Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Мюррей ЛЕЙНСТЕР - ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ОТРЯД

Скачать Мюррей ЛЕЙНСТЕР - ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ОТРЯД

                                    1

     Близкая луна  прошла  над  головой.  Она  имела  зазубренные  края  и
неправильную форму. Очевидно, это был заселенный астероид. Хайдженс не раз
его видел и поэтому даже не вышел посмотреть, как он пронесся по  небу  со
скоростью воздушного экспресса, затемняя звезды на  своем  пути.  Хайдженс
корпел над какими-то бумагами. Для него это занятие не совсем обычное, так
как юридически он был преступником, и, следовательно, вся  его  работа  на
Лорене Втором тоже была преступлением. Странно как-то писать в комнате  со
стальными шторами в  обществе  огромного  плешивого  орла,  дремавшего  на
трехдюймовом насесте, вделанном в стену. Единственного помощника Хайдженса
после схватки с "ночным бродягой" корабль Кодиус Компани увез туда, откуда
тайком приходили все эти корабли. И  теперь  он  должен  был  работать  за
двоих. Хайдженс  понимал,  что  он  сейчас  единственный  человек  в  этой
солнечной системе.
     Внизу в загоне спали медведи. Ситка Пит тяжело поднялся  и  побрел  к
своей миске с водой. Он с жадностью стал глотать охлажденную воду, а затем
вдруг  громко  чихнул.  Проснулся  Сурду  Чарли  и  недовольно   заворчал.
Откуда-то снизу донеслись рычание и возня.
     Хайдженс крикнул: "Потише  там!"  и  снова  углубился  в  работу.  Он
закончил отчет о климате и включил компьютер. Пока тот обрабатывал данные,
он просмотрел свои записи и определил количество оставшихся запасов. Затем
снова принялся за отчет.
     "Ситка Пит, - писал он, -  по  всей  вероятности,  разрешил  проблему
борьбы с отдельными экземплярами сфиксов. Он понял, что  не  имеет  смысла
душить их, так как когти не могут пробить  даже  верхний  слой  их  шкуры.
Сегодня Семпер  оповестил  нас,  что  стая  сфиксов  пронюхала  дорогу  на
станцию. Ситка, спрятавшись с  наветренной  стороны,  ожидал  их  прихода.
Затем он сзади напал на сфикса и обрушил на его голову два страшных удара,
сила которых была, вероятно, равна силе  двух  двадцатидюймовых  снарядов,
выпученных одновременно  с  разных  сторон.  Такой  удар  расплющил  череп
сфикса, как яйцо, и он свалился замертво. Затем Ситка  такими  же  мощными
шлепками убил еще двух  сфиксов.  Сурду  Чарли  с  ворчанием  наблюдал  за
схваткой, но когда сфиксы набросились сзади на Ситку, он поспешил  ему  на
выручку. Я не мог стрелять, так как  боялся  попасть  в  него,  и  ему  бы
пришлось совсем плохо, если бы из медвежьего загона на помощь не подоспела
Фаро Нелл. Ее появление отвлекло внимание сфиксов и дало возможность Ситке
еще раз применить свою  новую  технику.  Поднявшись  на  задние  лапы,  он
наносил свои ужасающие удары. Битва закончилась быстро. Семпер  все  время
кричал и летал над дерущимися, но, как обычно, к ним не присоединялся.
     Примечание: Наджет, медвежонок, пытался ввязаться в  драку,  но  мать
пинками отогнала его. Сурду и Ситка,  как  всегда,  не  обращали  на  него
никакого внимания. Я прихожу к выводу, что гены у медведей  Кодиака  очень
устойчивы".
     Снаружи доносились ночные звуки. Среди них можно было ясно  различить
голоса поющих ящериц, похожие на звучи органа, хихиканье "ночных  бродяг",
звуки, напоминающие удары молотка, вбивающего гвозди, и скрип  дверей.  Со
всех сторон слышалось икание в разных тональностях. Его производили совсем
крошечные существа, которые на Лорене Втором заменяли наших насекомых.
     Хайдженс продолжал писать: "Ситка  еще  хорохорился  после  окончания
битвы. Он хотел показать Сурду Чарли свой новый способ. Он поднимал головы
раненых и мертвых сфиксов и с двух сторон лапами  наносил  удары.  Медведи
страшно рычали, когда  тащили  трупы  к  мусоросжигательной  печи.  И  мне
показалось, что..."
