Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Макс Фриш - Санта Крус

Скачать Макс Фриш - Санта Крус

                            ПРОЛОГ

       В трактире.

       По одну сторону  сидят  крестьяне  -  молчаливо  и
       скучно  играют  в  карты.  По  другую,   ближе   к
       переднему плану,- доктор и Пелегрин, который, сидя
       на столе, бренчит на гитаре и вполголоса напевает.

    Пелегрин. Явайская песня...  Ее  всегда  пели  матросы,  эти
загорелые дьяволы с глазами кошек, когда мы валялись на палубе и
не могли заснуть от жары! Семь недель  мы  плыли  вдоль  Африки,
бочки адски воняли, а над морем, словно  фонарь,  подвешенный  к
мачте, висел серебряный гонг - полумесяц... И вот в  такие  ночи
они ее пели, в те безветренные ночи... (снова поет)
    Доктор. Жозефина!

       Входит мужчина, отряхивая пальто от снега.

    Мужчина. Ну и снег идет!.. Доктор, а там на  кладбище  опять
кого-то хоронят. Пришли с пением, с ладаном, гроб  впереди,  все
как полагается, и - вот вам крест!  -  не  могут  найти  могилу,
такой снег идет. (Садится). Мне вишневую.
    Доктор. И нам, Жозефина, еще бутылочку!
    Пелегрин. Она любила меня...
    Доктор. Кто?
    Пелегрин.  Возможно,  я  повел  себя   как   подлец   тогда,
семнадцать лет назад, и все-таки, милый  доктор,  поверьте,  как
верят в чудо - безрассудно, вопреки всему: она любила меня!
    Доктор. Кто?
    Пелегрин. У меня не было другой  возможности  снова  увидеть
ее, нужна была посудина - любая, какая найдется, и мы  захватили
первую попавшуюся, где-то около Марокко.  Бедные  французы!  Они
были пьяны вдребезги, и мы побросали их за  борт,  всю  команду:
буль, буль, буль!  Мы  замазали  герб,  распустили  паруса...  и
тринадцать недель я мчался к ней.
    Доктор. К кому?
    Пелегрин. Меня смех разбирает, как  вспомню  ее  отца.  "Моя
дочь,- говорит,- сокровище, вы недостойны даже взглянуть на нее,
бродяги!" "А где она?" - спрашиваю. "Не твое дело, - рычит он, -
она помолвлена".
    Доктор. Помолвлена?
    Пелегрин. С одним аристократом, бароном!
    Доктор. Да-а?
    Пелегрин. Да-а... В ту же ночь на моем корабле, в моей каюте
она лежала в моих объятиях.
    Доктор. Кто?
    Пелегрин. Эльвира. Чудесная девушка.
    Доктор. Эльвира? Наша баронесса? Госпожа из замка?
    Пелегрин. Тсс, тихо!

       Хозяйка приносит еще одну бутылку.

    Хозяйка. Господа, эта бутылка у меня последняя.
    Доктор. Нашего друга замучила жажда.
    Хозяйка. Вижу.
    Доктор. Наш друг, должен вам сказать, объездил весь свет, он
видел больше, чем может присниться всем Жозефинам...
    Хозяйка. Откуда вам знать, что мне может присниться?
    Доктор. Он скитался по свету, пока не схватил лихорадку.
    Хозяйка. Лихорадку?
    Доктор. Вы только представьте: целый  год  ему  нельзя  было
пить. А сегодня мы празднуем его выздоровление.
    Хозяйка.  Поздравляю...  (Наполняет  стаканы).  Если  вы   и
вправду выздоровели.
    Пелегрин. Еще бы не вправду!
    Хозяйка. Будем надеяться, что так, господин. Обычно он такой
болтун, наш доктор, жалеет людей и поэтому лжет им.
    Пелегрин. Не сомневайтесь, мадам, на сей раз он ни  капельки
не солгал.
    Хозяйка. Почему вы так уверены?
    Пелегрин. Почему! Да потому, что это не его диагноз,  я  сам
ему сказал, что здоров.
    Хозяйка. Ну, тогда...
    Пелегрин. Здоровее, чем когда-либо.
    Хозяйка. Дай Бог. (Присаживается.) А то всяко бывало, знаете
ли.  Тут  вот  и  пьют   и   веселятся   иной   раз,   празднуют
выздоровление, а  потом,  глядишь,  везут  его  через  месяц  на
кладбище, выздоровевшего-то... Ну да что там,  я  ведь  это  так
просто, вы не подумайте... И все это из  одной  любви  к  людям,
понимаете; повозится он со своими больными,  а  там  и  пожалеет
добрая душа: отчего же, говорит, не повеселиться напоследок?
    Пелегрин. Не сомневайтесь, мадам...
    Хозяйка. Знаю уж, знаю!
    Пелегрин. Через месяц, говорите?
    Хозяйка. Ой, да вы не подумайте чего, Христа ради!
    Пелегрин (смеется). Через месяц, мадам, я буду уже далеко  в
море! (Пьет) В самом деле, доктор, на Кубе меня дожидается  одна
ферма, всеми  забытая,  опустевшая,  выгоревшая  ферма,  я  буду
выращивать  на  ней  фрукты:  ананасы,  персики,  сливы,  инжир,
виноград! Корабль отходит через месяц. А через год,  клянусь,  я
пришлю вам свой собственный кофе!
    Хозяйка. Кофе?
    Пелегрин. Все те недели, пока меня  трепала  лихорадка  и  я
валялся больной и жалкий, я чувствовал себя, как  в  пожизненном
заключении, и все добряки, приходившие меня  утешать,  понимали,
что лгут, говоря, что я еще встану на ноги  и  отправлюсь,  куда
захочу... Теперь уже все позади, а тогда,  в  те  дни,  я  думал
только об одном: выпить бы еще бутылку вина,  выбраться  бы  еще
раз к живым людям!..
    Доктор. Да, вы часто говорили об этом.
    Пелегрин. И вот...
    Доктор. Бутылка еще не пуста...
    Пелегрин. Вы только посмотрите на этих людей!
    Доктор. Я вижу их.
    Пелегрин. Почему они не живут?

