Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Анни Эрно. - Внешняя жизнь

Скачать Анни Эрно. - Внешняя жизнь

        "13 апреля."

     Воскресенье.  По  телевизору  один  из  представителей  НАТО говорит  о
военной  операции  на  Балканах.  Он  очень  презентабелен, элегантно  одет,
одинаковые  пиджак  и  галстук. Этот  шикарный  галстук  -  обескураживающая
деталь,  нескромный  признак того, что  тот,  кто  сейчас  говорит о  войне,
никогда не станет тем, кто на ней воюет.
     Ощущение,  что  я  одеваюсь,  ориентируясь на  эту войну, возможно даже
больше  на  спектакль человеческих страданий,  чем  на  картины  разрушенных
мостов, взорванных поездов и т.д.
     Сегодня на Франс - 2 писатели и политики спорят о войне  на Балканах. В
это же самое время ТФ-1 показывает двух  радующихся ведущих, спрашивающих  у
молодой девушки с очаровательным гладким личиком  ее размеры: "88- 65-80", -
отвечает  она на одном дыхании. Один  из ведущих  просит  ее  уточнить. Она,
казалось,  только  этого  и  ждала:  "88-грудь,  65-талия,  80-бедра".  Она,
профессиональная ТОП  -  модель,  рассказывает,  что она  испытывает,  когда
поднимается на подиум, когда  дефилирует. Однажды, опустив взгляд на  первый
ряд, она увидела там улыбающегося ей  Жан -  Поля Готье. Это было ...  Ей не
хватает слов.  В конце  передачи один  из ведущих возбужденным  голосом  нас
предупреждает: "Запомните хорошенько это имя - Жюли! Вы еще услышите о ней!"
Аплодисменты. Нужно допустить тот факт, что миф, в котором  главные ценности
- это красота и успех, продолжает функционировать

        "14 апреля."

     Перед  светофором  на  перекрестке  с  Национальным шоссе. Под падающим
снегом какой-то мужчина просил милостыню.
     Двадцатый  день войны.  Посылки  с гуманитарной помощью  прибывают  для
депортированных  косоваров  и  миллионы  людей  предлагают  принять  у  себя
беженцев.   Массовый   исход  косовских   албанцев   потрясает  воображение:
внезапный, всеобщий,  безнаказуемый по единственной причине - Милошевич. Это
несчастье, за которое  жертвы не несут никакой ответственности и от которого
им некуда скрыться. Трагедия в  совершенном государстве (Ануй утверждал, что
с ней мы спокойны), где женщины носят  косынки и длинные юбки, как в прошлом
носили наши крестьяне.
     Бездомные,   безработные,  нищие  не   вызывают  у  нас  ничего,  кроме
безразличия.   Именно  эта   внутренняя   изолированная  боль   не  является
представлением, в  результате  которого мы  сомневаемся,  что  жертвы  здесь
абсолютно не причем (все-таки есть же ночлежки,  чтобы поспать, есть работа,
если хорошо поискать  и  т.д.)  Это несчастье требует  чего-то иного, нежели
посылку с гуманитарным грузом.

        "18 июня."

     Закончилась  война  на  Балканах.  Телевизионные  дебаты  о  законности
бомбардировок, картины массового исхода беженцев оставлены теперь в  далеком
прошлом. Эта война была для нас, по сути, ничем.
     Теперь  на  стене  привокзальной  парковки огромными буквами  написано:
ЛЕЙЛА, Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ.

        "11 августа."

     В  двенадцать  десять  пополудни   свет  начал  угасать.  Большие  тени
окутывали  сад. Это был свет грез  и прошлого. Вокруг была  тишина. Напротив
террасы зашумели ветки  елей,  с  вершины  холма, словно  камень,  скатилась
белка.  Тотчас же пришла  светлая ночь и подул легкий свежий ветер. Вниз  по
улице зажглись фонари. Мне показалось,  что  это  длилось довольно  долго. Я
была  не  уверена в  том,  что  вижу,  так  как  раньше  никогда с  этим  не
сталкивалась. Свет вернулся только на следующий день.
     Я  продолжала  смотреть,  как  черный  диск   скользит  перед  солнцем,
сужается. В час сорок луна окончательно закрыла солнце. То же самое  чувство
скорби,  что следовало  в моем детстве  после купленных  игрушек,  просмотра
фильма или  дня, проведенного на берегу  моря. Чувство пустоты толкало  меня
наружу.
     У всех в эти последние месяцы века непрерывное ощущение истории.  Пьеса
вот-вот закончится и мы узнаем, кто в ней играл. Мы перейдем на Землю
     .
        "14 августа."

