Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Юмор

Борис Карлов - Капитал

Скачать Борис Карлов - Капитал

     Комедия в четырех действиях

 

     Борис Карлов

     КАПИТАЛ
     Комедия в четырех действиях

 

     Д Е Й С Т В У Ю Щ И Е Л И Ц А

     П ч е л к и  н А л е к с е й Д м и т р и е в и ч, инженер преуспевающей
фирмы, работяга.
     П ч е л к и н а О л ь г а П е т р о в н а, его жена, учительница.
     Ц у  к  е р  м а  н  Д  а в  и д С е м е н о в и  ч,  антиквар, дальний
родственник Пчелкиной.
     Б е л у г и н Б о р и с А н д р е е в и ч, депутат.
     И  с т  о м и н а М и  л а, жена Дубова, нового русского бандита, потом
вдова.
     Ш  и л о  в В л а д и м и р, друг детства Пчелкина, художник, спившийся
гений.
     С а н е к, друг детства Пчелкина и Шилова, милиционер.
     К а р л М а р к с, призрак.
     Голос Розы Моисеевны.
     В  эпизодах:  Дубов  (без  слов),   выпивший  Поэт,  выпивший  Хулиган,
официант(ка) в  ресторане,  продавщица  в пивном павильоне, тени танцующих в
ресторане.

 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
     КВАРТИРА ПЧЁЛКИНЫХ

ПЕРВАЯ СЦЕНА
     Бессмысленный и тревожный сон Алексея Пчелкина.
     В пляске разноцветных огней, на звуковом фоне играющих одновременновсех
мелодий  спектакля, появляются  фантомы  персонажей. Их монологи  звучат  на
фонограмме с эффектом реверберации.
     Ф  а н  т  о м М и л ы И с т о  м и  н  о й (одета в траур, восклицает,
заламывая руки).  Я люблю, люблю вас! Я люблю  вас за то,  что вы порядочный
человек; за то, что вы чуткий и ласковый! Я люблю вас за о, что вы не похожи
на  тех  ходячих мертвецов, которые повсюду меня  окружают!  Их  всех!  всех
убьют, а вас не за что убивать, потому... потому, что вы душка! Вы -- душка!
Я люблю, люблю вас!..
     Ф а н т  о  м Ц  у  к е р м  а н  а  (хитро, потирая  ладошки). Вещица,
конечно, интересная. Однако где вы найдете на  нее  покупателя здесь, в этой
стране?..  В   наше   столь  эксцентрическое  и  непредсказуемое   время?  В
Великобритании  сложившийся  рынок  антиквариата  и  устойчивая валюта: фунт
стерлингов. Там, на солидном аукционе, ваша вещица потянет  на очень,  очень
приличную  сумму. Сумму, которая при разумном ее вложении  сможет обеспечить
вас  на  всю жизнь. Однако  я  не  могу гарантировать надежное осуществление
вывоза и сохранности предмета...
     Ф а н т о м Б е л у  г и н а (довольно хамски). Мне нравится ваша жена.
Оленька  обладает  чертовски соблазнительной  фигурой. В особенности  ноги и
бедра. Всякий раз при  встрече я  мысленно раздеваю ее догола,  нисколько не
стесняясь вашего  присутствия.  Мои  притязания  на  физическое обладание ее
телом будут бесстыдны и настойчивы. Как депутат,  как  народный избранник, я
имею на это право. Обманным путем я попытаюсь лишить ее  не только чести, но
и состояния. Потому что я не только избранник, но и удачливый  коммерсант. В
интересах избирателей я всегда делаю  то, что мне приятно и выгодно. Да, да,
особенно -- приятно...
     С последней фразой Белугина все стихает и свет гаснет.

