Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Роберт ХАЙНЛАЙН - НИКУДЫШНОЕ РЕШЕНИЕ

Скачать Роберт ХАЙНЛАЙН - НИКУДЫШНОЕ РЕШЕНИЕ

    Я не видел. Ридпат подавал свои доклады  лично  Маннингу  в  единственном
рукописном экземпляре.
   - Так вот, - сказал он, - с тех самых пор как мы  стали  производить  эту
дрянь, я бросил всех относительно свободных талантливых ученых  на  проблему
защиты от радиоактивной пыли. Ридпат говорит, и я с ним согласен,  что  если
она будет применена, то решительно никакие средства борьбы с ней не помогут.
   - Ну а как насчет защитных "доспехов"? - спросил я.
   - Конечно, конечно, - ответил  он  раздраженно.  -  Они  срабатывают,  но
только в том случае, если ты никогда не будешь их снимать, чтоб поесть,  или
попить, или еще по какой-нибудь надобности до тех пор, пока  радиоактивность
не исчезнет сама по себе или ты не уберешься из  зараженной  зоны  подальше.
Все эти штуки годятся только для работы в лабораторных условиях. А я  говорю
о войне.
   Я задумался.
   - Все равно не вижу причин для беспокойства, полковник. Если эта пыль так
эффективна, как вы говорите, значит, вы добились того, к чему  стремились  с
самого начала - получили оружие, которое обеспечит Соединенным Штатам защиту
от любой агрессии.
   Маннинг круто повернулся ко мне.
   - Джон, бывают минуты, когда мне кажется, что ты абсолютный болван.
   Я не стал отвечать. Я знал Маннинга и знал, что иногда на его  настроение
не следует обращать внимания. Тот факт, что он позволил мне стать свидетелем
своих истинных чувств, следовало  рассматривать  как  наивысший  комплимент,
когда-либо мной полученный.
   - Посмотри на дело с другой  точки  зрения,  -  продолжал  он  уже  более
спокойно. - Эта пыль как  оружие  вовсе  не  является  чем-то  гарантирующим
Соединенным  Штатам  безопасность,  скорее  уж  это   заряженный   пистолет,
приставленный к виску каждого мужчины, женщины и ребенка в мире!
   - Ну, - сказал я, - и что же? Это наш секрет и, значит, командуем парадом
мы. Соединенные Штаты могут остановить и эту войну, и любую другую. Мы можем
объявить Pax Americana [Американский мир, американская  эра  (лат.)(Здесь  и
далее примеч. пер.)] и силой навязать его кому захотим.
   - Хм-м-м... твоими устами да - мед бы пить. Только такое открытие недолго
сможет оставаться единоличным секретом. На это никак нельзя рассчитывать.  И
тут дело не в том, чтобы хранить тайну пуще зеницы ока; ведь все, что  нужно
кому-то - это всего лишь намек, содержащийся в  самой  "пыли",  а  потом  уж
вопрос времени - когда именно и какая именно держава начнет  производить  ее
промышленным путем. Работу мозга остановить нельзя, Джон; повторное открытие
методики производства "пыли" логически неизбежно, как  только  люди  узнают,
что именно им следует мекать. Уран - элемент широко  известный,  его  залежи
имеются во многих частях земного шара - не забывай  об  этом!  Дело  обстоит
так: как только наша тайна перестанет  быть  тайной,  а  это  случится,  как
только мы пустим "пыль" в ход, весь мир уподобится комнате,  битком  набитой
мужиками, каждый из которых вооружен пистолетом сорок пятого калибра. Бежать
из этой комнаты некуда, и жизнь каждого зависит исключительно от доброй воли
остальных и еще от того, желают ли они оставаться  в  живых.  Все  готовы  к
нападению, и ни у кого нет от него защиты. Теперь понимаешь, что  я  имею  в
виду?
   Я  пораскинул  мозгами,  но  уяснил,  видимо,  далеко  не  все  сложности
складывающейся ситуации. Мне казалось, что единственный выход заключается  в
том, что мы насильно установим мир,  а  также  присвоим  себе  контроль  над
источниками снабжения  ураном.  Во  мне  глубоко  сидело  свойственное  всем
американцам убеждение,  что  наша  страна  никогда  не  воспользуется  своим
могуществом просто ради агрессии как таковой. Позже я  вспомнил  о  войне  с
Мексикой, об испано-американской войне, а также о кое-каких наших  авантюрах
в Центральной Америке, и моя уверенность изрядно поколебалась...
   Двумя неделями позже, сразу же после инаугурации,  Маннинг  приказал  мне
соединить его с начальником штаба. Я  слышал  только  то,  что  говорил  сам
Маннинг.
   - Нет, генерал, не могу, - говорил Маннинг, - я не стану  обсуждать  этот
вопрос ни с вами, ни с госсекретарем. Это  проблема,  которую  должен  будет
решать сам главнокомандующий. Если он не согласится,  то  необходимо,  чтобы
никто и никогда не узнал о ней. Это мое глубочайшее убеждение. Что такое?  Я
согласился принять назначение на мой нынешний пост только при  условии,  что
мои руки будут развязаны, так что вам придется дать мне определенную свободу
действий и в данном случае... Пожалуйста, не  пытайтесь  разыгрывать  передо
мной роль важной персоны, я  вас  знал  еще  курсантом  военного  училища...
