Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Витольд Гомбрович. - Ивонна, принцесса бургундская

Скачать Витольд Гомбрович. - Ивонна, принцесса бургундская

 В.Гомбрович (1904 -  1969)  -  классик  польского  авангарда, оказавший
большое влияние на польскую  и европейскую литературу и драматургию XX века.
Пьеса написана в 1938 году, однако первая ее постановка в Польше  состоялась
лишь в  начале 50-х гг. С тех пор "Ивонна, принцесса Бургундская"  уже более
полувека  не сходит  со  сцен. Переведенная  на  шестнадцать  языков,  пьеса
занимает прочное место в репертуарах  театров всего  мира. Одна из  недавних
постановок    была   осуществлена   Ингмаром   Бергманом   в   Стокгольмском
драматическом театре.
 Публикация перевода: "Современная драматургия", 1996/1.

 

 Действующие лица:
 ИВОННА
 КОРОЛЬ ИГНАЦИЙ
 КОРОЛЕВА МАРГАРИТА
 ПРИНЦ ФИЛИПП - наследник престола
 КАМЕРГЕР
 ИЗА - придворная дама
 КИРИЛЛ - друг принца
 КИПРИАН
 ТЕТКИ ИВОННЫ
 ИННОКЕНТИЙ - придворный
 ВАЛЕНТИН - лакей
 САНОВНИКИ, ПРИДВОРНЫЕ, НИЩИЙ и т.д.


 АКТ I.

 Место гуляний:  деревья, в глубине скамейки, празднично одетая публика.
При сигнале фанфар входят: КОРОЛЬ ИГНАЦИЙ, КОРОЛЕВА МАРГАРИТА, ПРИНЦ ФИЛИПП,
КАМЕРГЕР, КИРИЛЛ, КИПРИАН, придворные дамы и господа.

 КОРОЛЕВА. Какой чудесный закат.
 КАМЕРГЕР. Воистину чудесный, ваше величество.
 КОРОЛЕВА. Глядя на такую красоту, человек становится лучше.
 КАМЕРГЕР. Лучше, вне всякого сомнения.
 КОРОЛЬ. А вечерком перекинемся в картишки.
 КАМЕРГЕР. Только вашему величеству  дано  сочетать  врожденное  чувство
прекрасного со свойственной вам склонностью к игре в бридж.
 Подходит НИЩИЙ.
 Чего тебе, добрый человек?
 НИЩИЙ. Прошу оказать материальную поддержку.
 КОРОЛЬ. Камергер, дай ему пять грошей. Пусть народ видит, что мы помним
о его нуждах!
 КОРОЛЕВА.  Дай  десять.  (Обернувшись  к закату.)  При  виде  подобного
заката!
 ДАМЫ. А-а-а-х!
 КОРОЛЬ. Да что там - дай пятнадцать! Пусть знает своего государя!
 ГОСПОДА. А-а-а-х!
 НИЩИЙ.  Да  благословит  Господь  Всевышний  светлейшего  короля  и  да
благословит светлейший король Господа Всевышнего. (Уходит, распевая песню.)
 КОРОЛЬ.  Ну  что ж, пойдем, не  стоит опаздывать к ужину, нам  ведь еще
необходимо прогуляться по всему парку, братски  пообщаться  с народом в день
национального праздника.
 Все направляются к выходу, кроме ПРИНЦА.
 А ты, Филипп, разве остаешься?
 ПРИНЦ (поднимает лежащую на земле газету). Я на минутку.
 КОРОЛЬ.  Ха-ха-ха!  Понятно! Ха-ха-ха! У него свидание! Совсем  как я в
его годы! Что ж, пошли, ха-ха-ха!
 КОРОЛЕВА (с упреком). Игнаций!
 Сигнал фанфар, все уходят, кроме ПРИНЦА, КИРИЛЛА и КИПРИАНА.
 КИРИЛЛ и КИПРИАН. Конец занудству!