ВТОРАЯ СЦЕНА
     Немного  рассеянного света.Ольга  вылезает из-под одеяла, идет к  окну,
раздвигает шторы.В комнате становится светло.
     А л е к с е й (просыпаясь и закрываясь рукой от света). А! Что такое?..
     Ольга надевает халат, присаживается на край кровати.
     О л  ь  г  а.  Опять  твой  мост  рухнул?  Дал  Бог  в  мужья инженера,
трудоголика. Хотя бы в первый день отпуска можно не думать о работе?
     А л  е  к  с е й. Нет, не то, так, сумбур вместо  музыки...  Но этот...
какой мерзавец!
     О л ь г а. Кто?
     А л е к с е й. Уже никто.
     О л ь г а. Пчелкин, напомни, какой сегодня день?
     А л е к с е й. Кажется, воскресенье. Шестнадцатое августа. Ага...
     О л ь г а. А какой год?
     А л е к с е й. Десять лет? Не может быть!
     О л ь г а. Не советую отпираться, это бесперспективно.
     А л е к с е  й. И где ты нахваталась таких выражений... Но ты права. За
такой срок я не смогу предоставить суду алиби.
     О л ь г а. Пчелкин, ты, конечно, сволочь,  но ты не переживай. Я все за
тебя придумала.
     А л е к с е й. В смысле?..
     О л ь г а. Сегодня у нас будут гости.
     А л е к с е й. Гости? А что это такое?
     О л ь г а. Вообрази, это люди, которые общаются с тобой не на работе.
     А л е к с е й. Разве так бывает?
     О л ь г а.  Допустим, бывает. К нам придут  несколько  очень порядочных
людей.
     А л е к с е й. Типа...
     О л ь г  а. Ну,  например, ты знаешь,  кто  теперь Борис Андреевич, наш
бывший сосед по нашей бывшей даче?
     А л е к с е й. Белугин? Да ведь это он... Терпеть его не могу.
     О л ь г а. Ты просто ревнуешь, потому что он пытался за мной ухаживать.
А я, между прочим, не давала тебе для этого ни малейшего повода.
     А  л  е к с е  й.  Интересно, на какие  деньги государственный служащий
отгрохал себе такой дворец? Трудом праведным не построишь палат каменных!
     О л ь г а. А ты не завидуй.
     А л е к с е й. Ха-ха!
     О л ь г а. Борис Андреевич теперь  депутат и председатель какой-то  там
подкомиссии. Предлагал к нему запросто обращаться, если будут проблемы.
     А л е к с е  й.  У меня нет  проблем.  А  у него, судя  по всему, скоро
будут.
     О л ь г а. Какой ты наивный!
     А л е к с е й. Лучше быть наивным и на свободе... Прекрати, оставим эту
тему. Белугин, так Белугин. Пусть смотрит...
     О л ь г а. Куда?
     А л е к с е й. На тебя.
     О л ь г а. Пусть смотрит.
     А л е к с е й. Кто еще?
     О л ь г а. Кто  еще придет?  Придет Давид Семенович, ты его видел.  Мой
дальний родственник, что-то там такое по отцовской тетке. Но он любит, чтобы
я его  называла дядей.  Старичок такой непростой, ювелир. Ты должен помнить,
он мне на браслете новый замочек поставил, совсем бесплатно.
     А л е к с е й. Конечно, себе  старинный  оставил, а  тебе новый всучил.
Большой души человек. Как его фамилия -- Неккерман?
     О л ь г а. Цукерман. Давид Семенович.
     А л е к с е й. И он твой родственник?
     О л ь г а. Чего же тут удивительного?
     А  л е к с е й. Хм... Да в общем-то ничего. После десяти лет брака было
бы даже приятно чему-нибудь удивиться.
     О л ь г  а. Ты  сбил меня с толку... Ах, да. Я попросила его посмотреть
камешки и колечки -- те, что в красивой шкатулке. Вдруг там  есть что-нибудь
особенное?
     А л е к с е й. Оля, не  будь ребенком. Ты  ему еще коробку с пуговицами
покажи.
     О л ь г а. При чем тут пуговицы?
     А л е к с е й. Совершенно не при чем.
     О л ь г а. Нет, ты издеваешься.
     А  л  е  к  с  е  й.  С  таким же  успехом  можешь  показать  мне  свои
драгоценности...
     О л ь г а. Смотри.
     А л е к с е й. А я уже видел. Стекло, серебро, да позолота.
     О л ь г а. Ну и катись.
     А л е к с  е й. Ладно,  не переживай, я на тебе не из-за денег женился.
Кто там еще придет из богатых и знаменитых?
     О л ь г а. Мила Истомина.
     А л е к с е й. А, эта, красивая, балерина...
     О л ь г а. Балет она давно бросила. Она с мужем придет.
     А  л е к с  е й. Вот тебе раз, а я губу раскатал. Муж тоже какой-нибудь
полезный?
     О л ь г а. Это вряд ли. Он, как бы это выразиться, новый русский.
     А л е к с е й. Значит -- жмот.
     О л ь г а. Вот этого я бы не сказала.
     А л е к с е й. Бандит что ли?
     О л ь г а. Почему же сразу -- бандит?
     А л е к с  е й. Нет, не сразу.  Сначала я сказал  --  жмот. Подавляющее
большинство новых русских делится на мелочных скупердяев и бандитов.
     О л ь г а. Выходит, что у женщины с запросами невелик выбор.
     А л е к с е й. Нет. Еще  можно  выйти замуж за честного. И потом десять
лет копить деньги на квартиру.
     О л ь г а. Какой ужас. (Обнимает мужа.)
     А л е к с е й. А ты смогла бы решиться на такую жертву?
     О л ь г а. Только при одном условии.
     А л е к с е й. Каком?..
     О л ь г а. Не скажу...
     Интим, затемнение.

