Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

ДЖ.П.ДОНЛИВИ - Самый сумрачный сезон Сэмюэла С.

Скачать ДЖ.П.ДОНЛИВИ - Самый сумрачный сезон Сэмюэла С.

   Повесть

   Перевод Н.Васильковской

   Он жил  на серой тенистой улице в Вене, на втором этаже,  за четырьмя
заляпанными грязью, вечно закрытыми окнами. Он лениво пробуждался по ут-
рам и, шлепая  босыми ногами,  плелся по коридору в затхлую сырость ван-
ной. Иногда задерживался,  чтобы поглядеть на тонкую цепочку красных му-
равьев,  исчезающую под  плинтусом. Он достиг того возраста,  когда тело
начинает жить независимо, а душа изо всех сил старается вернуть утрачен-
ную власть.
   Он усердно заботился о своем здоровье: не ел жареного  и  никогда  не
позволял религии покушаться на его аппетит и чувство юмора. Впереди была
еще целая жизнь в этом странном городе-форпосте, куда просачивались лишь
отголоски цивилизованного мира, и нужно было настроить ухо,  чтобы  уло-
вить их. Пять лет назад он решил взять себя в руки, и вот теперь,  много
тысяч долларов спустя, он все еще регулярно ходил дважды в  неделю,  как
на работу, к маленькому круглому доктору, который, склонив голову набок,
сидел в полумраке и спокойно выслушивал его, лишь  изредка  посмеиваясь.
Наконец он сделал одно открытие. Когда стоишь на месте - старишься быст-
рее.
   Сэмюэл С. нашел для себя подходящий ритм жизни и  постоянную  струйку
дохода: реализовывал скромные планы, которые могли обеспечить его если и
не на всю жизнь, то хотя бы на полтора месяца вперед. Он заделался  спе-
циалистом по американскому гостеприимству и набрал трех клиенток -  экс-
центричных представительниц венского старого света, которые во что бы то
ни стало хотели угнаться за новым. Однако во время их второго  интимного
заседания с кукурузными лепешками и пародией на  чаепитие  у  президента
Гарварда вдруг разом пришел конец его радушию и временной профессии - он
закинул ногу на ногу и сбил при этом поднос с  мейсенским  фарфором.  На
платьях двух из его клиенток выступили подозрительные пятна. Третья кли-
ентка довершила скандальный разгром его  званого  вечера  и  собственных
дружеских отношений: она упала со стула и, корчась от смеха,  стала  ка-
таться по полу. Эта особа, вдовствующая графиня,  явилась  и  на  третий
урок: как зажечь спичку о подошву ботинка. Она сочла это роскошным  трю-
ком, но Сэмюэл С. подозревал, что в душе она смеялась над ним, хотя  так
же внимательно, как и его психиатр, только с большим изяществом напрягая
ухо, выслушивала его мысли и разражалась смехом, когда назревал поцелуй.
   Графиня, светловолосая, гибкая и сухощавая, считала  чудовищным,  что
такой утонченный, остроумный и эрудированный человек, как Сэмюэл С., вы-
нужден пропадать ни за грош в этом мире. В таких случаях Сэмюэл С.  пов-
торял:
   - Ах, Графиня, главное, что вы меня цените.
   - Ах, это так, герр С., и я польщена, что вы так считаете.
   Итак, Сэмюэл С. скользил, как на лыжах,  вниз  по  духовным  склонам,
приближаясь к майским почкам и европейскому лету. Время от времени  увя-
зая концом своей лыжной палки в глубокой депрессии. Но все же он продол-
жал посещать Оперу, вечера Моцарта и Верди: Графиня брала его под  руку,
они медленно поднимались в фойе, и в  мерцающем  свете  канделябров  она
рассказывала ему, кто есть кто на самом деле и кто кем себя  воображает.
Дважды, когда он провожал ее домой, возникало некоторое напряжение.  Раз
она сказала ему:
   - Между нами семь лет разницы, герр С., - я ведь  не  скрываю  своего
возраста, хотя, может быть, и стоило бы, раз внешность  позволяет,  -  и
ушла.
   Он остался стоять на темной, благоухающей сандаловым деревом лестнич-
ной площадке - дверь медленно закрылась перед его носом. Во  второй  раз
она пригласила его:
   - Входите, входите.
   Она поставила пластинку с реквиемом Форе, налила ему Viertel шампанс-
кого в высокий бокал, и Сэмюэл С. подумал: "Вот оно, пошло. Я сорвал ше-
луху условностей и скоро окажусь в ее спальне". Но она  вдруг  громко  и
отчетливо сказала:
   - Наша беда, герр С., заключается в том, что мы живем в каком-то при-
думанном мире. Ведь никого не волнует, что мы ходим в Оперу, и нет ника-
кого прока в том, что мы - сливки этого захолустья, которое когда-то бы-
ло городом. - И блеснула бледной улыбкой: - Ах, герр С., было бы так ми-
ло, если бы вернулись дни моей юности -  мы  могли  бы  проводить  время
где-нибудь на берегу реки, зная, что впереди еще целая жизнь.
   Сэмюэл С. решил оставить эти странные рассуждения для герра Доктора и
напрямую спросил его:
   - Герр Доктор, вам не кажется, что Графиня водит меня за нос. Ведь ей
же тоже должно хотеться.
   Герр Доктор слегка почесал под глазом аккуратным пальцем  и  протянул
свою дежурную фразу:
   - Продолжайте, пожалуйста. - Холодный ответ во время не менее  холод-
ной австрийской зимы: крыши неделями были одеты в белое, днем тепло труб
растапливало снег, а за ночь намерзала ледяная корка, по утрам  блестев-
шая на солнце.
   А потом, правда известив загодя, деньги у него кончились. И Сэмюэл С.
тихо пошел ко дну. С лыжами, палками и  всем  остальным.  Все  глубже  и
глубже. Именно в тот момент, когда листики уже высовывали нос из  набух-
ших почек, - в самой середине апреля.
   Ему приходилось заводить какие-то глупые  знакомства  ради  очередной
горсти монет. До тех пор, пока холод не подобрался под коленки и он  уже
еле таскал ноги. Однажды днем, в конце мая, на трех  улочках,  расходив-
шихся лучами от крохотной пустынной площади, ему явились  три  призрака.
Первый сказал: "Я - бедность, я приношу муки одиночества",  второй  про-
молчал и лишь загадочно выпустил ветры, и, наконец,  последний  призрак,
студентка из Радклифа, сказала, что хотя она  еще  и  носит  коротенькие
красно-синие полосатые носочки, но заведение это уже окончила. Сэмюэл С.
остановился, его охватила дрожь. Он с трудом добрался до ближайшего поч-
тового отделения, взял чистый бланк и отчаянно возопил к богатым друзьям
из Амстердама, чтобы они выслали денег, кругленькую сумму, -  поддержать
его на плаву, потому что он тонет, тонет, тонет...





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0548 сек.