 ПРИНЦ.  Постойте-ка,  тут  гороскоп на  сегодняшний  день. (Читает.)  С
двенадцати до двух... Нет, не  то... Вот!  - Период с  семи до девяти вечера
принесет вам мощный прилив жизненных  сил,  усиление индивидуальных качеств,
даст толчок прекрасным, хоть и  рискованным идеям. Это  часы, способствующие
смелым планам, великим делам...
 КИПРИАН. А нам это к чему?
 ПРИНЦ. ...благоприятствующие успеху в делах любовных.
 КИРИЛЛ. Тогда другое дело. Посмотри, вон там крутятся какие-то девицы!
 КИПРИАН. Вперед! Не медли. Исполним наш долг.
 ПРИНЦ. Что? Какой еще долг? Что ты имеешь в виду?
 КИПРИАН. Наш  долг - функционировать!  Функционировать! Ничего другого,
как только функционировать с блаженной радостью! Мы молоды! Мы мужчины! Мы -
молодые мужчины! Так будем  выполнять  нашу функцию  молодых мужчин! Зададим
побольше  работы попам,  чтобы  и  они  могли  функционировать! Обыкновенное
разделение труда.
 КИРИЛЛ.  Взгляни-ка, идет весьма  элегантная и обольстительная  дама. И
ножки ничего.
 ПРИНЦ. Да нет - как же так? Опять то же самое? И  так до бесконечности?
Вновь и вновь? Еще и еще раз?
 КИПРИАН. А ты не согласен?! Что  она может  о  нас подумать?!  Конечно,
вновь и вновь! Всегда!
 ПРИНЦ. Не хочу.
 КИРИЛЛ. Не хочешь? Что? Что?! Отказываешься!
 КИПРИАН.  (удивленно).  Разве  ты, принц, не  испытываешь  сладостного,
беззаботного  наслаждения, когда милые губки шепчут: "да", как бы лишний раз
подтверждая свою неизменную готовность?
 ПРИНЦ.  Конечно,   конечно,  естественно...  (Читает.)  "способствующие
смелым  планам, великим делам, усилению  индивидуальных качеств и обострению
эмоций.  Эти  часы  небезопасны  для  натур  чрезмерно  самолюбивых, которым
свойственно  излишне обостренное  чувство  собственного  достоинства.  Дела,
которые  вы  начнете  в эти часы,  могут принести  пользу,  но, возможно,  и
вред..." Ну вот, всегда так.
 Входит ИЗА.
 Приветствуем вас!
 КИПРИАН. С величайшим наслаждением!
 КИРИЛЛ. С восхищением!
 ИЗА. Добрый день! Что вы, принц, делаете здесь, в уединении?
 ПРИНЦ. Исполняю свой долг. Мой отец своим видом воодушевляет подданных,
а я своим - погружаю в мечты их дочерей. А вы почему не в свите королевы?
 ИЗА. Опоздала. Вот догоняю. Была на прогулке.
 ПРИНЦ. Ах, догоняете. Кого?
 ИЗА.  Какой же вы, принц, рассеянный. Отчего в голосе такая меланхолия?
Неужели вы не радуетесь жизни? А я только этим и занята.
 ПРИНЦ. Я тоже, и как раз потому...
 ВСЕ. Что?
 ПРИНЦ. Хм... (Внимательно на них смотрит.)
 ВСЕ. Так что же?
 ПРИНЦ. Ничего.
 ИЗА. Ничего. Вы, принц, здоровы?
 КИРИЛЛ. Простуда?
 КИПРИАН. Мигрень?
 ПРИНЦ.  Нет,  напротив,  просто   на  меня   что-то  нахлынуло!  Что-то
нахлынуло! Поверьте, меня буквально переполняют эмоции!
 КИПРИАН (оглядывается). О-о, ничего блондиночка. Вполне... вполне...
 ПРИНЦ. Блондинка? Если бы  ты сказал  - брюнетка, это ничего не  меняло
бы.  (Осматривается  с подавленным видом.)  Деревья  и деревья... Пусть хоть
что-нибудь произойдет.
 КИРИЛЛ. О-о, а там еще одна идет.