ТРЕТЬЯ СЦЕНА
     Ольга сидит за столом, считает деньги.
     О  л  ь  г а. ...Двадцать  девять пятьсот,  двадцать  девять  шестьсот,
двадцать  девять  семьсот,  двадцать  девять восемьсот,  девятьсот...  Есть.
Пчелкин, квартира наша. Как там ее, эту нашу контору?..
     А л е к с е й. "Монолит-Гарант".
     О л ь г а. Завтра отнесем последний взнос. Пусть подавятся.
     А л е к с е й. Схожу обменяю?..
     О л ь г а. Нет, я тебе не дам, с ума сойду. Завтра, все вместе.
     А  л е  к с е  й.  Даже не  верится, что  сможем  тратить  на  себя обе
зарплаты. Ты не знаешь, куда люди девают такую уйму денег?
     О л ь г а. Напряги воображение, Пчелкин.
     Алексей напрягает воображение.
     О л ь г а. Хорошо. Во-первых, у нас даже нет приличной мебели.
     А л е к с е й (озирается). Разве?..
     О л ь г а. Я тебя уверяю.
     А л е к с е й. Допустим.
     О л ь г а. Во-вторых...
     Звонит телефон,  Алексей снимает трубку.  Ольга сидит за столом, что-то
пишет.
     А л е к с е й. Ага... Сколько? А что так мало?
     О л ь г а. Если Вовка Шилов -- ничего не давай.
     А л е к с е й (прикрывает трубку ладонью). Оля, он слышал.
     О л ь г а. Переживет.
     А л е к с е й. И это слышал?.. Оля, он не переживет.
     Ольга отмахивается.
     А л е к с  е й. Слушай, ты,  художник... гений непризнанный...  Приходи
вечером в гости.
     Ольга поднимает голову, Алексей показывает ей кулак.
     А л е к с е й.  Вполне серьезно.  И выпивка и закуска. Да,  есть повод.
Можно без цветочков. Не пил. А сегодня выпью. Проверяй, я же тебя приглашаю.
К шести. У меня  к тебе только одно условие: раньше -- ни капли. Что?.. Твое
слово  давно ничего не  стоит. Нет, не так,  все равно не верю. Поклянись...
Босхом. Я понимаю, что святое... Не всуе, не всуе... Все, теперь верю. Пока.
     Вешает трубку, поворачивается к Ольге.
     А л е к с е й. Ни слова.
     О л ь г а. Да пошел ты... Вот, держи список. И топай по магазинам.
     А л е к с е й. У нас праздник?
     О л ь г а. У нас праздник.