     Вокруг раздался звонок прибытия. Хайдженс поднял голову  и  посмотрел
на шкалу. Семпер приоткрыл ледяной  глаз,  взглянул  на  хозяина  и  снова
закрыл его. Хайдженс прислушался. Снизу доносился спокойный глубокий храп.
Кто-то  пронзительно  закричал  в  чаще.  Икание,  стук  молотка  и  звуки
органа...
     Звонок зазвенел снова. Это  означало,  что  какой-то  корабль  уловил
сигнальный луч, о существовании которого могли знать только корабли Кодиус
Компани, и теперь сообщал о том, что он приземляется.  Но  Хайдженс  знал,
что сейчас не должно быть никаких кораблей в этой солнечной системе.
     Лорен Второй был единственной обитаемой планетой.  Официально  и  эта
планета  считалась  необитаемой  из-за  населявшей  ее  вредоносной  фауны
(имелись в виду, конечно, сфиксы). И поэтому  колонизация  запрещалась,  а
Кодиус  Компани  нарушила  закон.  Едва  ли  существовало   более   тяжкое
преступление, чем самовольный захват новой планеты.
     Звонок прозвенел в третий раз. Хайдженс громко выругался. Он протянул
руку, чтобы  выключить  световой  сигнал,  но  тут  же  подумал,  что  это
бесполезно. Радиолокатор  уже  зафиксировал  его  расположение  на  карте.
Корабль все равно сможет отыскать это место и спуститься днем.
     - Дьявол! - выругался Хайдженс. Он не двигался и ждал, пока звонок не
прозвонил еще раз. Корабль Кодиус Компани должен был дать двойной  сигнал.
Но вот уже много месяцев в этой части космоса не было  ни  одного  корабля
Кодиус Компани.
     Звонок прозвучал один раз.
     Мембрана  космофона  слабо  осветилась,  и  вдруг  голос,  искаженный
расстоянием, отчетливо произнес:
     - Вызываю землю! Вызываю землю! Корабль Крит Лайна "Одиссей" вызывает
землю на  Лорене  Втором.  Спускается  один  пассажир  в  ракетной  лодке.
Включите полевые огни.
     Хайдженс застыл от изумления. Он был бы  рад  приветствовать  корабль
Кодиус Компани. Корабль Колониальной Службы отнюдь  не  был  бы  для  него
желанным гостем. Люди с него наверняка уничтожили бы и колонию, и Ситку, и
Сурду, и даже маленького Наджета, а  Хайдженса  привлекли  бы  к  суду  за
незаконную  колонизацию  планеты.  Но  появление   здесь   на   нелегально
существующей станции корабля торговой компании просто  ничем  нельзя  было
объяснить.
     Хайдженс включил огни на посадочной  площадке.  Он  видел,  как  ярко
осветилось  поле.  Затем  поднялся.  Необходимо  было  принять  все   меры
безопасности в связи с раскрытием его убежища. Он  вложил  свои  записи  в
специальный сейф, затем достал документы  и  бумаги,  свидетельствующие  о
том,  что  Кодиус  Компани  поддерживала  станцию  на  Лорене  Втором.  Он
захлопнул дверцу. Оставалось нажать кнопку, прикосновение к которой должно
было превратить в пепел  все  содержимое  сейфа,  но  он  не  решался  это
сделать. Если бы он твердо  знал,  что  корабль  принадлежал  Колониальной
Службе, то без колебания нажал бы кнопку  и  обрек  себя  на  долгие  годы
тюремного заключения. Но корабль Крит Лайна, если космофон сказал  правду,
не был опасен для Хайдженса. Его появление  в  этой  системе  было  просто
невероятным. Он покачал головой, затем натянул на  себя  комбинезон,  взял
ружье,  спустился  вниз,  где  находился  медвежий   загон,   и   повернул
выключатель. Звери, разбуженные ярким светом, удивленно смотрели на  него.
Ситка Пит сел и смешно замигал. Сурду Чарли лежал на спине, задрав  кверху
лапы,  находя,  что  так  спать  значительно  прохладней.   Он   с   шумом
перекувырнулся и засопел в знак дружеского расположения к Хайдженсу.
     Фаро Нелл проковыляла к дверям своей  отдельной  клетушки,  сделанной
специально для того, чтобы Наджет не толкался под ногами  и  не  раздражал
взрослых медведей.