 КИПРИАН. С тетками!
 КИРИЛЛ. С тетками!
 Входят ИВОННА и две ее ТЕТКИ.
 ИЗА. Что случилось?
 КИПРИАН. Да ты взгляни, принц, взгляни, со смеху помрешь!
 КИРИЛЛ. Тихо, тихо, послушаем, о чем они говорят.
 1-я ТЕТКА. Присядем на скамейку. Видишь, дитя мое, тех молодых людей?
 ИВОННА (молчит).
 1-я ТЕТКА. Да улыбнись же, улыбнись, дитя мое.
 ИВОННА (молчит).
 2-я ТЕТКА. Почему так вяло? Почему ты, дитя мое, так вяло улыбаешься?
 ИВОННА (молчит).
 2-я ТЕТКА. Вчера  тебе снова не повезло.  И сегодня  ты не  пользуешься
успехом.  А завтра тоже никто  не обратит на тебя внимания. Ну почему ты так
непривлекательна, дорогая? Почему совершенно  не сексапильна?  На тебя никто
не хочет смотреть. Истинное наказание Божье!
 1-я ТЕТКА. Мы потратили все наши сбережения, до последнего гроша, чтобы
заказать для тебя это платье с цветами. К нам ты не можешь быть в претензии.
 КИПРИАН. Ну и уродина!
 ИЗА (обиженно). Почему же сразу - уродина.
 КИРИЛЛ. Мокрая курица! И еще нос воротит!
 КИПРИАН.  Плакса!  Все  ей  не  так! Пошли,  продемонстрируем  ей  наше
презрение! Дадим по носу!
 КИРИЛЛ.  Да, да!  Эту  надутую реву неплохо бы  проучить! Наш священный
долг! Ты иди первый, а я за тобой.
 Проходят с саркастическими  минами  вплотную  перед  Ивонной,  а  затем
разражаются смехом.
 КИПРИАН. Ха-ха-ха! Прямо под носом! Прямо под носом!
 ИЗА. Оставьте ее - это не имеет смысла!
 1-я ТЕТКА (к Ивонне). Видишь, чему мы из-за тебя подвергаемся.
 2-я  ТЕТКА.  Из-за  нее все только смеются  над нами! Наказание  божье!
Думала,   хоть   на  старости   лет,  когда  наступит  конец   моим  женским
разочарованиям,  я  смогу  не  опасаться,  что покажусь  смешной.  И  вот  я
постарела, но из-за тебя продолжаю терпеть издевательства.
 КИПРИАН. Слышишь? Теперь они  ей выговаривают. Ха-ха-ха, так ей и надо!
Проберите ее как следует!
 2-я  ТЕТКА.  Опять над  нами смеются. Но  уйти нельзя, тогда  они будут
смеяться нам вслед... А останемся - смеются в лицо!
 1-я ТЕТКА (к Ивонне). Почему  на вчерашнем балу ты,  дорогое дитя, даже
ногой не шевельнула?
 2-я ТЕТКА. Почему никто тобой не заинтересуется? Разве нам это приятно?
Мы вложили в тебя все наше женское честолюбие, а ты...  Почему ты не бегаешь
на лыжах?
 1-я  ТЕТКА.  Почему  не  займешься  прыжками  с  шестом? Другие барышни
прыгают.
 КИПРИАН. До  чего  же  она  неуклюжа!  Меня  один  ее  вид  раздражает!
Чертовски  раздражает! Эта нескладеха просто  выводит  меня из себя!  Сейчас
подойду и переверну скамейку! Как, а?
 КИРИЛЛ. Нет,  не стоит. К  чему  столько усилий? Достаточно показать ей
палец или рукой махнуть, или  еще  что-нибудь  в  этом духе. Любой  жест  по
отношению к подобному существу будет издевательством. (Чихает.)
 2-я ТЕТКА. Вот видишь? На нас уже чихают!
 ИЗА. Оставьте ее.
