Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Роберт Силверберг - Долина вне времени

Скачать Роберт Силверберг - Долина вне времени

1
 
     "Никогда не была  еще  столь  прекрасной,  -  отметил  про  себя  Сзм
Торнхилл, - эта долина". Живописно висели кучевые молочно-белые облака над
похожими на башни пурпурными остроконечными скалами,  ограждавшими  долину
по бокам и сзади. В небе светили оба солнца, пухлое бледно-красное и более
отдаленное,  более  яркое  -  голубое.  Лучи  их,  смешиввясь,   окутывали
темно-лиловой дымкой деревья, а также кусты и быструю речку, которая несла
свои воды к барьеру.
     Был уже почти полдень, и  все  было  прекрасно.  Торнхилл,  стройный,
подтянутый,  в  отличном  атласном  темно-голубом  костюме   с   оранжевой
оторочкой, испытывал глубокое удовлетворение  жизнью,  когда  увидел,  что
навстречу ему, по вьющейся среди валунов тропинке  поднимаются  незнакомые
мужчина и девушка. "Кто  это  и  что  им  здесь  нужно",  -  в  недоумении
звдумался Торнхилл. Внизу мирно журчал ручей.
     Девушка с первого  же  взгляда  понравилась  Торнхиллу.  У  нее  было
смуглое, привлекательное лицо, ростом она была чуть пониже  Торнхилла.  На
ней была плотно прилегающая к телу вискозная блузка и искрящаяся оранжевая
юбка до колен, обнаженные широкие плечи, сильно загорелые на солнце.
     Мужчина был полной противоположностью девушке. Он был хотя и не высои
- не более 155 см - но ладно скроен, у него был почти лишенный  какой-либо
растительности череп, а  выпуклый  лоб  изборожден  густой  сетью  морщин.
Внимание Торнхмлла сейчас же привлекли его глаза - яркие,  живые,  которые
так и шныряли  по  сторонам  -  глаза  мелкого  хищника,  всегда  готового
броситься на зазевавшуюся ящерицу.
     Чуть поодаль Торнхилл заметил и остальных своих гостей, причем не все
из них  были  людьми.  У  самого  ручья  виднелся  шарообразный  обитатель
планеты, входящей в систему Спики. Вот тогда Торнхилл и нахмурился впервые
- кто же все-таки они и с какой такой целью забрели они в его Долину.
     - Привет, - поздоровалась с ним девушка. - Меня зовут Морга  Феллини.
- А это - Ла Флокке. Вы только что прибыли сюда?
     Она  обернулась  к  мужчине,  которого  назвала  Ла  Флокке,  и  тихо
заметила:
     - Он еще, очевидно, не отошел. Должно быть, новенький.
     - Ничего, скоро придет в себя, - довольно мрачно отрезал мужчина.
     - О чем это вы шепчетесь? - сердито спросил Торнхилл. - Как вы попали
сюда?
     - Так же, как и вы, - ответила девушка, - чем скорее вы это поймете...
     - Я всегда был здесь, в этой Долине, черт побери! - с пылом  возразил
Торнхилл. - Здесь протла вся моя жизны И  я  никого  из  вас  не  встречал
раньше. Никого. Бы сейчас появились как бы из ниоткуда, вы и этот петуаок,
и те, другие, у рекк Да я...
     Он   запнулся,   ощутив   неожиданно   возникшее   щемящее    чувство
неуверенности.
     "Конечно же, я всегда жил здесь", - попытался успокоить он себя.
     Его всего затрясло. Еще мгновение - и  он  рванулся  вперед.  В  этом
кисло улыбающемся человечке с метелочками  рыжих  волос  вокруг  ушей,  он
увидел врага, который вознамерился украсть у него Рвй.
     - Черт побери, как здесь было все прекрасно, пока не было вас! Вы все
испортили! И это не пройдет вам даром!
     Торнхилл яростно набросился на коротышку,  намереваясь  сбить  его  с
ног. Но, к своему немалому удивлению, отступать пришлось  ему  самому.  Ла
Флокке даже не покачнулся, продолжая все так же  улыбаться,  вперившись  в
него своим птичьим взглядом. Торнхилл набрал побольше воздуха  и  вторично
набросился на Ла Флокке,  но  в  резулыате  оказался  в  крепких  объятиях
противника. Тщетно он извмвался, пытаясь освободиться, но хотя Ла Флокке и
был лет на двадцать старше его и на добрый фут ниже, в его  жилистом  теле
оказалась удивительная сила. Торнхилл весь  вспотел  и,  высвободившись  в
конце концов, отступил.