     Хайдженс, единственный человек  на  этой  планете,  осматривал  своих
четвероногих земляков, свою основную рабочую и боевую силу. Все  они  были
видоизмененными потомками Чемпиона Кодиака, в  честь  которого  называлась
компания. Ситка Пит, самый большой самец, весил двадцать две сотни фунтов,
а  Сурду  Чарли  почти  столько  же,  Фаро  Нелл,  в  которой  удивительно
сочетались  страшная  свирепость   с   материнской   добротой,   достигала
восемнадцати сотен  фунтов,  а  в  маленьком  резвом  медвежонке  Наджете,
высунувшем любопытную морду из-за шерстистого бока  матери,  было  уже  не
меньше шестисот фунтов. Звери выжидающе смотрели на Хайдженса. Они  хорошо
знали, что означало, когда на плече у хозяина сидел Семпер.
     - Пошли! Уже  темно.  Кто-то  приземлился.  Боюсь,  как  бы  дело  не
обернулось худо.
     Он снял запоры с наружной двери загона. Ситка Пит неуклюже проковылял
через нее. Сурду вперевалочку последовал за ним. Все было спокойно.  Ситка
встал на задние лапы и потянул носом воздух. Сурду, переваливаясь  с  боку
на бок, подошел к нему и тоже стал нюхать воздух. Последней появилась Фаро
Нелл. Она зарычала на Наджета, вертевшегося около нее.  Хайдженс  стоял  в
дверях, держа наготове ночное ружье.  Он  чувствовал  себя  неловко  из-за
того, что отправил вперед медведей. Им нужно было пройти через две чащи, а
уже наступила ночь. Звери прекрасно чуяли опасность, но человек не обладал
их обонянием и зоркостью.
     Фонари, зажженные на широкой тропинке, ведущей  к  посадочному  полю,
освещали каким-то таинственным светом все  вокруг  -  огромные  сплетенные
арки  гигантских  папоротников,  стройные  колонны  деревьев   над   ними,
причудливые  стрельчатые  кусты.  Осветительные  лампы,  установленные  на
уровне земли, подсвечивали лес снизу.  Листва  четко  выделялась  на  фоне
черного неба. Повсюду были поразительные контрасты света и тени.
     - Вперед! - скомандовал Хайдженс, махнув рукой. - Хоп!
     Он  с  силой  захлопнул  дверь  загона,  и  процессия   двинулась   к
посадочному полю через полосу освещенного  леса.  Два  гигантских  Кодиака
ковыляли впереди. Ситка  опустился  на  четвереньки  и  крадучись  шел  по
дорожке. За ним следом, переваливаясь из стороны  в  сторону,  брел  Сурду
Чарли. Хайдженс шел за ними, настороженно вслушиваясь в темноту, Фаро Нелл
с Наджетом замыкали шествие.
     Они составляли великолепный боевой отряд, хорошо приспособленный  для
передвижения по этой полной опасности дикой чаще.  Ситка  и  Чарли  всегда
были в авангарде. Фаро Нелл защищала тыл. Наджет шел за ней. О  нем  нужно
все время заботиться и охранять от возможного нападения сзади,  и  поэтому
мать была всегда начеку. Хайдженс был главной ударной силой. Взрывные пули
могли поражать даже сфиксов, а  светящийся  конус  фонаря  на  его  ружье,
который включался, как только он дотрагивался до спускового крючка, хорошо
освещал цель. Ружье его совсем не похоже на обычное охотничье  оружие.  Но
обитатели Лорена Второго тоже ничем  не  напоминали  обыкновенных  зверей.
"Ночные бродяги" боялись света.  Они  могли  напасть  только  в  состоянии
истерии, которое вызывалось у них слишком ярким освещением.
     Хайдженс быстро шел к посадочной площадке. Он был  разъярен.  Станция
Кодиус Компани на Лорене Втором существовала совершенно секретно.  Имелись
серьезные причины, побудившие компанию создать ее,  но  сделано  все  было
тайно. По металлическому голосу в космофоне нельзя было определить реакцию
пассажира корабля на нелегальное положение станции. Во всяком случае, если
корабль приземлится, Хайдженс успеет вернуться и  уничтожить  сейф,  чтобы
спасти тех, кто прислал его сюда.
     Пробираясь сквозь  фантастически  освещенную  чащу,  Хайдженс  слышал
отдаленный грубый рев посадочной ракетной лодки. Ясно  было,  что  это  не
рокот моторов корабля. По мере того как они  приближались  к  ракетодрому,
рев становился громче.  Два  огромных  Кодиака,  тщательно  нюхая  воздух,
двигались впереди.
