Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

Сергей Другаль. - Василиск

Скачать Сергей Другаль. - Василиск

   - Значит,  так,  сказка будет вот о чем,  -  Нури оглядел слушателей,
поправил панамку на чьей-то голове, вытряхнул песок из чьей-то сандалии.

   Не  очень далеко,  но и  не совсем близко,  не очень давно,  но и  не
сказать,  что вчера,  жил-был пес Кузя,  а  по соседству,  через дырку в
заборе, тоже жил-был кролик Капусткин. Иногда они обменивались мнениями.
И как-то пес Кузя сказал:
   - Посмотри, Капусткин, мне хозяин новый ошейник подарил. Правда, ведь
красиво, а? Кролик осмотрел обновку сквозь выпавший сучок.
   - Да,  ошейник тебе к  лицу,  -  ответил он.  -  И  цепь,  которой ты
привязан, тебе тоже идет. Но больше всего мне нравится, когда ты еще и в
наморднике.
   Капусткин так  говорил потому,  что  он  был  зайцем,  а  притворялся
домашним кроликом, чтобы в него не стреляли.
   Нури  закинул руки за  голову,  шевельнул бицепсами.  Самым трудным в
деле  воспитателя  он  считал  необходимость сочинять  сказки  и  сейчас
гордился  удачей,  сказка  получилась.  Акселерат  и  вундеркинд Алешка,
случайно затесавшийся в группу малышей, одобрительно хмыкнул и сказал:
   - Обрати внимание на реакцию слушателей,  воспитатель Нури.  Никто не
усомнился  в  способности  пса  и  кролика  говорить,   это  само  собой
разумеется.  А почему?  Ты не знаешь,  вернее,  ты знал и забыл. А я вот
точно знаю,  ибо я ребенок и помню:  во всех сказках звери говорят. Ведь
сначала все были братьями, люди и звери. И понимали друг друга. Но потом
люди стали плохо себя вести,  звери обиделись,  ушли в  леса,  пустыни и
тундру.  Белый медведь вообще на льдину сбежал.  А  те,  что остались по
доброте,   например,   собаки,   или   из   лени   -   кошки,   или   из
слабохарактерности -  коровы  там  и  прочие  жвачные,  те  замкнулись и
постепенно вообще говорить разучились.  Но память о временах,  когда все
были в родстве,  когда люди понимали зверей, в звериной душе осталась. И
в человеческой тоже...
   Слушатели разбежались.  Нури  и  Алешка  расставили шахматы и  быстро
разыграли дебют.  Детская площадка,  одна  из  многих,  расположенных на
окраине жилого  массива океанского центра  Института Реставрации Природы
(ИРП),   звенела  голосами:   детвора  впитывала  солнце  и   наливалась
жизненными соками.  Пахло  скошенной травой  и  соснами,  радостно  лаял
щенок.
   - Чего  я  понять  не  могу,  так  это  свойств  памяти,  акселерат и
вундеркинд Алешка сделал коварный ход конем и индифферентно отвернулся.
   На  стол спланировал говорящий институтский Ворон,  перебрал в  ящике
битые пешки и  осмотрел доску взглядом знатока.  Алешка подергал его  за
хвост, и ворон предостерегающе раскрыл клюв.
   - Знаю,  что взрослый начисто забывает о детстве. Но почему? И когда?
Вот она,  - Алешка поправил бант на косичке пробегавшей мимо девчушки. -
Она может силой воображения, даже и не напрягаясь, одушевить свою куклу.
Я тоже раньше мог, а теперь вот не могу. Не знаю, как ты, а я ощущаю это
как потерю.
   Нури сделал рокировку,  привычно оглядел площадку и убедился, что все
в порядке, все заняты важнейшим в жизни делом - игрой.
   - Одушевляет,  -  согласился он. - Я тоже думал об этом. Но до какого
предела, вот вопрос.
   И тут из зарослей орешника,  что на краю площадки,  вышел человек. Не
бородатый волхв,  не  дровосек  и  вообще  не  похожий  ни  на  кого  из
сотрудников ИРП. И потому его появление было сразу замечено: на площадке
стало тихо. Нури смешал фигуры, отодвинул доску и подпер голову кулаком.
Гость был в  домотканых портках в  синюю полоску,  чистых онучах и новых