     - Глупая это затея - драться, - успокаивающе произнес  Ла  Флокке.  -
Этим ничего не добьешься. Как вас зовут?
     - Сэм Торнхилл.
     - Ну так слушайте меня внимательно, Сэм Торнхилл.  Что  вы  делали  в
самый последний момент, перед тем, как впервые поняли,  что  находитесь  в
этой Долине?
     - Я всегда был в этои Долине, - продолжал упорствовать Торнхилл.
     - Подумайте хорошенько, - сказала девушка. -  Попытайтесь  вспомнить.
Ведь было такое время, когда вы еще не были в Долине!
     Торнхилл  повернулся,  окинул  взглядом   могучие   горные   вершины,
окружавшие со всех сторон Долину, затем взглянул на быстрый поток, который
петлял между скалами и выходил к  Барьеру.  Какое-то  животное  паслось  у
подножия одного из холмов, мирно  пощипывая  траву  с  колючими  стеблями.
Торнхилл недоумевал - разве он был когда-то где-нибудь еще в другом месте?
     Нет, Долина была всегда, здесь он жил один, и ничто не  нарушало  его
покой  и  полнейшее  умиротворение  до  того   самого   мгновенья,   когда
последовало это непрошенное вторжение.
     - Обычно требуется не менее нескольких часов, чтобы прошвл эффект,  -
заметила девушка.  -  После  этого  вы  вспомните...  точно  так  же,  как
вспомнили и мы. Подумайте. Вы ведь с Земли, не так ли?
     - Земли? - угрюмо переспросил Торнхилл.
     - Зеленые холмы, огромные города, океаны, космические лайнеры. Земля?
Верно!
     - Обратите внммание на его густой загар, - заметил Ла Флокке. - Он  с
Земли, но он там уже давно не живет. А значит, для вас что-нибудь название
Венгамон?
     -  Венгамон,  -  просто  повторил   Торнхилл,   на   этот   раз   без
вопросительной интонации. Странное сочетание звуков, казалось,  имело  для
него некоторый смысл: раздутое желтое солнце, обширные  равнины,  растущий
город колонистов, процветающая торговля полезными ископаемымм.
     - Я жил на Венгамоне, - твердо произнес он.
     - Вы  жили  на  этой  планете!  -  подсказывала  ему  девушка.  -  На
Венгамоне!
     - Мне кажется... -  неуверенно  начал  Торнхилл,  ощущая  слабость  в
ногах. Четкий распорядок прежней жизни ломался и по частям уходил от него,
как будто его никогда не было.
     Его таки не было никогда.
     - Я жил на Венгамоне, - твердо произнес он.
     - Отлично! - вскричал Ла Флокке. -  Установлен  первый  факт!  Теперь
попытайтесь вспомнить, где вы находились перед тем, как  очутиться  здесь?
Может быть, в звездолете? Совершающим  рейс  между  планетами?  Вспомните,
Торнхилл.
     Он задумался. Мозг его готов был расколоться, не  выдерживал  усилий,
необходимых ему для того, чтобы выбросить все  воспоминания,  связанные  с
жизнью в Долине, и чтобы проникнуть глубже, до той поры...
     - Да, я был пассажиром лайнера "Королева-Мать Элен",  следовавшего  в
Венгамон  с  Юринэлла,  соседней  с  ним  планеты.  Я  был...  в  отпуске.
Возвращался на свою... на  свою...  плантацию?  Нет,  не  на  плантацию  -
рудник. Мне принадлежит участок на Венгамоне.  Да,  да  -  раэрабатываемый
участок.
     Лучи двойного солнца стали знойно-горячими. У  Торнхилла  закружилась
голова.
     - Я все вспомнил. Перелет происходил без каких-либо происшествий. Мне
стало скучно, и я  вздремнул  на  несколько  ммнут.  Затем,  помню,  вдруг
почувствовал, что нахожуть вне корабля, где-то... - в пустоте. А  затем  я
очутился здесь, в Долине.
     - Обычный ход событий,  -  сказал  Ла  Флокке  и  махнул  попутчикам,
находившимся у реки. - Считая и вас, нас теперь восьмеро. Я прибыл  первым
- как я называю это, вчера, хотя фактически ночи-то не  было.  После  меня
вот появилась девушка. Затем еще трое. Вы - третий за сегодняшний день.