     Отряд подошел к краю посадочного поля. Оно было все  залито  слепящим
светом. Мощные лучи косо направлены  вверх,  так,  чтобы  приборы  корабля
могли легко установить  место  посадки.  Такие  посадочные  площадки  были
когда-то стандартом. Теперь же  на  всех  освоенных  планетах  их  сменили
посадочные решетки, мощные сооружения, которые с необычайной  легкостью  и
осторожностью поднимали и спускали звездолеты.
     Площадки еще можно  было  встретить  либо  на  планетах,  где  велись
исследовательские работы, чаще всего по бактериологии или экологии, либо в
заново основанных колониях, еще не успевших построить типовой ракетодром.
     Когда Хайдженс дошел  до  края  поля,  ночные  обитатели  уже  успели
слететься на свет, как  мошкара  на  Земле.  Воздух  был  затемнен  бешено
крутящимися существами. Их было бесчисленное множество всевозможного  типа
и размера: от белых маленьких ночных мошек и многокрылых  летающих  червей
до непрерывно вращающихся, довольно больших голых тварей, которые могли бы
сойти за ощипанных летающих обезьян. Все они жужжали, плясали и  описывали
в воздухе сумасшедшие круги, издавали какие-то особенные свистящие  звуки.
Их было так много,  что  они  почти  образовали  потолок  над  расчищенной
площадкой и затемняли небо. Взглянув наверх,  Хайдженс  сквозь  завесу  из
крыльев и тел сразу увидел голубовато-белое пламя ракетобота.
     Пламя росло на глазах. Один раз оно  отклонилось  в  сторону.  Пилот,
должно быть, отрегулировал направление, а затем ракета вновь  вернулась  в
нормальное положение. Светящаяся точка  сначала  увеличилась  до  размеров
большой  звезды,  затем  очень  яркой  луны  и,  наконец,  превратилась  в
безжалостно слепящий шар. Хайдженс отвернулся. Тяжелый неуклюжий Ситка Пит
благоразумно последовал примеру хозяина и стал смотреть  на  темную  чащу.
Сурду, казалось, не замечал все усиливающегося глухого рева ракеты. Он все
время осторожно нюхал воздух. Фаро Нелл, прижав  голову  Наджета  огромной
лапой, старательно вылизывала его перед приходом гостей. Наджет  дергался,
как капризный ребенок.  Рев  перешел  в  чудовищные  громовые  раскаты.  С
посадочной площадки потянуло  горячим  ветром.  Ракетная  лодка  метнулась
вниз, и ее пламя спалило  стену  летающих  существ.  Затем  все  покрылось
облаком пыли. Середина поля ярко вспыхнула, и что-то быстро  скользнуло  в
огонь, примяло его и осело в нем. Пламя сразу исчезло, и  Хайдженс  увидел
ракетобот. Он покоился на  хвосте,  устремив  нос  к  звездам,  с  которых
спустился.
     После  бури  вдруг  наступила  мертвая  тишина.  И  постепенно  стали
появляться ночные  звуки  -  пение  органа  и  робкое,  похожее  на  икоту
всхлипывание. Звуки становились все  отчетливее,  и  вдруг  Хайдженс  стал
слышать нормально. Боковая дверца в корпусе лодки с  лязгом  открылась,  и
оттуда выбросили какой-то предмет. Он стал быстро разворачиваться. Это был
металлический трап, который перекинули через выжженную пламенем  площадку,
где стояла лодка.
     Из дверцы вышел человек. Он повернулся лицом к кабине и  обменялся  с
кем-то  рукопожатием.  Спустившись  по  лесенке  к  металлическому  трапу,
человек прошел над дымящимся полем. В руках  его  был  небольшой  саквояж.
Дойдя до конца дорожки, он ловко спрыгнул на землю и быстро  направился  к
краю расчищенной посадочной площадки, затем махнул рукой кому-то в  лодке.
Металлическая дорожка тут же поднялась и  исчезла  в  корпусе  ракетобота.
Из-под хвостового оперения вырвалось пламя и за ним столбы удушливой пыли.
Вскоре снова яркая вспышка. Ее сопровождал невыносимый  шум.  Пламя  стало
быстро подниматься сквозь дымовую  завесу.  Когда,  наконец,  к  Хайдженсу
вернулся  слух,  он  только  услышал  приглушенное  бормотание.  Маленькая
светящаяся точка в небе уходила все дальше и дальше на восток, где ее ждал
корабль.