лыковых  лаптях.   Домотканая  же  рубаха  без  ворота  была  подпоясана
пеньковой  веревкой,   а   светлые   волосы,   стриженные  под   горшок,
топорщились.  От всего этого Нури пришел в состояние тихого умиления,  а
малыши забыли про игры, разглядывая гостя.
   Человек держал в  руке лукошко.  -  Вот как,  значит!  -  Он поставил
лукошко на стол и слегка поклонился.  -  Вывелся,  выходит. Я бы сказал:
возник...
   Он  откинул  тряпицу  с  лукошка,  и  оттуда  выглянули  две  головы,
светло-коричневые,  с  черными  ноздрястыми носами  и  стоячими  ушками,
похожие на детенышей лани, но поменьше.
   Ребятишки обступили стол,  тянулись на  цыпочках,  пытаясь разглядеть
зверенышей. Гость сделал козу, головы поймали пальцы, зачмокали.
   - Сосет, - сладким голосом сказал гость.
   - Сосут, - машинально поправил Нури.
   - Вот...  это самое,  не можем мы.  Убедились:  недостойны.  Потому -
грехи!  Я  бы  сказал -  эгоизьм.  И  опасаемся,  как бы  чего...  А  он
единственный. Ему безопасность нужна, ему настоящее молоко надоть. Мы не
против, берите, а?
   Вот  так,  вплотную,  жителя Заколдованного Леса  видел Нури впервые.
Конечно,  он  был  оттуда:  никто из  сотрудников ИРП не  носил подобной
спецодежды и не говорил столь косноязычно.
   Гость сощурил васильковые глаза, обтер тряпицей пальцы.
   - Так  я  пойду,  значит.  А  ему б  это,  как его,  детское питание.
Натуральное, а?.. До свиданьица.
   - Вы еще придете?
   - Придете вы,  мастер Нури.  Туда,  -  гость  показал большим пальцем
через плечо. - Вам на роду написано... придти.
   - Ну, если на роду, тогда, конечно...
   - Дядя, - перебил кто-то из малышей, - а как вас зовут?
   - Иванушкой меня кличут.
   - Э...- сказал Нури.
   - А чего?
   - Да  нет,  пожалуйста...  Только вот  детенышей из  леса выносить не
стоило, погибнут они без матери.
   - Нет у него матери!
   С этими словами Иванушка перевернул лукошко.  И все ахнули.  На столе
лежал желтенький, в темных пятнах, теленок тянитолкая.
   На  следующий  день  вундеркинд  и  акселерат  Алешка  воспользовался
отсутствием Нури,  чтобы внести свою не предусмотренную программой лепту
в  дело  экологического  воспитания  молодого  поколения.  Ему  трепетно
внимали пятилетние подопечные.
   - ...Я вам так скажу, товарищи, что, увидев тянитолкая, дедушка Сатон
сначала было  сомлел,  но  быстро взял  себя в  руки и  собрал весь цвет
нашего ИРП.  Пришли и  самые  широкие,  и  самые узкие специалисты -  от
экологов и генетиков до волковедов и серомышатников,  все, кто причастен
к реставрации природы. И не зря собрались, ибо сломать, товарищи, всегда
легче чем построить.  Пиф-паф - и вот уже нет красного волка. Трах-бах -
и конец стеллеровой корове.  Еще трах, еще бах - и ты убил последнего на
Земле  камышового кота!  Небольшой такой,  изящный и  без  хвоста...  Ты
скажешь:  что мне камышовый кот, я и без него могу. Говори за себя, а не
за всю планету.  Земля без камышового кота не может! Для Земли камышовый
кот  такое  же  неповторимое  дитя,  как  и  ты,  человек!..  Воссоздать
утраченный вид  так  трудно,  что  удача становится праздником для всего
человечества. А тут- тянитолкай...
   Эмоциональная речь, украшенная добротными паузами, проникала в сердца
слушателей.  Алешка не  так уж далеко отошел от истины.  На чрезвычайном
совещании  в  кабинете  директора  ИРП  известные  специалисты и  впрямь
столпились вокруг лукошка, с недоумением разглядывая сонного детеныша. -
Подумать только! - сказал директор.
   - Н-да, - ведущий специалист по зоогенетике откровенно чесал затылок.
- Как правильно заметил доктор Сатон: подумать только!
   К   столу  протиснулся  знаток  палеофольклора,   в  срочном  порядке
