Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Роберт ХАЙНЛАЙН - НИКУДЫШНОЕ РЕШЕНИЕ

Скачать Роберт ХАЙНЛАЙН - НИКУДЫШНОЕ РЕШЕНИЕ

    Англичане  дали  мне  телевизионную  установку  типа  Симондса  -   Ярли,
исключавшую возможность подслушивания, где сначала, для того чтобы установка
вообще заработала, следовало включить прием,  а  уж  тогда  особое  пусковое
устройство само включало передатчик. Такое приспособление впервые в  истории
обеспечивало полную секретность сугубо важных дипломатических переговоров  и
было  чрезвычайно  полезно  в  кризисных  ситуациях.  Я   привез   с   собой
собственного  техника  из  группы  специалистов  ФБР,  который  должен   был
обеспечить бесперебойную работу триггера и шифратора.
   Как-то днем он позвал меня:
   - Вашингтон вызывает!
   Я устало вылез из самолета и спустился к кабинке, установленной в ангаре,
гадая - не есть ли это очередная фальшивая тревога. На экране  оказался  сам
президент. Губы у него были белее мела.
   - Приступайте к выполнению полученных вами инструкций, мистер Дефриз.
   - Слушаюсь, мистер президент.
   Все детали процедуры были разработаны заранее, и, как только я получил от
командующего расписку и  символическую  плату  за  "пыль",  мои  обязанности
окончились.  Однако  по  нашему  настоянию  англичане   пригласили   военных
наблюдателей  от  каждой  независимой  страны  и  от   некоторых   временных
правительств оккупированных немцами  стран.  Посол  Соединенных  Штатов,  по
предложению Маннинга, сделал одним из этих наблюдателей меня.
   Наша боевая группа состояла из  тринадцати  бомбардировщиков.  Собственно
для доставки к цели потребного  количества  "пыли"  было  вполне  достаточно
одного из них, но "пыль"  разделили  на  небольшие  доли,  чтобы  обеспечить
поражение намеченных целей если не всем нашим грузом,  то  хотя  бы  большей
частью его. Я привез "пыли" на сорок процентов  больше,  чем,  по  подсчетам
Ридпата,  требовалось  для  осуществления  нашей  нынешней  миссии,  и   моя
последняя обязанность состояла  в  том,  чтобы  удостовериться,  что  каждый
контейнер с "пылью" попал на борт самолетов нашего авиаотряда.  До  сведения
каждого наблюдателя была заранее доведена информация о том, как ничтожно мал
вес пыли, которая будет задействована в данной операции.
   Мы вылетели как только стемнело, поднялись  на  высоту  25  тысяч  футов,
дозаправились в воздухе и поднялись еще выше.  Соединение  разбилось  на  13
групп и сквозь разреженную атмосферу устремилось к целям Центральной Европы.
Бомбардировщики, на которых мы летели, были, насколько возможно,  "раздеты",
чтобы обеспечить максимум высоты и быстроты полета.
   С других английских аэродромов, чуть раньше нас, в воздух  поднялись  еще
несколько авиационных звеньев, чтобы отвлечь от нас внимание противника.  Их
цели были разбросаны по всей Германии; смысл этих действий заключался в том,
чтобы создать в небе рейха переполох и  дать  нашим  самолетам,  выполнявшим
жизненно важную задачу, возможность полностью избежать обнаружения, так  как
мы летели к тому же очень высоко - в стратосфере.
   Все тринадцать бомбардировщиков, несущих груз "пыли", подлетели к Берлину
с разных направлений, намереваясь пройти над городом  по  радиусам,  подобно
тому, как сходятся спицы в колесе.  Ночь  была  ясной,  что  отвечало  нашим
целям, а низкая луна еще более облегчала действия авиации.
   Берлин - город, который нетрудно  обнаружить,  поскольку  по  площади  он
превосходит  любой  другой  современный  город  и  расположен  на   обширной
аллювиальной равнине. Я увидел реку Шпрее, как только мы  подлетели  к  ней,
увидел и Хафель. Город был затемнен, но городская тьма сильно отличается  от
темноты сельской местности. Над городом во  многих  местах  уже  повисли  на
парашютах осветительные ракеты, показывая, что  королевские  ВВС  поработали
здесь до нас; зенитная артиллерия внизу тоже помогала определить нашу цель.
   Ниже нас кипело воздушное сражение, но оно, насколько я  мог  судить,  не
поднималось выше уровня 15 тысяч футов, то есть высоты, на которой шли мы.
   Пилот доложил капитану:
   - Мы у цели.
   Парень, следивший за показаниями альтиметра,  уверенно  установил  нужную
высоту на циферблатах детонаторов, встроенных в  контейнеры.  Все  они  были
снабжены небольшими  зарядами  черного  пороха,  достаточно  мощными,  чтобы
взорвать оболочку контейнера и выпустить в воздух "пыль",  когда  детонаторы
получат соответствующую команду. Такой метод доставки был более  эффективен,
чем другие. Сама "пыль" дала бы  тот  же  эффект,  даже  если  б  ее  просто
вытряхнули из бумажного пакета, но она не распределилась бы  так  равномерно
по площади города.