     Торнхилл заморгал.
     - Нас, значит, будто просто подхватили из ниоткуда и забросили  сюда?
Каким образом такое возможно?
     Ла Флокке пожал плечами.
     - Прежде, чем покинете Долину, этот вопрос вы еще  не  раз  зададите.
Давайте пойдем вместе с вами к остальным.
 
 
     Коротышка величественно развернулся и начал спускаться  по  тропмнке.
За ним последовала девушка. Сразу же за ней  понуро  плелся  Торнхилл.  Он
понял, что до самого этого  момента  он  стоял  на  обрыве  над  рекой,  у
подножья одной из двух грандиозных гор, образующих границы Долины.
     Было тепло, шелестел вокруг легкий  ветерок.  Торнхилл,  вне  всякого
сомнения, ощущал себя  моложе  своих  тридцати  семи  лет.  Он  был  бодр,
восприимчнв к окружающему. Его радовал аромат  золотистых  цветов,  росших
вдоль русла реки, блики двух солнц, игравшие в водяных струях.
     Взглянув на часы, он увидел, что стрелки показывают 14.23. Дата  -  7
июля 2671 года. Вот так штука! Значит, все тот же день. Именно 7 июля 2671
года он отправился с Юринзлла на Бенгамон и позавтракал в 11.40. Последнее
означало то, что звдремал он где-то около полудня  -  и,  если  ничего  не
случилось с его часами, с того времени прошло всего два часа.  Но  тем  не
менее воспоминания его, хотя и продолжали быстро увядать, говорили о  том,
что сн провел в Долине всю свою жизнь и что пришельцы потревожили его  вот
в этот самый последний момент.
     - Это Сэм Торнхилл, - неожиданно представил его остальным Ла  Флокке.
- Он наш новоприбывший. А жил на планете Венгамон.
     Торнхилл с любопытством рассматривал остальных. Среди них  были  трое
людей, один  гуманоид  и  один  негуманоид  -  итого  пятеро.  Сферический
гуманоид, в этот момент находившийся в своей желто-зеленой фазе, казалось,
вот-вот был готов сменить свою окраску на коричневато-красную,  означавшую
охватившую его меланхолию. Из-под крупного,  похожего  на  дыню,  туловища
торчали крохотные ножки с когтями. Темные  грозди  на  верхушках  черенков
глядели  на  Торнхилла  с  нескрываемым  любопытством,   характерным   для
гуманоидов.
     Гуманоид, насколько это  понял  Торнхилл,  был  обитателем  одной  из
планет  Регула.  У  него  были  умные,  светло-оранжевые  глаза.   Главной
отличительной особеннностью этого существа  был  крупный  мясистый  кадык.
Торнхиллу уже доводилось встречаться с его соплеменниками.
     Еще в этой группе была невысокая, ничем не примечательная  женщина  в
одежде неопределенного тусклого цвета и  двое  мужчин:  один  худощавый  с
кротким взглядом ученого, с лица которого  ие  сходила  виноватая  улыбка,
другой - могучего телосложения, лет около тридцати. Он был голым по пояс и
был явно чем-то недоволен.
     - Как видите, компания у  нас  подобралась  неплохая,  -  заметил  Ла
Флокке, обращаясь к Торнхмллу. - Веллерс, вам удалось спуститься  вниз,  к
самому барьеру?
     Здоровяк отрицательно мотнул головой.
     - Я прошел вдоль русла как можно дальше. Но там, за поворотом, уперся
в барьер, будто стену, уходящую под воду.
     Говорил он громко  и  четко,  из  чего  Торнхилл  заключил,  что  он,
очевидно, с Земли, а не из какой-то колонии.
     - А вы не пробовали поднырнуть под него? - нахмурившись,  спросил  Ла
Флокке. - Нет, конечно же, нет?
     - Попробовали бы сами! - угрюмо отрезал Веллерс. - Я нырнул метров на
четыре-пять, но  барьер  оставался  все  таким  же  -  гладким  наощупь  и
прозрачным, как стекло, непреодолимым. Нырять глубже, как мне  показалось,
не было никакого смысла.
     - Ладно, - все тем же сердитым тоном произнес Ла  Флокке.  -  В  этом
действительно не было необходимости. Врлд ли кто из нас смог  бы  проплыть
под барьером на такой глубине.