 КИПРИАН. Нет,  нет,  давайте проделаем над ней какой-нибудь фортель.  Я
придумал: притворюсь хромым, а  она подумает,  что к ней на чай даже  хромой
пес не приходит. (Намеревается подойти к скамейке.)
 ПРИНЦ. Постой! Я придумал кое-что получше!
 КИПРИАН. Ого! Уступаю место!
 КИРИЛЛ.  Что  ты  придумал?  Похоже,  ты  собираешься  проделать  нечто
невообразимое!
 ПРИНЦ  (смеется, прикрыв  рот  носовым платком).  Фортель  -  ха-ха-ха,
фортель! (Подходит к скамейке.) Разрешите представиться. Я -  его высочество
принц Филипп, сын короля.
 ТЕТКИ. А-а-а!
 ПРИНЦ. Вижу, уважаемые  дамы,  у  вас  какие-то проблемы  с этой  милой
барышней. Отчего она так апатична?
 1-я  ТЕТКА.  Просто  беда! У  нее  какое-то  органическое  недомогание.
Кровообращение вялое.
 2-я ТЕТКА. А от  этого зимой отечность, а летом  затхлость. По осени  у
нее постоянный насморк, зато весной - головные боли.
 ПРИНЦ.  Вот  уж,  извините,   буквально  теряешься,  какое  время  года
предпочесть. И никакие лекарства не помогают?
 1-я ТЕТКА. Врачи говорят: будь она  поживее,  повеселее, кровообращение
усилилось бы и все недомогания прекратились.
 ПРИНЦ. Тогда почему у нее не может улучшиться настроение?
 1-я ТЕТКА. Из-за вялого кровообращения.
 ПРИНЦ.  Итак, если она станет живее,  кровообращение усилится,  а  если
кровообращение  усилится,  то она станет живее. Забавная  ситуация. Какой-то
порочный круг. Хм... конечно, да... а вы знаете...
 2-я ТЕТКА.  Вы, принц, конечно,  иронизируете. Что  ж, запретить  мы не
можем.
 ПРИНЦ. Иронизирую? Нет,  мне  не  до иронии.  Слишком  серьезный сейчас
момент.  Разве  вы  не  ощущаете некоторого  усиления  ваших  индивидуальных
качеств, прилива жизненных сил - не испытываете упоения?
 1-я ТЕТКА. Ничего мы не испытываем, вот только немного прохладно.
 ПРИНЦ.  Странно!  (К  Ивонне.)  А  вы  -  неужели  вы  тоже  ничего  не
чувствуете?
 ИВОННА (молчит).
 2-я ТЕТКА. Где ей, что она может чувствовать?
 ПРИНЦ.  Знаете, когда я смотрю  на вас, меня так и подмывает что-нибудь
над вами сотворить. Например, взять на поводок и гнать вперед, или развозить
на  вас  молоко,  или  колоть  вас  булавкой,  или  передразнивать. Ваш  вид
раздражает меня, вы подобны красной  тряпке, вы провоцируете. Да! Есть люди,
как бы созданные для того, чтобы выводить других из  равновесия, раздражать,
доводить до  безумия. Такие люди  существуют, и каждый из  них  воздействует
только на конкретного человека.  Ах! Как вы сидите,  как  перебираете  этими
вашими  пальчиками,  как  болтаете  ножкой!  Неслыханно! Просто великолепно!
Поразительно! Как вы это делаете?
 ИВОННА (молчит).
 ПРИНЦ. Ах, как вы молчите! Как вы  молчите! И какой при этом  обиженный
вид! И выглядите просто  замечательно - похожи на оскорбленную королеву! Вся
исполнена гнева и обиды -  ах, сколько в вас достоинства и претензии! Нет, я
схожу с  ума. У каждого есть свое существо, приводящее его в состояние белой
горячки, а  вы  -  такое существо, созданное  для  меня! И  вы будете  моей!
Кирилл, Киприан!
 КИРИЛЛ и КИПРИАН подходят.
 Позвольте  представить  вас  этой  оскорбленной  королеве, этой  гордой
Анемии!  Посмотрите, как она шевельнула  губками... Ей хотелось  бы ответить
нам колкостью, но именно сейчас ничего не приходит в голову.