   Капитан склонился над штурманской консолью, его худое бледное лицо слегка
нахмурилось.
   - Первый готов! - откликнулся бомбардир.
   - Пуск!
   - Второй готов!
   Капитан взглянул на свои часы.
   - Пуск!
   - Третий готов.
   - Пуск!
   Когда последний из десяти небольших контейнеров был сброшен  с  самолета,
мы легли на курс домой.
   Никакой подготовки к моему возвращению на родину сделано не было; об этом
просто никто не подумал. А ведь именно этого я сейчас желал больше  всего  в
мире. Не то чтобы я себя плохо чувствовал; вернее сказать, я  вообще  ничего
не ощущал. Я был похож на человека, который собрал в кулак все свое мужество
и ждал, что ему сделают очень опасную операцию; теперь операция позади, а он
из-за перенесенного шока все еще не может вымолвить ни слова, хотя его  мозг
уже начал работать. И я хотел одного - домой.
   Английский командующий  отнесся  к  этому  с  пониманием;  он  немедленно
подготовил и снабдил командой мой самолет и  дал  мне  эскорт  для  перелета
через  внебереговую  зону  боев.  Весьма   дорогостоящий   способ   отправки
единственного пассажира, но кому до этого дело? Мы только  что  пожертвовали
несколькими миллионами жизней в  отчаянной  попытке  прикончить  войну,  так
стоит ли говорить о деньгах? Даже командующий отдавал нужные распоряжения  в
состоянии некоторой растерянности.
   Я  принял  двойную  дозу  нембутала  и  проснулся  уже  в  Канаде.   Пока
обслуживали корабль, я попробовал получить хоть какую-нибудь информацию,  но
ее  было  на  удивление  мало.  Правительство  рейха  выпустило  лишь   один
официальный информационный бюллетень сразу после нашего рейда.  Глумясь  над
разрекламированным "секретным оружием"  британцев,  бюллетень  сообщал,  что
главная воздушная атака была нацелена на Берлин и еще на  несколько  крупных
городов Германии но самолеты были отогнаны и нанесенный ими ущерб  ничтожен.
Очередной "Лорд  Гав-Гав"  [Такую  кличку  во  время  войны  дали  англичане
обозревателям, выступавшим по немецкому радио  с  передачами  на  английском
языке] начал произносить одну из своих исполненных сарказма речей, но так  и
не смог ее завершить. Диктор заявил, что  у  "Лорда"  сердечный  приступ,  и
запустил пластинку с какой-то патриотической музыкой. Вещание вырубилось  на
середине песни "Хорст Вессель". Наступила мертвая тишина.
   В  аэропорту  Балтимора  мне  удалось  получить  армейский  автомобиль  и
водителя, и мы развили совсем неплохую  скорость  на  магистрали  Аннаполис.
Даже чуть не проскочили поворот к лаборатории.
   Маннинг был у себя в кабинете. Он поглядел на меня, когда я вошел, сказал
каким-то бесцветным голосом: "Привет,  Джон"  -  и  снова  опустил  глаза  к
исчерканному чернилами блокноту. Потом  опять  принялся  рассеянно  выводить
какие-то бессмысленные закорючки.
   Я внимательно оглядел его и впервые понял, что шеф - старик. У него  было
серое оплывшее лицо. Глубокие морщины по обеим  сторонам  рта  создавали  на
лице отчетливый треугольник. Одежда висела на нем, как на вешалке.
   Я подошел и положил руку на его плечо.
   - Не переживайте, шеф. Это не ваша вина. Мы предупреждали их до хрипоты.
   Он снова взглянул на меня.
   - Эстелла Карст покончила с собой сегодня утром.
   Это мог бы предвидеть любой  из  нас,  но  никому  не  пришло  в  голову.
Почему-то  ее  смерть  поразила  меня  сильнее,  чем   гибель   бесчисленных
незнакомых людей в Берлине.
   - Как она умерла?
   - От "пыли". Вошла в упаковочную и сняла "доспехи".
   Я представил себе ее с высоко поднятой головой и сверкающими глазами и  с
тем надменно сжатым ртом, который вытягивался  в  прямую  линию,  если  люди
делали нечто, ею не одобряемое. Маленькая старая  женщина,  у  которой  дело
всей жизни обернулось против нее самой.
   - Как жаль, - с трудом выговорил Маннинг, - что  мне  так  и  не  удалось
объяснить ей, почему мы должны были так поступить.
   Мы похоронили ее в свинцовом гробу, а потом Маннинг  и  я  отправились  в
Вашингтон.
   Во время пребывания в Вашингтоне нам  показали  киноленты,  запечатлевшие
гибель Берлина. Вы их не видели; они так и не стали достоянием  публики,  но
зато оказались весьма полезными для того, чтобы убедить все страны, что  мир
- совсем неплохая идея. Я видел их, когда они демонстрировались конгрессу  -
получил разрешение, поскольку был помощником Маннинга.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0443 сек.