     Затем он снова повернулся к  Торнхиллу.  -  Похоже  на  то,  что  эта
прелестная Долина очень может стать нашим домом на всю  оставшуюся  жизнь.
Вот так.
     - Значит, отсюда нет выхода?
     Коротышка сделал жест рукой в  сторону  сверкающего  барьеры  который
высоко изогнутой дугой поднимался прямо из воды, образуя треугольный клин,
запирающий нижний край Долины.
     - Видите ли, с  этой  стороны  выходу  препятствует  эта  штука.  Что
находится с другой стороны, мы не знаем, так как ту  сторону  отгораживают
горы высотой не ниже 6000 метров. Итог - отсюда нет выхода.
     - А вам на самом деле так уж хочется выбраться отсюда? - тихо и вроде
бы даже обиженно спросил тощий мужчина. - Фактически, я был уже мертвецом,
когда очутился здесь, Ла Флокке. Теперь же я просто ожил.  И  у  меня  нет
никакой уверенности в том, что мне так уж не терпится уйти отсюда.
     Эти слова  будто  задели  за  живое  Ла  Флокке.  Глаза  его  сердито
сверкнули.
     -  Мистер  Мак-Кэй,  я  в  восторге  от  того,  что  узнал  о   вашем
возрождении. Но жизнь свою мне  хотелось  бы  прожить  за  пределами  этой
Долины, сколь бы прелестной она ни была во всех отношениях. Я  не  намерен
гнить здесь всю жизнь. Такое не для Ла Флокке.
     - Мне очень бы хотелось убедить вас в нежелательности поисков  выхода
отсюдь, - жалобно произнес Мак-Кэй. - Стоит мне покинуть эту Долину, как я
не протяну больше недели. Если же вы уйдете отсюда, Ла Флокке, то  станете
моим убийцей!
     - Что-то до меня никак не доходит, - растерянно произнес Торнхилл,  -
какое для вас имеет значение, сумеет ли отсюда  выбраться  Ла  Флокке  или
нет? Почему бы вам просто не остаться здесь?
     Мак-Кэй горько усмехнулся.
     - Наверное, вы еще не успели объяснить ему! - спросил он у Ла Флокке.
     - Нет, на самом деле не успел. - Ла Флокке повернулся к Торнхиллу.  -
Этот высохший книжный червь хочет сказать о  том,  что  Страж  предупредил
нас. Если хотя бы один из нас покинет Долину, все остальные также  обязаны
сделать это.
     - Страж? - переспросил Торнхилл.
     - Именно он и поместил нас сюда. Вы еще увидите его сами. То  и  дело
он  обращается  к  нам  и  кое  о  чем  рассказывает.  Сегодня  утром   он
предупредил: ваши судьбы теперь повязаны между собой.
     - Поэтому-то я и прошу вас прекратить попытки поисков выхода  отсюда,
- скорбно произнес Мак-Кэй. - Моя жизнь зависит от того, останусь ли  я  в
этой Долине!
     - А мол - от того, сумею ли я выбраться отсюда  наружу!  -  букьально
взъерепенилсл Ла Флокке, после  чего  метнулся  вперед  и  швырнул  наземь
Мак-Кэя одним яростным ударом, в  который  вложил  все  переполнявшее  его
презрение к этому человеку.
     Падая, Мак-Кэй сделался еще бледней и схватился за грудь.
     - Мое сердце! Какое вы имеете право...
     Торнхилл подошел к нему и  помог  подняться  на  ноги.  Этот  высокий
мужчина с понуро опущенными плечами казался ошеломленным и потрясенным, но
на его теле не было видно следов каких-либо  повреждений.  Он  собрался  с
духом и тихо произнес:
     - Два дня тому назад такой удар наверняка убил бы меня.  А  сейчас  -
только взгляните, - произнес он, взывая к Торнхиллу. - Эта Долина обладает
разными странными действиями. И мне не хочется ее покидать. А вот он -  он
обрекает меня на верную смерть!
     - Не стоит слишком уж беспокомться об этом, -  спокойно  произнес  Ла
Флокке. - Вполне  возможно,  что  ваше  желание  исполнится,  и  всю  свою
оставшуюся жизнь вы проживете среди этих маков.
     Торнхилл обернулся и устремил свой взгляд на покрытые снегом вершины.