ЧЕТВЁРТАЯ СЦЕНА
     Накрыт  стол,  играет  негромкая музыка.  Алексей  ходит из  стороны  в
сторону, смотрит на часы.
     А л е к с е й. Оля! Ты где?
     О л ь г а. Не мешай, я на морду красоту навожу.
     А л е к с е й. Ты мне умытая больше нравишься.
     О л ь г а. Не для тебя.
     А л е к с е й. Для Белугина?
     О л ь г а. Нет. Для Володьки Шилова.
     А л е к с е й. А он этого тоже не любит.
     О л ь г а. Катастрофа.
     А л е к с е й. Уже без десяти. Вдруг никто не придет?
     О л ь г а. Не паникуй, слабак!
     А  л е к с е й. Тогда я все равно,  один начну.  Оля, ты  со  мной пить
будешь?
     О л ь г а. Буду.
     Звонок в дверь. Алексей убегает. Возвращается с Шиловым и Ольгой. Шилов
одет небрежно, но смотрит гордо.
     Ш  и л  о  в  (прогуливается,  демонстративно  не обращая  внимания  на
накрытый стол). Квартира приличная. Уже расплатились, судя по всему?
     А л е к с е й.  Завтра последний  взнос...  Слушай,  как же  я рад тебя
видеть!
     Ш и л о в. Особенно вид из окна хорош.
     О л ь г а. На Маркизову лужу.
     Ш и л о в. Так бы сидел тут всю жизнь перед мольбертом и писал...
     О л ь г а. Всю жизнь? Одно и то же?
     Ш  и л о  в. Природа... море -- оно ведь подобно кокетке, меняющей свои
наряды ежеминутно. Нет еще такого художника, который смог бы отразить все ее
тончайшие грани даже в этом пейзаже -- ограниченном оконной рамой.
     Хозяева молча смотрят друг на друга, Ольга выходит.
     А л е к с е й. Да ведь ты был на новоселье. Неужели не помнишь?
     Ш и л о в (отходит от окна). Не совсем... отчетливо.
     А л е к с е й. У меня есть фотографии -- обхохочешься!
     Ш и л о в. Не надо. Слушай, Пчела...
     А л е к с е й. Ну?
     Ш и л о в. Я ведь свое слово сдержал.
     А л е к с е й. Ты чего, выпить хочешь?
     Шилов от возмущения не находит слов.
     А л е к с е й. О чем речь, сейчас сделаю!
     Открывает  коньяк,   наливает.   Шилов   берет  дрожащей  рукой,  пьет.
Появляется Ольга. Шилов, поперхнувшись, кашляет и отворачивается.
     О л ь г а. Слушай, Шилов, единственное о чем я тебя  сегодня прошу: при
гостях веди себя прилично!
     А л е к с е й. Оля!
     Ш и л о в. При гостях?.. Я что-то не совсем понял.
     А л е к с е й. Оля! Это тоже наш гость!
     Ш и  л о в. Извините,  тут вышла какая-то ошибка. Не буду отягощать вас
своим присутствием.
     Шилов пытается уйти, Алексей его удерживает.
     О л ь  г а. Ну надо же! Из пальца  высосал себе истерику. Это еще уметь
надо. (Берет Шилова  обеими руками  за воротник.)  Если  ты,  Шилов,  будешь
представлять из меня гадину, я тебе выцарапаю глаза. Сядь!
     Шилов садится на диван, Алексей наливает ему и себе, залпом выпивают. В
дверь звонят, Ольга идет в прихожую.