доставленный на  совещание.  Усилием  воли  он  заставил себя  подтянуть
челюсть, в изумлении отвисшую на кружевной воротник.
   - Тянитолкай!  О нем мало что известно,  - знаток поднял указательный
палец,  и  все посмотрели на  перстень с  агатом.  -  Мало чего...  Змей
Горыныч,  он же дракон,  это -  да,  это получило отражение, равно как и
Пернатый Змей у инков,  именуемый Кетцалькоатль.  Или серый,  к примеру,
волк. Хорошо разработан Конек-Горбунок хотя источников по нему раз-два и
обчелся.  Жар-птица...  она же  у  многих народов птица Феникс,  мне так
кажется.  Обратно -  единорог,  он и в геральдику вошел...  Сивка-Бурка,
вещая каурка,  ну,  о том многие слышали,  он же конь ретивый,  хотя эту
точку зрения не все разделяют:  конь ретивый, дескать, крупнее и ест что
ни попадя... Н-да. Но лично мне ближе всего дракон...
   - Давайте  советоваться,   товарищи!  -  Сатон  прервал  затянувшийся
экскурс в царство древнего фольклора. - Как быть? Они вот уже проснулись
и моргают.  Может,  у кого есть вопросы?  Вопросов нет. А я вот хотел бы
спросить,  да не у кого: какая из голов передняя? И бегает ли он, а если
бежит, то куда? Что у него хвостик сбоку посередке, это обнадеживает, не
правда ли?
   Специалисты переминались с  ноги на  ногу,  шумно дышали и  ничего не
говорили.  И правильно делали:  чего говорить,  если нечего сказать? При
сем  присутствовала и  тоже  молчала инструктор дошкольного воспитания -
сухая и торжественная бабка Марья Ивановна. Но в конце концов вмешалась:
   - Дите, оно и есть дите. Его поить-кормить надо. Дайте сюда!
   Она забрала лукошко и,  никого не спрашивая,  унесла.  Все облегченно
вздохнули.  -  И  присмотрите,  пожалуйста,  чтобы не разорвался,  когда
подрастет,  -  сказал ей вслед Сатон и сел за свой директорский стол.  -
Человека, и того иногда разрывает. От противоположности устремлений... -
И непонятно добавил:  -  Ты смотри,  что творят!  Невзирая на перерывы в
энергоснабжении!
   - ...дракон,  -  от  запятой продолжил знаток палеофольклора,  -  тот
почти везде встречается.  Расхожий образ и на Востоке и на Западе. А что
это  значит?  Значит,  истоки  в  природе искать  надо.  Сейчас уже  все
согласны,  что были драконы.  Были!  А может, и есть. В глубинке. А нет,
так будут!
   - С  драконами все  ясно.  -  Сатон  раздраженно постучал ладонью  по
столу.  - У нас на повестке тянитолкай, а не драконы. И давайте говорить
по сути.
   - Я  и говорю:  пусть -  из сказки...  Но вы же сами видели -  сосет!
Значит,  реальный.  У  любого упоминания в  фольклоре корни надо искать.
Где?  Отвечаю:  в природе! Пусть, пусть данное явление по сути сказочно,
но ежели оно из природы,  то снова может возродиться.  В яви,  спонтанно
или,  проще, самопроизвольно. Есть мнение, что если в достаточно большом
регионе  возникает натуральная дремучесть,  то  она  неизбежно порождает
сказку,   а   с   другой  стороны  -   граница  между  сказкой  и   явью
расплывается...  У  вас  здесь,  слышал,  даже питекантропы возникли.  А
почему?   Отвечаю:  от  дремучести!..  -  Глазки  знатока  затуманилось,
чувствовалось, что тема дремучести лично ему близка, - Кондовость, я вам
скажу, это сила. Раньше, согласен, на заре НТР она была силой косной. Но
развитие идет как?  Отвечаю:  по спирали!  Выходит,  и  кондовость опять
стала силой, но уже прогрессивной, на другом уровне. В природу нам надо,
вот куда. Глубже... И самим проще быть. Нутром понимать, а не задаваться
вопросами. Хотя, конечно, нутром понять не каждому дано...
   Сатон распушил бороду:
   - Грехи,  что  ли,  мешают?  Как  говорит  Иванушка,  эгоизьм?..  Вы,
случаем, не родственник Гигантюка?





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0654 сек.