 ИЗА  (подходит).  Что  за  глупости!  Оставьте  ее!  Все  это  начинает
становиться безвкусным.
 ПРИНЦ (резко). А  вы находите, что  до этого  момента  вкус всегда  был
соблюден!
 КИПРИАН. Разрешите представиться - граф Недостойный!
 КИРИЛЛ. Ха-ха-ха,  барон Малокровный! Острота, конечно, не из лучших...
зато к месту.
 ИЗА. Хватит, прекратите - оставьте бедняжку в покое.
 ПРИНЦ. Бедняжку?  Ну, ну, полегче! Полегче - я ведь могу и жениться  на
ней.
 КИПРИАН и КИРИЛЛ. Ха-ха-ха!
 ПРИНЦ. Я сказал: полегче - я могу на ней жениться!
 КИПРИАН и КИРИЛЛ. Ха-ха-ха!
 ПРИНЦ. Прекратите! Я женюсь на ней! Да, она до такой степени раздражает
меня, что я на ней женюсь! (К Теткам.) Вы даете согласие, не так ли?
 КИРИЛЛ. Шутка заходит слишком далеко. Ты можешь дать повод для шантажа.
 ПРИНЦ. Шутка? Но скажите,  разве она сама  не являет собой колоссальную
шутку? Разве шутки дозволены только одной стороне? И если я принц, разве она
не гордая,  оскорбленная  королева?  Да  взгляните  же  на  нее! Послушайте!
Мадемуазель, мадемуазель! Мадемуазель, разрешите мне просить вашей руки.
 1-я ТЕТКА. Что?
 2-я ТЕТКА. Что? (Спохватывается.) Принц, вы благородный юноша!
 1-я ТЕТКА. Вы, принц, истинный филантроп!
 КИПРИАН. Неслыханно!
 КИРИЛЛ. Это безумие! Заклинаю тебя памятью твоих предков!
 КИПРИАН. А я заклинаю тебя памятью твоих потомков!
 ПРИНЦ. Довольно, господа! (Берет Ивонну за руку.)
 ИЗА. Прекратите - король идет!
 КИПРИАН. Король!
 КИРИЛЛ. Король!
 Сигнал фанфар входят КОРОЛЬ, КОРОЛЕВА, КАМЕРГЕР, придворные.
 ТЕТКИ. Уходим поскорее, тут сейчас такая буря разразится!
 ТЕТКИ убегают.
 КОРОЛЬ. А! Филипп! Ну, что ж, ты, я вижу, развлекаешься! Что я говорил!
Кровь не вода!
 КОРОЛЕВА. Игнаций!
 КОРОЛЬ. Кровь не вода, говорю вам! Весь в меня! (В сторону.) Но что-то,
мне кажется, эта нимфа слегка... того... А что это за чучело, сын мой?
 ПРИНЦ. Позволь представить, светлейший государь, - моя невеста.
 КОРОЛЬ. Что?
 ИЗА. Он шутит!
 КОРОЛЬ. Ха-ха-ха! Шутка! Анекдот! Вижу, сын мой, что и тебе  передалась
моя склонность к  шуткам. А действительно, что мне еще в жизни осталось.  И,
странное дело, сам не могу понять почему, но чем шутка глупее и примитивнее,
тем большую доставляет мне радость. Сразу становлюсь моложе.
 КАМЕРГЕР. Полностью согласен,  ваше  величество,  с  тонким  замечанием
вашего величества. Ничто так не омолаживает, как истинно нелепая шутка.
 КОРОЛЕВА (с неудовольствием). Филипп...
 ПРИНЦ. Это вовсе не шутка.
 КОРОЛЕВА. Как же так? Не шутка? Что же это, в таком случае?
 ПРИНЦ. Мое обручение!
 КОРОЛЬ. Что?
 Пораженные придворные отбегают.