       Шум среди крестьян.

    Первый. Поцелуй меня в задницу, понял?!
    Второй. Завтра я пригоню быков...
    Первый. Да не буду я их кормить, еще на ярмарке тебе  сказал
- не буду! Пригони их сам дьявол - не буду, и крышка!..
    Третий.  Весной,  как  начнем  пахать,  ты  и  сам   им   не
нарадуешься.
    Первый. Весной!
    Третий. Барон хотел сделать как лучше...
    Первый. Хотел! Каждый не дурак  покупать  быков,  коли  есть
деньги. А чтоб арендатор их  кормил!  Увижу  барона,  скажу  ему
прямо в лицо: хотеть и делать - не одно и то же, ваша милость!
    Третий. Ты нам все только испортишь...
    Первый. По козырю...

       Продолжают играть молча, но с силой ударяя картами
       по столу.

    Пелегрин. Что это за люди?
    Хозяйка. Арендаторы.
    Доктор. Связаны с замком.
    Пелегрин. С замком?
    Доктор. Как лошадь с повозкой.
    Хозяйка. Целый месяц уж спорят из-за быков, которых им купил
барон. Скоро до того дойдет, что самих быков  будут  спрашивать,
как с ними поступить...
    Пелегрин. Барон, вы говорите?
    Хозяйка. Наш барон! - как здесь все говорят.  Наш  замок!  А
никто из нас в замке еще и не был, ни разу за всю свою жизнь.
    Пелегрин. Почему же?
    Хозяйка.  Никого  не  пускают.  Разве  что  арендаторов   по
праздникам, когда те являются со своими подношениями.
    Пелегрин. Почему же туда никого не пускают?
    Хозяйка. Почему? А вот подите и спросите у них, коли  хотите
знать. Попробуйте, попробуйте, представляю себе, как  барон  вам
обрадуется!
    Пелегрин. А почему бы и нет?
    Хозяйка. Он  -  человек  порядка,  не  то  что  какой-нибудь
бродячий певец...
    Пелегрин. Как он, собственно, выглядит?
    Хозяйка. Барон?
    Пелегрин. Похож на орла с трубкой, а?
    Доктор. В точности!
    Хозяйка. Похож...
    Пелегрин. А дети у него есть?
    Доктор. Дочка.
    Пелегрин. Ах, дочка...
    Доктор. Вас это удивляет?
    Хозяйка.  Поговаривают,   если   угодно   знать,   что   эта
благородная детка на отца ни  капельки  не  похожа...  Я  говорю
только, что все кругом говорят, а по мне, баронесса тоже женщина
и когда-то ведь была молодой, как вы думаете?
    Пелегрин. А теперь она немолода?
    Хозяйка. И ведь как спрашивает, будто ему  обидно!  Она  же,
должна вам сказать, немало по свету поездила...
    Пелегрин. Если позволите, еще один вопрос.
    Хозяйка. Какой?
    Пелегрин. Как ее зовут?
    Хозяйка. Кого?
    Пелегрин.  Мать,  баронессу,  госпожу,  супругу,  живущую  в
замке.
    Хозяйка. А зачем вам это знать?
    Пелегрин. Эльвира?
    Хозяйка. О, да вы, как видно, в курсе дела!
    Пелегрин. Что вы, просто угадал. (Ударяет по струнам).
                Среди женских имен
                Лишь одним покорен...