ПЯТАЯ СЦЕНА
     В комнату заходят улыбающиеся Ольга и Цукерман.
     О л ь г  а.  Познакомьтесь, это мой родственник... То есть, дядя, Давид
Семенович.
     Цукерман приветливо пожимает  мужчинам руки. Прохаживается,  поглядывая
по сторонам.
     Ц  у к е р м а н. Неплохо устроились, очень неплохо. Планировочка,  вид
из окна, удобства... Мебелишко надо вам подобрать. Есть на примете березовая
спаленка и гостиная из дуба. Потолки, конечно, немножко давят, зато за окном
-- простор! В хорошую погоду на Финляндию без бинокля смотрите? А?.. Все под
старину, ручная работа. Цена вполне приемлемая.
     О л ь г а. Ну нет, нам еще не до этого. Завтра выплатим последний взнос
в этот... как его...
     Поворачивается к мужу.
     А л е к с е й. "Монолит-Гарант".
     О л ь г а. Да... А после будет видно.
     Ц у к е р м а н. Да ведь я вас не тороплю, боже упаси! У вас и без того
повод сегодня  очень достойный. Всего каких-нибудь  десять  лет  супружеской
жизни, а уже совершенно твердо стоите на ногах. Вот, примите в знак уважения
и симпатии...
     Подносит коробочку.
     О л ь г а  (открывает). Ах, как мило! Дорогой Давид Семенович, мне даже
неловко, это царский подарок!
     Ольга целует Цукермана в щеку. Пчелкин и Шилов заглядывают через  плечо
Ольги,   снова  садятся  на  диван,  переглядываются  и  кривят  физиономии.
Опрокидывают по рюмке.
     Ц у  к е р м а н. Не  стоит,  не стоит,  дорогая. Это не  золото  и  не
брильянты.
     Ольга становится перед зеркалом, подносит брошку к плечу.
     О л ь г а. Но серебро мне так к лицу!
     Ц у к е р м а н. А вы хотели мне что-то показать.
     О л ь г а. Да-да! Очень хорошо, что вы сами напомнили.
     Достает из ящика комода  шкатулку, ставит на комод и раскрывает. Пауза.
Становится тихо, свет  гаснет,  на Цукермана сверкает  молния, гремит  гром.
Пауза. Снова все по-прежнему, никто, кроме Цукермана, ничего не заметил.
     О л ь г а. Вот,  взгляните. Тут ничего ценного, я знаю. Но, может быть,
найдется   что-то   интересное   для  специалиста,   коллекционера...  Давид
Семенович! (Щелкает пальцами у него перед глазами.)
     Ц у к е р м а н (вздрагивает, вставляет в глаз диоптрию, склоняется над
шкатулкой).  Да-да, конечно... (Рассеянно перебирает в руках колечки, брошки
и браслеты.) Да-да...
     Звонят в дверь.
     Ц у к е р м а н (встревожено). Уберите,  Оленька, уберите, чтобы ничего
не  потерялось. Тут есть пара-тройка интересных предметов.  Приносите, нам с
вами есть о чем поговорить...
     Ольга убирает шкатулку  в  ящик комода, бежит открывать. Пчелкин что-то
рассказывает  Шилову, но тот  смотрит в одну точку -- а то место, где стояла
шкатулка.

