Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Анни Эрно. - Внешняя жизнь

Скачать Анни Эрно. - Внешняя жизнь

        "1997."


        "10 января."

     Когда  я  уже готовилась  спуститься  на станцию Шатле, громкий женский
голос  спросил  меня:  "На ветку  пригородного метро в Аль -  это не  с этой
станции?" Я сказала ей,  что  она может доехать туда и со станции Шатле. Она
направилась к противоположной платформе, и я показала ей жестом вернуться. И
в  этот момент,  может быть несколькими секундами позже, в  громкоговорителе
раздался  женский   голос:  "Вследствие   (она  явно   колебалась)  сильного
задымления мы просим пассажиров направиться к выходу".Я подумала: "Ну почему
такое  случилось со мной? Почему я оказалась здесь именно в этот момент?" Мы
все   направились   к   выходу  в   другом  конце   платформы.   Женщина  из
громкоговорителя  повторяла,  чтобы  мы,  направляясь  к  выходу,  соблюдали
спокойствие  и хладнокровие.  Ее  голос  дрожал. В  глубине платформы выход,
которым я  намеревалась воспользоваться,  чтобы  выйти  на  площадь  Сэнт  -
Опортюн, был прегражден полицейскими, которые нам указали другой коридор. Он
был сильно  задымлен. Я  двигалась, дрожа  от страха  и стараясь  не дышать.
Спокойствие людской толпы впечатляло. Я была готова  растолкать всех  людей.
Бесконечные минуты, перед тем, как  я  увидела выход на  улицу. На тротуаре,
перед  входом  на  станцию, была припаркована  пожарная машина. Столпившиеся
люди  спросили  меня, что происходит. Я не ответила.  Я быстро шла по  улице
Риволи ни о чем не думая, говоря себе, что люди еще не знали, что на станции
Шатле  произошел   терракт,  что,  несмотря  на  раненых  и  погибших,  люди
продолжают  жить, как ни  в  чем не бывало, как это  было  на станциях Сэн -
Мишель  и Порт -  Руаяль.  Затем я вспомнила, что мне нужно  было  ехать  до
Опера, значит, мне надо было  сесть в автобус. Медленно, я вышла из шокового
состояния. Вероятно, никакого  терракта  и  не было, а произошел  всего лишь
несчастный случай. Позже я с  удивлением  вспоминала ту  женщину, которой  я
была в течение часа.

        "11 января."

     Магазин Леклерк. Около  кассы молодой человек высокого  роста, с лицом,
усыпанным угрями,  закончил  укладывать  свои  зарегистрированные  покупки в
тележку.  В момент  оплаты  он  смотрит,  ничего  не  говоря,  над  головами
покупателей  во внутрь  магазина,  показывая  таким образом, что  он кого-то
ждет,  вероятно, свою жену, у которой находится кошелек. Все  ждут.  Обычные
раздраженные выражения  лиц.  Женщина - кассир  снимает  трубку  внутреннего
телефона: " Ожидающий чек". Чуть позже приходит менеджер, который производит
манипуляции  с  кассой  при  помощи  ключа. Кассир  переходит  к  следующему
клиенту.  Молодой человек  оставляет  свою тележку  и  направляется в  глубь
магазина,  потом возвращается к нам, преследуемый толпой без своей спутницы.
Кассирша  не  перестает  бросать на  него  подчеркнуто  враждебные  взгляды,
продолжая  обслуживать  следующего  клиента.  Закончив, она покидает  кассу,
демонстративно идет к  оставленной полной тележке, отставляет ее в  сторону,
снова усаживается  и принимается  пробивать мои  покупки. Молодого человека,
углубившегося  в отделы в поисках жены, больше не видно.  Когда  я  оплатила
свои покупки и  толкала уже свою  тележку  к выходу,  молодой  человек снова
возник, один, крутящий головой во все стороны, постоянно с какой-то странной
невозмутимостью. Может быть, его жена примеряет брючки в кабинке или  играет
с ним в прятки, забавляясь, видя, как он  бродит между отделом для садоводов
и кормом для собак, чтобы посмеяться, отомстить или унизить его перед всеми.
Или даже она выбрала этот момент, чтобы оставить его, унеся с собой деньги и
ключи от  машины. А возможно,  она повстречала другого мужчину, и они сейчас
целуются в  ближайшем кафе или занимаются  в  туалете любовью. Интерпретации
реальности почти бесконечны.

        "17 февраля."

     45  процентов населения  не имеют  ничего против  того, чтобы в верхней
палате Парламента присутствовали депутаты от Национального Фронта.

        "20 февраля."

     Брюно Мэгрэ по Европе - 1:  "Наши идеи находят поддержку у французского
населения,  мы не нуждаемся  в  пятнадцати  депутатах, нам достаточно двух -
трех".
     Пятьдесят  девять процентов населения  одобряют закон  Дебре,  согласно
которому каждый иммигрант -  это потенциальный преступник, и его можно будет
выдворить из страны, используя самый малейший повод.

        "22 февраля."

     Мы  прибыли  в четырнадцать часов  на Восточный  вокзал  для участия  в
конференции  против указа Дебре. Народу чуть больше, чем в обычную  субботу.
Группа сотрудников общественного мнения поджидает нас у входа из метро:  "Вы
идете на манифестацию?  Не  могли бы вы ответить  на несколько вопросов?" Мы
отвечаем, прислонив листок к окну кафе. Мы спускаемся  на бульвар Мажента до
ресторана "Да  Мино", место, где ассоциация "СОС РАСИЗМ" назначила встречу с
деятелями кино, также высказывающими свое недовольство. Они сейчас обедают в
веселой, непринужденной атмосфере. Мы уходим, снова поднимаемся к Восточному
вокзалу,  где  перед  памятником  Депортированным  должны  были  митинговать
писатели. Там никого нет. Должно быть,  еще очень рано. Позже приходят люди,
обнимающие друг друга, среди которых высокий лысый  тип в  шляпе  с широкими
полями, очень артистичный. В самом центре вокзала писатели образовывают круг
вокруг этого  человека, плечо  к плечу, показывая только спину. Складывается
впечатление, что, чтобы его разжать нужно приложить усилия. Таким же образом
образуется вторая  группа.  В  отличие от  вечеринок,  где  они  с легкостью
перемещаются  из одного салона в  другой, смотря прямо перед собой,  в  этом
здании Восточного вокзала  писатели спаиваются один с другим,  разрывая свой
круг только лишь для того, чтобы впустить в  него  вновь прибывших знакомых,
приветствуя их громкими возгласами.
     В три  часа,  покинув  вокзал,  толпа  заполнила  бульвар  Мажеста.  Мы
потеряли из  виду группу писателей, находившихся в первом ряду манифестующих
и теперь мы в самом центре  анонимной  толпы.  Мы шествуем таким  образом до
шести  часов вечера между аллеями, наполненными людьми. Единственное действо
в этот момент заключается в том, чтобы быть там, присутствие тебя.  Сознание
просто трепетало от  идеи,  что  ты можешь изменить  ход  событий. От  этого
присутствия или физического  отсутствия (либо два - три человека, либо целое
море людей) и зависело доказательство  существования идеи. Сегодня это  было
море.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0574 сек.