       Слышны приближающиеся шаги.

    Хозяйка. Господи, кого же там еще несет? (Выходит).
    Доктор. Вас, кажется, что-то задело, мой друг?
    Пелегрин. Я пойду в замок.
    Доктор. Вы? Вы это серьезно?
    Пелегрин. Я пойду в замок.
    Доктор. И думаете, вас примут?
    Пелегрин. Еще раз выбраться к живым людям... А, вы имеете  в
виду это - ботинки, куртка? Она любила меня. Таким, как я  есть.
Почему бы нам не увидеться снова?.. Большего я не хочу... Только
один раз, совсем недолго, мы побудем  вдвоем,  Эльвира  и  я.  Я
зажгу свечи. Я не стану ее целовать. Прошлое неприкосновенно. Не
нужно ничего повторять. Я вижу - она жива. И мне довольно. А  на
следующий день я уеду.
    Доктор. Именно так все и будет, именно так!
    Пелегрин. Потом будь что будет, доктор, но  это  жизнь,  еще
раз жизнь...

       Входят могильщики, ставят к стене лопаты.

    Мужчина. Ну, господа могильщики, нашли вы ее наконец?
    Длинный. А что мы должны были найти?
    Мужчина. Могилу.
    Коротыш. Мда, черт бы ее побрал,  вырыли  на  целую  сажень,
могила получилась - прямо загляденье, лучше не бывает, уж мне-то
можете поверить - я, почитай, их штук семьдесят  накопал  с  тех
пор, как...
    Длинный. А как они ее нашли?
    Коротыш. Поп нашел.
    Мужчина. Как?
    Длинный. А очень просто, дорогой, очень просто...
    Коротыш. Идет, книжечку свою в руках держит, ступил ногой  в
снег - и кувырк! вместе со всеми своими причиндалами.
    Длинный. Эй, шнапсу, да покрепче...

       Крестьяне,  слышавшие  историю,  пересказывают  ее
       другим.

    Первый. Кто?
    Второй. Поп!

       Крестьяне смеются.

    Хозяйка. Эй, да куда же это он?  Эй,  с  гитарой,  куда  ты?
(бежит за уходящим Пелегрином).
    Длинный. Честно говоря, доктор, от вашего врачевания  работы
у нас не убавляется. Работа - доход, и доход честный.  Иной  раз
полдня торчишь на морозе. А людям ведь все равно умирать, вот  и
приходили бы сюда  за  этим  самым,  ведь  мы  тем  и  живем,  я
говорю...

       Возвращается хозяйка.

    Хозяйка. Ну каков подлец! Так вот и убежал - с моей гитарой!
Вам хорошо смеяться, гитара-то моя, не ваша!
    Доктор. Да я вовсе не смеюсь.
    Хозяйка. Так и убежал...
    Доктор. Не беспокойтесь, Жозефина! Вернут вам вашу гитару.
    Хозяйка. Да вы только так говорите.
    Доктор. Ручаюсь вам.
    Хозяйка. Но когда? Когда?
    Доктор. Очень скоро.
    Хозяйка. Каким же образом, хотела бы я знать?
    Доктор. Он ее далеко не  унесет,  вашу  гитару.  не  дальше,
чем...
    Хозяйка (замечает что-то на столе). А это что такое? А?
    Доктор. Его плата - коралл.
    Хозяйка. Коралл?
    Длинный. Настоящий коралл?
    Коротыш. Никогда еще не видел коралла.

       Могильщики подходят ближе.

    Ты когда-нибудь видел коралл?

       Рассматривают коралл.

    Доктор. Он хочет спеть серенаду в замке, понимаете?
    Хозяйка. И он думает, его туда пустят?
    Доктор. Да, он так думает.
    Хозяйка. С моей-то гитарой! Да если он доберется хотя бы  до
челяди и его пустят на кухню, то и это уж будет немало!

       Слышен мотив явайской песни.

    Доктор. Слышите? Вот так  у  него  на  душе,  в  книгах  это
называют эвфорией. Чудесное состояние, ему теперь  все  нипочем,
он полон музыки, жизни - в нем  ее  больше,  чем  во  всех  нас,
вместе взятых...
    Хозяйка. И этот тоже?
    Доктор. И этот.
    Хозяйка. Через месяц?
    Доктор. Через неделю.

       Хозяйка крестится.

    Длинный. Откуда они только не приходят, а мы тем и живем,  я
говорю...
    Хозяйка. Через неделю?
    Доктор. Я ему почти завидую.
    Хозяйка. Что он будет жить всего неделю?
    Доктор. Нет, что он неделю будет - жить.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0551 сек.