ШЕСТАЯ СЦЕНА
     Входят  Мила Истомина  и  ее  муж.  Дубов молча пожимает руки мужчинам.
Мужчины расходятся, дамы остаются в комнате вдвоем.
     О л ь г а. Сколько же мы не виделись?
     М и л а. С тех пор, как я вышла замуж.
     О л ь г а. Ты сильно похорошела за эти годы.
     Присаживаются на диван. Ольга держит Милу за обе руки.
     М  и  л  а.  Не  благодаря  --  но вопреки! Диета,  массаж,  тренажеры,
косметологи...  Это  совсем как  в балете: непрерывная, изнурительная работа
над  собой.  Что это такое? (Укоризненно  берет Ольгу за прядь  волос.)  Что
это?..  Дорогая, ты себя  не любишь! А если ты сама себя не любишь -- то кто
тебя полюбит?
     О  л ь г  а.  Ой,  Мила... Вот  то,  что ты все это  сказала, --  я бы,
наверное,  не смогла. Бывает, навалится  столько работы, что, честное слово,
не до тренажеров.
     М  и л а. Ты думаешь --  мне  легко? Одиннадцатичасовой сон --  это как
минимум,  ни  минуты  меньше! Джакузи,  маникюр, педикюр,  прическа, макияж,
вождение,  светские  рауты -- ты думаешь, это утомляет меньше твоей дурацкой
работы?..  Я  тебя  умоляю.  (Вставляет   сигарету   в   длинный   мундштук,
прикуривает.) Начни хотя бы с бассейна. По утрам бывает так приятно сбросить
с себя сонную одурь.
     О  л ь  г  а. Ты знаешь, с сонной  одурью у  меня как-то...  не  всегда
получается. Нет, нет, я не смогу.
     М  и  л  а.  А  куда  смотрит  твой  муж?  Он  ведь,  кажется,  неплохо
зарабатывает. Неужели он такой эгоист и тиран?
     О  л ь  г а. Совсем не то. Я могу  теперь вообще не работать. У нас уже
есть сумма для того, чтобы полностью расплатиться за кредит.
     М и л а. Бедняжка, чего же тебе это стоило...
     О л ь г а. Утром -- школа, вечером -- репетиторство, ночью -- тетрадки.
     М и л а. Но теперь-то, наконец, все это позади?
     О л ь г а.  А теперь вот  дядя, ну, то есть, Давид  Семенович, советует
купить новую мебель.
     М  и л а. И  не думай! Пускай Пчелкин зарабатывает  тебе на мебель и на
все  остальное.  Никакая  мебель не  стоит красоты женщины.  Как бы  тебе не
остаться  с мебелью и еще какой-нибудь канарейкой. Размазня-женщина ничем не
лучше, чем  размазня-мужчина. А он, между прочим,  у тебя заметно похорошел.
Созрел что ли?..
     О л ь г а. На чужой каравай рот не разевай. И твой созреет.
     М и л а. В этом я сильно сомневаюсь...
     О л ь г а. Прости, я не расслышала?..
     М и л а. Так, ничего, просто у него очень опасная работа.
     О л ь г а. А какая...
     М и л а (перебивает). Какая у него зарплата? Дорогуша, этого даже  я не
знаю.
     О  л ь  г а.  А как тебе вообще... твой муж? Отвечает  он твоим мужским
идеалам?
     Мила вздыхает, распечатывает  и сует в  рот жевательную резинку,  снова
вздыхает.
     М и л а. Дорогуша, я скажу  тебе  откровенно. Мой муж далек от каких бы
то  ни было вообще идеалов. (Приближается  к  собеседнице.) Он вообще что-то
вроде   неодушевленного  предмета.  Однако  (говорит   в  прежнем  тоне),  я
сознательно иду на эту жертву.  Брильянт должен находиться в дорогой оправе.
И ради этого мы иной  раз вынуждены терпеть и некоторые  неудобства -- как в
моральном плане, так -- увы -- и в физическом...
     О л ь г а (подносит руку к груди). О господи!
     М и  л а.  Однако при  всем  этом,  скажу  тебе строго  конфиденциально
(приближается к собеседнице) -- за два неполных года этих самых... неудобств
-- я уже вполне сумела обеспечить  себя на будущее. (С расстановкой.) И могу
расстаться с мужем без сожалений.
     О л ь г а. Ты думаешь о разводе?
     М и л а (горестно усмехаясь). По-итальянски.
     О л ь г а. А это как?
     М и л а. Это когда муж убивает свою жену.
     О л ь г а. О господи!..
     М и л а. Развода он мне не даст. Если только поможет случай...
     О л ь г а. А какой...
     Звонят в дверь, Ольга уходит открывать. Мужчины стекаются в комнату.