Горный хребет подавлял  своей  грандиозностью;  вершины  его  были  сплошь
облеплены облаками. Преодолеть его  -  трудно  было  представить  что-лмбо
более трудноосуществимое. И  двже  пройдя  перевал,  можно  было  на  пути
встретить другой, еще более непреодолимый барьер.
     - Похоже на то, что мы застряли здесь надолго, - заметил Торнхилл.  -
Но ведь могло быть и хуже. Как мне кажется, это весьма приятное место  для
жизни.
     - Еще бы! - откликнулся Ла Флокке. - Если вам по нраву такие приятные
места. Меня же здесь одолевает скука. Расскажите лучше что-нибудь о  себе.
Полчаса назад у вас не было прошлого. Вернулось оно к вам теперь?
     - Я родился на Земле, -  не  сразу  начал  Торнхилл,  -  получил  там
профессию горного инженера. Дела у меня шли  как  нельзя  лучше,  и  когда
началось освоение Венгамона, я двинулся туда и приобрел приличный  участок
его территории, пока цены были невысоки. Покупка оказалась очень  удачной.
Разработки я начал четыре года  тому  назад.  До  сих  пор  не  женат.  По
представлениям о богатстве, сложившимся  на  Венгамоне,  у  меня  довольно
приличное состояние. Вот и вся моя история, если к этому добавить,  что  я
возвращался домой из отпуска, когда был выхвачен из  салона  звездолета  и
перемещен сюда.
     Он сделал глубокий  вдох,  легкие  его  наполнились  теплым,  влажным
воздухом. На какое-то мгновение он стал на сторону Мак-Кэя  -  у  него  не
было никаких особых причин для того, чтобы  покинуть  эту  Долину.  Но  он
также четко понимал и то, что такой энергичный, одержимый человек, как  Ла
Флокке, ни в коем случае не откажется от своих замыслов. И если существует
хоть одна-единственная тропа, по которой отсюда можно уйти, то  Ла  Флокке
найдет ее непременно.
     Взгляд  его  остановился  на  Марге  Феллини.  Девушкой   она   была,
несомненно, красивой. Да, он мог бы подзадержаться здесь, под этим  небом,
по которому движется два  солнца,  дыша  полной  грудью,  и  ощущать  себя
свободным, пожалуй, впервые за  всю  свою  жизнь  от  каких-либо  забот  и
ответственности. Но, как  об  этом  утверждали  его  спутники,  они  тесно
связаны друг с другом - стоит одному из них уйти из этой Долины, как и все
остальные также окажутся за ее  пределами.  А  Ла  Флокке  был  решительно
настроен осуществить именно это.
     Какая-то тень перекрыла пурпурное небо.
     - Что это? - встревожился Торнхилл. - Затмение?
     - Страж, - тихо пояснил Мак-Кэй. - Он вернулся. И я не удивлюсь, если
он сейчас станет девятым в нашей маленькой компании.
     Торнхилл во все глаза смотрел, как на землю плавно  опускается  тьма,
хотя еще были видны  оба  солнца  сквозь  нее,  как  две  излучыощие  свет
крохотные далекие  точки.  Казалось;  что  их  закрывало  пушистое  темное
покрывало. Но это было нечто гораздо большее,  чем  просто  покрывало.  Он
ощутил, как кто-то посторонний, новый для него, наподобие  курицы-несушки,
рьяно заботящейся о своих питомцах, стал внимательно и с  любопытством  их
рассматривать. Тьма, вызванная абсолютно  чуждым  существом,  окутала  всю
Долину.
     "Вот и последний из вашей компании",  -  раздался  беззвучный  голос,
который, казалось, был всего лишь эхом громадных горных круч.  Небо  стало
проясняться, и  тьма  так  неожиданно,  как  опустмлась,  так  и  исчезла,
Торнхилл снова ощутил полное свое одиночество.
     - На этот раз Стражу нечего было  нам  сказать,  -  заметил  Мак-Кэй,
когда стало совсем светло, как прежде.
     - Смотрите, - вскричала Марга.
     Торнхилл проследил за направлением ее руки и поднлл  взор  вверх,  на
обрыв, на котором он сам впервые пришел в себя в этой Долине.
     Там растерянно  кружилась  крохотная  фигурка.  С  такого  расстояния
трудно  было  определить,  что  из  себя  представляет  этот  только   что
прибывший. Торнхиллу стало немного не по  себе.  Тень  Стража  возникла  и
исчезла, оставив за собою еще одного узника Долмны. 
 
 
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1321 сек.