 КОРОЛЕВА  (возмущенно).  Прежде всего,  прошу всех  соблюдать  такт. (К
Ивонне.) Взгляните, дитя мое, какое там красивое дерево. (К Принцу.) Филипп,
в какое положение ты ее ставишь? Нас в какое положение ставишь? Себя в какое
ставишь положение? (К Королю.) Игнаций, только спокойно!
 ПРИНЦ.  Ваши  величества,   в  ваших  глазах  я  вижу  возмущение  моим
поступком: как я, королевский сын, мог хотя бы на  мгновение  поставить свою
особу рядом с подобным существом.
 КОРОЛЬ. Хорошо говорит!
 ПРИНЦ. Но если я все же обручился  с ней, то сделал это не от скудости,
но от избытка -  и потому считаю, что я вправе  совершить  подобный  шаг, не
вижу здесь ничего для себя унизительного.
 КОРОЛЬ. От избытка?
 ПРИНЦ.  Да!  Я достаточно богат, чтобы обручиться  с крайней нищетой. И
почему мне должна нравиться только  красавица?  Почему  не может понравиться
невзрачная?  Где это  написано?  Где  есть такой закон,  которому  я  обязан
подчиняться как бездушный механизм? Разве я не свободный человек?
 КОРОЛЬ.  Подожди,   Филипп,  ты  что,  всерьез  преподносишь  нам  свои
парадоксы?  Не   изображай   независимого,  просто  у   тебя  в  голове  все
перемешалось, сын мой. Зачем усложнять простые  вещи? Если барышня красивая,
она тебе  нравится, а если  она тебе нравится, то -  вперед...  а  вот  если
уродина, тогда -  до свиданья,  и ноги в руки. К чему усложнять? Это - закон
природы, которому и я сам,  между нами говоря (Оглядывается на Королеву.), с
удовольствием подчиняюсь.
 ПРИНЦ. А мне этот закон кажется идиотски  глупым, до дикости грубым, до
смешного несправедливым!
 КАМЕРГЕР. Глупый-то он, конечно, глупый, но, если можно так выразиться,
как раз самые глупые законы природы более всего приятны.
 КОРОЛЬ.  Неужели,   Филипп,   тебе  опротивели  занятия  на  факультете
проектирования котлов и  твоя идеологическая работа на гражданско-социальном
поприще?
 КОРОЛЕВА.  Разве тебе  наскучили  твои  юношеские  игры  и  забавы?  Ты
пресытился теннисом? Тебе надоело играть в бридж и в поло? Но ведь ты мог бы
еще играть в футбол и в домино.
 КАМЕРГЕР.  Или вас, принц,  больше не  прельщает,  как бы это поизящней
выразиться, нынешняя легкость любовно-эротических связей? Просто невероятно.
Меня бы это никогда не перестало соблазнять.
 ПРИНЦ. К черту эротические связи, к черту все - я женюсь и конец!
 КОРОЛЬ. Что? Что? Он женится?  И ты смеешь такое говорить?  Он над нами
издевается, наглый молокосос! Да! Издевается! Я прокляну его!
 КОРОЛЕВА. Игнаций, ты не можешь так поступить!
 КОРОЛЬ.  Нет, прокляну! Слово даю,  прокляну! В кандалы  его закую! Ха!
Вышвырну негодяя за порог!
 КОРОЛЕВА.  Игнаций, успокойся, иначе  выйдет скандал! Ужасный  скандал!
Игнаций, ведь он это делает по доброте сердечной!
 КОРОЛЬ. По доброте сердечной ранить прямо в сердце старого отца?
 КОРОЛЕВА.  Он же из милосердия!  Из  милосердия!  Его растрогала тяжкая
судьба этой бедняжки  -  он всегда был  необыкновенно чувствителен! Игнаций,
прошу тебя, может получиться скандал!
 КОРОЛЬ (с недоверием). Растрогала тяжкая судьба?
 КАМЕРГЕР.  Ваше величество,  сейчас  правы  ее  величество,  принц  так
поступает   в  силу  врожденного  благородства.  Он   совершает  благородный
поступок. (В  сторону.) Ваше  величество,  если вы не  согласитесь, что  это
благородный поступок - получится скандал, как дважды два. Он не  отступится.