СЕДЬМАЯ СЦЕНА
     Ольга заходит  с  Белугиным.  У нее  в  руках букет  цветов  и огромная
коробка конфет.
     О л ь г а. Еще одну минуту! (Убегает.)
     Цукерман подходит к Белугину, протягивает визитку.
     Ц  у к е р  м а  н. Позвольте представиться. Цукерман, Давид Семенович.
Ювелирные изделия, антиквариат. Если интересуетесь.
     Б е л у г и н. Знакомство  безусловно приятное. Но  опасное. Боюсь, что
эта карточка не будет обойдена вниманием моей супруги.
     Смеются. Ольга приносит и ставит на стол блюдо.
     О л ь г а. Прошу всех за стол!
     Все рассаживаются. Раскладывают еду, разливают напитки.
     А л е к с е й (Белугину). А где же ваша супруга?
     Б е л  у г и н (объясняет всем сразу). А ей, видите ли, пришла фантазия
отправиться  в  круиз  --  по  Средиземноморью.  Да,  знаете ли,  такая  вот
неугомонная натура.
     А л е к с е й (мрачно). Не боитесь одну-то отпускать?
     Б  е л у  г и  н.  Боюсь. Только  тут уже  ничего не поделаешь. Женщину
насильно не удержишь. (Подмигивает.)
     А л е к с е й. И любить насильно не заставишь. (Выпивает один.)
     Белугин смотрит на него удивленно, наливает ему еще.
     Б  е  л  у г и н.  Это  когда же вы  научились... (щелкает  пальцем  по
подбородку) так лихо? Я ведь вас как непьющего знал.
     А л е к с е й. Не волнуйтесь, Белугин, я в порядке.
     О л ь г а. Алексей!
     М и л а. Какой вы смешной, совсем не умеете пить.
     Ц у к е р м а н. Ничего, он еще молодой человек. Он еще всему научится.
     Б е л у г и н. За очаровательных дам!
     А л е к с е й. Да! Выпьем!
     Все чокаются, пьют. До конца сцены все говорят одновременно.
     Ц  у к е  р  м а н (Ольге). Какой у вас вкусный  салат -- вот  этот, из
крабов. Вы сами готовили? Рецепт, напишите рецепт!..
     О л ь г а. Я ничего  не готовила,  все покупное, из кулинарии. Нет-нет,
мне хватит, зачем вы подливаете?..
     М и л а (Алексею). Инструктор мне кричит: "Налево! Налево!",  а я вдруг
забываю, где лево и  где  право и хочу надавить  на тормоз,  но вместо этого
давлю на педаль газа...
     Б е  л  у  г и н (Дубову). Обо  всем можно  договориться.  Пришла новая
инструкция  о взимании  арендной  платы  с нежилых  фондов.  Все  эти  суммы
составляют  заметную  строку в  городском бюджете.  В  центре  города больше
никаких  льгот,  никаких!.. Но  кое-что, да, кое-что можно придумать, все  в
наших силах и в ваших возможностях...
     А л е к  с е й (Шилову). Художник  ты или не художник? Если ты художник
-- удиви! Удиви меня, его... -- весь мир! Если ты художник, создай мне такой
шедевр, чтобы мир вздрогнул, чтобы мир -- передернуло!..
     Голоса,  музыка, звон  посуды  -- плавно затихают, одновременно  гаснет
свет.

