильно пошатнувшееся за предшествующие два  десятилетия.  Этим  объясняется,
что в зажиточных слоях афинского  общества  Деметрий  пользовался  известной
популярностью,  чего  нельзя  сказать  о   широкой   массе   народа   и   ее
предводителях. В этих кругах Демвтрию не могли простить отказа  от  активной
внешней политики и особенно его опоры на македонский гарнизон, расположенный
в афинских гаванях.
     Поэтому, когда в  307  г.  другому  Деметрию,  по  прозвищу  Полиорквт,
понадобилось использовать для стоянки своего флота афинские порты и  с  этой
целью он захватил Афины, разыгрывая из  себя  их  освободителя  от  тирании,
афиняне с радостью его приняли, а  Деметрию  Фалерскему  пришлось  бежать  с
родины, так и не завершив политического-эксперимента по созданию  "среднего"
строя в духе аристотелевского учения об идеальном государстве.
     Впрочем, вмешательство нового Деметрия в  общественную  жизнь  Афин  не
принесло им ни политической  стабильности,  ни  материального  благополучия.
"Возрожденная" афинская демократия только  внешне  напоминала  свою  великую
предшественницу середины  V  в.  Тогда  демократический  строй  опирался  на
твердую  экономическую  основу  -  среднее   и   мелкое   землевладение,   и
политическими правами обладали, как правило, граждане,  владевшие  небольшим
участком  земли  и  в  силу  этого  имевшие  возможность   обеспечить   себя
необходимым  вооружением.  При  Марафоне   (490)   и   Саламине   (480),   в
многочисленных кампаниях времен Пелопоннесской войны (431-404) интересы Афин
защищало гражданское ополчение, независимо от того, шла  ли  речь  о  защите
родины  от  чужеземного  вторжения,  или   об   осуществлении   определенных
великодержавных  планов,  из  которых  афинские  крестьяне  и   ремесленники
извлекали немалые доходы.
     К концу IV в.  положение  существенно  изменилось.  Произошла  заметная
дифференциация в имущественном положении афинян:  увеличилось  число  мелких
землевладельцев, с превеликим трудом сводящих концы с  концами,  либо  вовсе
перешедших на положение городской бедноты, живущей случайным заработком и  с
жадностью ожидающей подачек от  государства.  Изменился  характер  афинского
войска, превратившегося из общенародного ополчения в армию наемников, ничуть
не озабоченных патриотическими побуждениями афинян и  готовых  бросить  свой
боевой пост при малейшей задержке  с  выплатой  жалованья.  Необходимые  для
содержания наемников средства афинскому государству приходилось  изыскивать,
облагая  денежными  повинностями  (как  регулярными,  так  и  чрезвычайными)
наиболее зажиточных граждан, которым эти меры, естественно,  приходились  не
по вкусу. С их точки зрения, предпочтительнее была любая  "крепкая"  власть,
будь то македонский правитель или собственные олигархи,  способные  оградить
их состояние от посягательств воинственной демократии.  Отсюда  -  тяготение
весьма  значительного  числа  афинян  к  отказу  от  наступательной  внешней
политики прошлого, к спокойной жизни, ограниченной заботами текущего  дня  и
кругом собственной семьи.
     Впрочем, и радикальная демократия, настроенная  по-прежнему  достаточно
агрессивно как внутри самой страны, так и за ее  пределами,  давно  утратила
какую-либо путеводную нить в своей политике. Поэтому она то с распростертыми
объятьями встречала Деметрия  Пелиоркета  и  изощрялась  в  его  неумеренном
прославлении,  то,  лишь  только  военное  счастье  начинало  ему  изменять,
закрывала для него свои гавани и уступала власть "умеренным", опиравшимся на
поддержку македонян.  Да  и  экономическая  основа  демократии  была  теперь
настолько неопределенной, что у нее не было возможностей долго удержаться  у
власти, - отсюда бесконечные междуусобные распри, выливавшиеся  в  ситуацию,
очень  напоминающую  гражданскую  войну.  Такое   положение   сложилось,   в
частности, в Афинах в самом начале III в.,  когда  вождь  "умеренных"  Лахар
вытеснил демократов в Пиреи, а затем сам оказался  в  осаде,  организованной
Деметрием Полиоркетом и доведшей афинян до настоящего  голода.  "Примирение"
наступило в 294 г., за три года до неожиданной смерти Менандра, и здесь  нет
необходимости  прослеживать  дальнейшую  историю  Афин.  Значительно  важнее
ознакомиться  с  тем,  какое  влияние  оказали  бурные  события  IV  в.   на
общественную мысль и идеологические представления того времени.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0763 сек.