Нельзя доводить дело до скандала!
 КОРОЛЬ.   Ну,   ну!  (К   Принцу.)  Филипп,  пораздумав,   мы  признаем
благородство твоего решения, хоть оно и несколько поспешно.
 ПРИНЦ. При чем здесь благородство!
 КОРОЛЕВА (поспешно). Благородство, благородство, Филипп - не перебивай,
мы лучше знаем, - и в знак признания благородства твоих намерений соизволяем
разрешить тебе представить нам  твою невесту, чья  тяжкая судьба пробудила в
нас самые высокие чувства, все  наше  великодушие. Мы примем ее в замке  как
равную  самым  высокородным  дамам,  что,   конечно  же,  не  уронит  нашего
достоинства, но, напротив, возвысит нас!
 ПРИНЦ  (идет  в  глубину  сцены).  Кирилл,  давай  ее  сюда  -   король
согласился!
 КОРОЛЕВА (в сторону, к Королю). Игнаций, - только спокойно.
 КОРОЛЬ. Ладно, ладно.
 Подходит Принц, ведя за руку Ивонну.
 Да это же... ну, ну!
 Придворные, выглядывавшие из-за деревьев, приближаются сигнал фанфар.
 ПРИНЦ. Светлейший государь! Представляю тебе мою невесту!
 КАМЕРГЕР (вполголоса).  Надо  поклониться,  поклонитесь, мадемуазель...
Поклонитесь...
 ИВОННА (не реагирует).
 КАМЕРГЕР. Поклон, поклон...
 ПРИНЦ (шепотом). Поклон!
 КОРОЛЕВА (вполголоса). Ну, ну... (Слегка кланяется, желая подать пример
Ивонне.) Ну, ну...
 Вслед за Королевой слегка кланяется и Король.
 ИВОННА (не реагирует).
 ПРИНЦ  (слегка  растерявшись,  к  Ивонне).  Это  король,  мой отец, его
величество, а это моя мать, ее величество... Поклон, поклон!
 ИВОННА (не реагирует).
 КОРОЛЕВА (поспешно). Филипп, мы так растроганы... Какое милое создание.
(Целует ее.) Дитя мое, мы станем для тебя отцом и матерью, нас так порадовал
христианский  поступок  сына, мы уважаем его  выбор. Филипп, всегда  следует
стремиться к возвышенному и никогда - к низменному!
 КАМЕРГЕР (подает знак придворным). А-а-а!
 ПРИДВОРНЫЕ. А-а-а!
 КОРОЛЬ (растерянно). Да, да... Ну, в общем... Конечно...
 КОРОЛЕВА (поспешно).  А сейчас проводи свою невесту  и вели приготовить
для нее покои. (Великодушно.) И чтобы всего у нее было в достатке!
 КАМЕРГЕР (подавая знак придворным). А-а-а!
 ПРИДВОРНЫЕ. А-а-а!
 ПРИНЦ, ИВОННА, КИРИЛЛ, ПРИДВОРНЫЕ уходят.
 КОРОЛЬ.  Вот  это  да... Держите  меня!  Вы  видели? Видели  что-нибудь
подобное? Ведь это получается, что не она нам, а мы ей - не она нам, а мы ей
поклонились! (Пораженный.) Ну и уродина!
 КОРОЛЕВА. Да, уродина, но поступок прекрасный!
 КАМЕРГЕР. Если невеста уродлива, то  поступок,  конечно же, должен быть
прекрасным.  Ваше  величество, через  несколько  дней у  принца это пройдет,
только не нужно  форсировать, а  я еще  сегодня загляну  к нему  и попытаюсь
выведать, каковы  его  истинные намерения. Это обычная экстравагантность, но
только не надо его раздражать и вызывать с его стороны сопротивление. Сейчас
нам следует сохранять спокойствие.
 КОРОЛЕВА. И такт.
 Уходят.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0896 сек.