     Трансляция   по  третьему  каналу  "Ребенка  и  чар"  Равеля  и  Колетт
задерживалась: все еще передавали новости. Ведущий говорил, что с  начала 91
года, когда  началась война в Персидском заливе, (возможно, мы  это  забыли)
полмиллиона иранских детей погибли из-за нехватки пищи и болезней. Но тут же
он, воодушевленным тоном ведущего аукциона  добавляет: "но США заявляют, что
они дадут  миллион долларов для  нужд иракских  больниц". Это составляет два
доллара на ребенка,  десять или двенадцать франков,  в зависимости от курса.
Затем нам показывают изображение детей, находящихся в больницах: исхудавшие,
пребывающие в состоянии прострации в своих  маленьких кроватках.  Чуть позже
он процитировал  заявление  совета  безопасности ООН, утверждающего,  что  в
районе,  где раздача продовольствия и медикаментов проводилась под контролем
этой  организации, дети умирали только  лишь в "двадцати процентах случаев".
Ведущий, казалось, был счастлив довести до нашего сведения столько цифр.

     Затем можно  было услышать  мяуканье  котов, жалобные  стоны пасторали,
дуэт индийского чайника и английской чашки, все обаяние и непосредственность
"Ребенка  и  чар" в фривольной  манере  прошлого.  Тайная  мечта  о  богатом
западном буржуазном  обществе с  его толстощеким  с большим крупом ребенком,
сыгранном оперной певицей, казалось карикатурным наследием.
     Внешняя  жизнь  требует  всего; большинство произведений  искусства  не
требует ничего.

        "1 сентября."

     Они появляются с северо-запада из-за деревьев и административных зданий
в небе над Сержи; они  делают  петлю в огромном  небе Уаза и  направляются в
Руасси, неутомимо разрывая сентябрьский свет.
     Невидимый  вред  от  воздушного сообщения:  как  только заслышишь  гул,
ждешь, когда звуковая волна пройдет  над головой и  удалится, затем ожидаешь
следующей. Так и живешь в ритме шума самолетов.
     В  будущем  все  небо  станет "воздушным",  поделенным на трассы, более
крупные,  чем  сегодня  на  земле,  наполненное  аппаратами,  которые  будут
сталкиваться и падать на землю, вызывая десять тысяч  смертей в год вверху и
внизу. Будет царить  всеобщее безразличие, как сегодня к дорожными авариями.
Здесь люди в чем-то похожи на богов.

        "28 октября."

     Русские спокойно истребляют  чеченцев.  Этот  факт абсолютно  никого не
волнует.  Действительно,  существуют  люди,  носящие  имя,   которое,  можно
подумать,  пришло  из сказки  Вольтера.  Уже  вошло  в привычку воспринимать
историю России как кровавый  вымысел с  ледяными степями, водными монстрами,
мумиями  и  шутами  в  качестве  главных  героев.  То,  что  Ельцин является
воплощением  всех  трех  выше  перечисленных  ипостасей - всего  лишь топос,
ведущий к своему совершенству  ;  глава  о чеченцев  -  в  крови  предыдущих
правителей.  Своей  безнаказанностью Россия  должна  своему  мифу  о народе,
живущем на краю разума, цивилизации и человечности.

        "4 ноября."

     На вокзальной стене в Сержи мы видим полусогнутые мужские ноги в брюках
из голубого вельвета, между которыми находятся ноги женщины, одетой в платье
в мелкую  темно-зеленую  клетку.  Женщину  видно в фас,  нижние  пуговицы на
платье расстегнуты, обнажая ее ноги. Это - фреска "baba  cool", датирующаяся
концом  семидесятых годов двадцатого века,  и которая скоро будет  стерта во
время ремонта вокзала.
     На платье женщины, в районе, где должен находиться ее детородный орган,
кто-то накапал красной краски, образовавшей темное кровавое пятно.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0928 сек.