     Из  чащи  снова  донеслись  ночные  звуки.  Жизнь  на  Лорене  Втором
протекала  независимо  от  дел  людей.  Над   дымящейся   площадкой   ярко
освещенного поля стоял маленький подвижный человек с саквояжем в  руках  и
удивленно оглядывал все вокруг. Как только огонь стал  затихать,  Хайдженс
направился к нему. Сурду и Ситка шли впереди. Фаро Нелл как преданный  пес
плелась за хозяином, не спуская заботливого  материнского  ока  со  своего
детища.
     Человек на площадке испуганно смотрел на этот парад.  Не  очень  было
приятно спуститься ночью на незнакомую планету и, утратив последнюю  связь
с остальным космосом после  отлета  корабля,  очутиться  лицом  к  лицу  с
семейством гигантских медведей. Одинокая фигура человека в такой  компании
казалась нереальной.
     Прибывший растерянно смотрел на приближающийся отряд.  Когда  большие
медведи подошли к нему, он испуганно отшатнулся.
     - Привет! Не бойтесь медведей. Это друзья, - крикнул Хайдженс.
     Ситка подошел к приезжему и осторожно обнюхал его. Запах  был  вполне
удовлетворительный, запах человека. Затем  он  грузно  опустился  прямо  в
грязь, не  спуская  дружелюбного  взгляда  с  незнакомца.  Сурду  усиленно
обнюхивал край площадки.  Подошел  Хайдженс.  Он  сразу  заметил,  что  на
прибывшем форма офицера Колониальной Службы. По знакам отличия было видно,
что он в высоких чинах. Все это не предвещало ничего хорошего.
     - Да, - произнес незнакомец, - а где же ваши роботы? Какого черта они
там делают? И почему вы перенесли станцию? Меня зовут Рон. Я прибыл  сюда,
чтобы составить отчет о вашей колонии.
     Хайдженс удивленно спросил:
     - О какой колонии?
     Рон начал раздражаться.
     - Робот-Пункт на Лорене Втором. И не пытайтесь доказывать, что  идиот
водитель высадил меня не на той планете. Это  ведь  Лорен  Второй?  А  это
посадочное поле? Но  где  же  ваши  роботы?  Вы  должны  были  уже  начать
возведение решетки. Что здесь произошло и на кой дьявол здесь эти звери?
     Хайдженс усмехнулся.
     - Здесь, - сказал он вежливо, - нелегальное, незаконное поселение  и,
следовательно, я преступник, а эти звери мои сообщники. Если вы не хотите,
то можете не иметь дел с преступниками, но я не ручаюсь, что  вы  доживете
до утра, если не воспользуетесь моим гостеприимством.  А  я  тем  временем
обдумаю, что мне делать с вами дальше. Честно  говоря,  у  меня  есть  все
основания убить вас.
     Фаро Нелл стала на задние лапы рядом  с  Хайдженсом.  Наджет  заметил
нового человека.  Он  был  еще  ребенок  и  поэтому  был  настроен  весьма
дружески. Мелкими шажками он стал приближаться к гостю, застенчиво  ворча,
и вдруг чихнул от смущения. Мать одним прыжком очутилась рядом и  шлепнула
его. Наджет отчаянно завизжал. Визг маленького Кодиака  весом  в  шестьсот
фунтов звучал внушительно. Рон переступил через низкую ограду площадки.
     - Я думаю, - сказал он  нерешительно,  -  что  лучше  всего  было  бы
переговорить нам  обо  всем.  Но  если  это  нелегальная  колония,  то  вы
арестованы, и все, что бы вы ни говорили, обернется против вас.
     Хайдженс снова ухмыльнулся.
     - Вы правы, - сказал он. - Но теперь вы должны  держаться  близко  от
меня, и только так мы сможем вернуться на станцию. Я  было  поручил  Сурду
тащить ваш чемодан. Он  любит  таскать  вещи,  но  боюсь,  что  ему  могут
понадобиться зубы. Нам идти почти милю.
     Он повернулся к медведям:
     - Ну пошли. На станцию! Хоп!
     Ситка Пит ворча поднялся и занял свое обычное место впереди.  За  ним
нехотя последовал Сурду.
     Хайдженс и Рон шли рядом перед Фаро Нелл и Наджетом. Только так можно
было  на  Лорене  Втором  свободно  пробираться  по  лесу  в  полумиле  от
укрепленного жилища. На пути они столкнулись с "ночным бродягой", которого
яркий свет привел в состояние истерии. Он с безумным  смехом  стремительно
несся через чащу. Ударом лапы Сурду свалил его на землю в десяти ярдах  от
Хайдженса. Наджет ощерился при виде мертвого зверя. Он  даже  сделал  вид,
что собирается напасть, но мать отогнала его.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0613 сек.