О'кей, о'кей, извините!  Если  военный  министр  не  пожелает  внять  голосу
разума, скажите ему, что я завтра же пересяду обратно в свое кресло в палате
представителей...  и  получу   нужную   мне   привилегию   из   рук   лидера
парламентского большинства... Ладно. Пока.
   Вашингтон оказался на проводе примерно час спустя. Теперь это был военный
министр. На этот раз Маннинг преимущественно слушал и помалкивал.  Только  в
конце разговора он сказал:
   - Все, что мне нужно - это тридцатиминутный разговор с глазу  на  глаз  с
президентом. Если разговора  не  получится,  значит,  не  будет  и  никакого
ущерба. Если же мне удастся уговорить его, тогда вы  будете  ознакомлены  со
всеми  деталями...  нет,  сэр,  я  не  хочу,  чтобы  вы   снимали   с   себя
ответственность.  Я  хочу  принести  пользу...  Прекрасно!  Благодарю   вас,
господин министр.
   В конце дня позвонили из Белого дома и назначили время аудиенции...
   На следующий день мы отправились в федеральный округ; добираться пришлось
под омерзительным ледяным дождем, который  в  любой  момент  мог  обернуться
гололедом. Скверная погода делала обычные пробки на  улицах  Вашингтона  еще
более частыми и продолжительными. Мы чуть не опоздали. Я слышал, как Маннинг
бормотал себе под нос ругательства, пока мы ползли по Род-Айленд-авеню.  Тем
не менее, за две минуты до назначенного нам времени мы выбрались из машины у
дверей западного крыла Белого дома.
   Маннинга ввели  в  Овальный  кабинет  почти  сразу  же,  а  я  остался  в
одиночестве, стараясь не нервничать и постепенно  привыкать  к  своей  новой
штатской одежде. После  стольких  месяцев  ношения  формы,  костюм  жал  мне
повсюду, включая даже те места, где это казалось просто невозможным.
   Прошло тридцать минут.
   Секретарь президента, ведающий приемом, вошел в кабинет и тут же выскочил
оттуда как пробка. Он спешно шмыгнул во внешнюю приемную, и  я  услышал  его
голос: "...очень сожалею  сенатор,  но..."  Потом  он  вернулся,  сделал  на
какой-то бумаге пометку карандашом и передал ее посыльному.
   Прошло два часа.
   Наконец Маннинг появился  в  дверях,  и  секретарь  слегка  приободрился.
Однако полковник, не переступая порога, обратился ко мне:
   - Входи, Джон. Президент хочет поглядеть на тебя.
   Я чуть не свалился, вылезая из кресла. Маннинг произнес:
   - Мистер президент, это капитан Дефриз.
   Президент кивнул, я поклонился, не в силах вымолвить ни слова.  Он  стоял
на прикаминном коврике, его красивое лицо было обращено к  нам;  он  здорово
смахивал на свой собственный портрет,  хотя  мне  показалось  странным,  что
президент Соединенных Штатов так невысок ростом.
   Раньше мне его видеть не приходилось, хотя, конечно,  я  кое-что  знал  о
нем, в частности, о тех двух годах, когда он был сенатором, а еще  раньше  -
мэром.
   Президент сказал:
   - Садитесь, Дефриз. Если хотите, курите. - А потом обратился к  Маннингу:
- Вы считаете, он справится?
   - Думаю, придется рискнуть. Другого выбора у нас нет.
   - Вы за него ручаетесь?
   - Он возглавлял мою избирательную кампанию.
   - Понятно.
   Некоторое время президент молчал и, слава Богу, я - тоже,  хотя  чуть  не
лопался от желания знать, до чего они тут  договорились.  Наконец  президент
снова заговорил.
   - Полковник Маннинг, я намереваюсь следовать предложенной вами  процедуре
с теми изменениями, которые мы уже обговорили. Но завтра  я  приеду  к  вам,
чтобы увидеть собственными глазами, способна ли эта  "пыль"  производить  то
действие, которое вы мне обрисовали. Вы успеете подготовить эксперимент?
   - Да, мистер президент.
   - Хорошо, рассчитываем на капитана Дефриза, если я  не  придумаю  лучшего
варианта. - Тут я подумал,  что  они  хотят  превратить  меня  в  подопытную
морскую свинку, но президент поглядел на меня  и  продолжал:  -  Капитан,  я
намерен послать вас в Англию в качестве своего личного представителя.
   Я подавился слюной.
   - Согласен, мистер президент.
   Вот и все слова, что я произнес  за  время  своего  визита  к  президенту
Соединенных Штатов.
   После визита Маннингу пришлось поделиться со мной всеми своими задумками.
Я намерен изложить их как можно точнее, даже  рискуя  показаться  скучным  и
банальным и повторить вещи, которые являются общеизвестными.
   Мы владели оружием, которое нельзя было отразить.  Любой  тип  пыли  К-О,
разбросанный над какой-то территорией, означал, что она  станет  необитаемой
на  время,  зависящее  от  длительности  периода  полураспада  данного  типа
радиации.
   Пауза. Точка.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0916 сек.