ВОСЬМАЯ СЦЕНА
     Утро следующего дня. Ольга  встает, набрасывает халат, плетется к окну,
раздвигает  шторы.  Кровать  заливает свет,  но Алексей  не реагирует. Ольга
включает радио -- объявления, реклама  в конце часа. Делает тише, садится на
кровать.
     О  л ь  г  а  (трясет  супруга  за плечо).  Пчелкин...  Вставай...  Уже
понедельник...
     А л е к с е й (невнятно). У меня отпуск.
     О л ь г а. Что за лепет.
     А л е к с е й (громче). У меня отпуск.
     О л  ь г  а. Пчелкин:  вставай, нам надо обменять  деньги и  платить за
квартиру.
     А л е к с е й. Сколько?
     О л ь г а. Четыре тысячи долларов.
     А л е к с е й. Почему так много?
     О л ь г а. Квартира у нас хорошая. С видом на море.
     А л е к с е й. Это не море, это залив.
     О л ь г а. Это лужа.
     А л е к с е й. Пиво есть?
     О л ь г а. А тебе пива хочется?
     А л е к с е й. Да.
     О л ь г а. А водки?
     А л е к с е й. Нет, не надо.
     О л ь г а. А пиво -- та же водка. Только много и с пузырьками.
     А л е к с е й. Хочу с пузырьками.
     Ольга открывает  бутылку минеральной.  Наливает себе в стакан,  бутылку
отдает мужу.
     О л ь г а. Выпей минералочки.
     Алексей жадно пьет из горлышка.
     А л е к с е й. А вообще как... Все в порядке?
     О л ь г а. Нет, не все в порядке.
     Пауза.
     О л ь г а. Ты дебош устроил. Ты хотел Белугину морду набить.
     А л е к с е й. Чепуха, этого не было, тебе приснилось.
     О  л ь  г а. Нет  было. Я  помню, что мне снилось.  Было, когда  ты уже
напился по-настоящему.
     А л е к с е й. За что?
     О л ь г а. Естественно ни за что. Потому что я с ним танцевала.
     А л е к с е й. За это стоило. Ну и как, набил?
     О л ь г а. Еще чего.
     А л е к с е й. Растащили?
     О л ь г а. Он тебе сам руки скрутил.
     Пауза.
     А л е к с е й. Здоровый... А Володька куда смотрел?
     О л  ь г а.  А Володька уже никуда не смотрел. Она как  голову опустил,
так и просидел до конца. А локоть в тарелке с салатом.
     А л е к с е й. Вот свинья...
     Пауза. Сигналы точного времени, голос диктора.
     Г  о л о с д и к т о р а.  Московское время одиннадцать часов. Передаем
последние  известия. Главной новостью  этого часа стал внезапный обвал рубля
на валютном рынке.  За первый час торгов курс американского доллара поднялся
с шести рублей семидесяти копеек до тринадцати рублей сорока пяти копеек. По
мнению экспертов падение рубля продолжится.
     О л ь г а. Ты слышал?..
     А л е к с е й (садится на кровати, трет лицо). Ну-ка, ну-ка, еще раз...
     О л ь г а. Рубль падает. Уже больше тринадцати...
     Хватает калькулятор, считает.
     О л ь г  а (страшным голосом). Пчелкин. У  нас больше нет четырех тысяч
долларов.
     А л е к с е й. А... сколько?
     О л ь г а. У нас и двух не набирается.
     Пауза. Звонит телефон, Ольга хватает трубку.
     О л  ь г а. Да. Да. Мы  помним, мы как  раз хотели сегодня... Да.  Нет.
Половину можем. Что? А  если по  курсу Центробанка? Нет? Да, понятно, только
доллары...  Да,  договор  подписывали.  Да,  понимаем.  То  есть как...  Как
отберете... А нас куда -- на улицу? Наши проблемы?.. Но  мы не  отказываемся
платить,  только  нужно... Сколько? Три  дня?.. Мы  не  успеем  за три  дня!
Погодите, погодите... Эй!..
     Ольга опускает трубку.
     А л е к с е й. Это... кто... звонил?
     О л ь г а. Этот... гарант.
     А л е к с е й. "Монолит-Гарант"?
     О л ь г а. Он.
     А л е к с е й. И что?..
     О л ь г а. Деньги требует.
     Пауза.
     А л е к с е й. А у нас что-то не сходится.
     О л ь г а. Не сходится... Хорошая у нас была квартира.
     А л е к с е й. Почему... была?
     О л ь г а. Согласно договору.
     А л е к с е й. Погоди, погоди, надо подумать.
     О л ь г а. Ну ты думай. А я пошла.
     А л е к с е й. Куда?
     О л ь г а. Не бойся, пока еще не на панель. К дяде. Он  сказал, что там
есть пара-тройка интересных вещей.
     А л е к с е й. Нет! Это он несерьезно.
     О л ь г а. В долг буду просить.
     А л е к с е й. Не даст.
     Пауза.
     О л ь г а. Слушай, Пчелкин, а может, зря это все?
     А л е к с е й. Что?
     О л ь г а. Ну, капитализм. Тогда, в детстве, так хорошо было...
     А л е к с е й. Лимонад был вкуснее...
     О л ь г а. Что?
     А л е к с е й. Лимонад. Помнишь, был такой -- "Буратино"...
     О л ь г а. Не помню. Родители рассказывали, что ни свою квартиру совсем
даром получили.
     А л  е к с е й. Так уж и даром. Всю жизнь горбатились за копейку. Читай
политэкономию.
     О л ь г а. Карла Маркса?
     А л е к с е й. Да хоть бы и Карла Маркса.
     Ольга  в  задумчивости  берет  со стола  бутылку,  наливает  в  стакан,
выпивает.
     О л ь г а (смотрит на бутылку). Что это?
     А л е к с е й. Где?
     О л ь г а. Что это я сейчас выпила?
     А л е к с е й. Это?.. Это, наверное, со вчера осталось.
     О л ь г а. Господи боже мой!..
     А л е к с е й. Ничего, это сухое вино.
     О л ь г а. Наверное, умный человек был. За справедливость.
     А л е к с е й. Кто?
     О л ь г а. Этот, Карл Маркс.
     А л е к с е й. О-о... Тебе хватит.
     Ольга  встает. Постепенно, с началом ее реплик, свет гаснет, а сама она
высвечивается красным.
     О  л  ь г  а.  Мир  хижинам,  война  дворцам!  Грабь  награбленное!! Да
здравствует -- социальная -- справедливость!!!
     "Марсельезой" вступает фонограмма "All You Need Is Love" БИТЛЗ.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0646 сек.