Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Анни Эрно. - Внешняя жизнь

Скачать Анни Эрно. - Внешняя жизнь

        "31 августа."

     Ближе  к вечеру.  На площади Тулез,  прислонившись к стене дома,  стоит
пожилая женщина. Вокруг нее - группа людей, много детей. Она начинает  идти:
медленно,  с  растерянным  видом, поддерживаемая  с двух  сторон  женщиной и
мужчиной, который  всю дорогу  громко возмущается: "Я вам тут  не  сиделка!"
Дети,  что-то  выкрикивая,  бегают  вокруг них. Старушка немного  сгорблена,
одета во все серое, седые волосы, очки. Из ее  распухшего носа течет  кровь.
Она  повесила на  предплечье свою сумочку,  которую она  прижимает к животу.
Окруженная  небольшой группой людей,  которые  ведут  ее  в медкабинет,  она
пересекает пустынную площадь, освещенную солнцем, словно арена.

        "1 сентября."

     Мать и  дочь идут по платформе метро, дочь держит мать под руку. Старый
провинциальный жест девушек, которые,  шагая  таким образом в воскресенье по
главной улице города, обеспечивают себе защиту  от молодых людей, толкущихся
возле кинотеатра.

        "10 сентября."

     В "Труа  Фонтен" на эскалаторе поднимается одна - единственная парочка.
Снизу  можно разглядеть только  спину юноши.  Оба прижимаются друг  к другу,
ласкаются. Время  от времени молодой человек оборачивается,  смотрит вниз на
людей с их  тележками.  У влюбленных вид, будто они  воспаряют в небеса.  На
юноше - ярко - красная рубашка.
     Сегодняшний полдень. Я сижу с закрытыми глазами у себя  дома. Я  ожидаю
проходящих  внизу  по  мокрой  трассе  машин.  Грузовик. Я представляю  себе
разбитый  на  склоне  холма  сад,  белое  защитное ограждение, улицу. В моей
голове рождается  фраза: "Было слышно постоянный шум  машин, продолжительный
скрип шин из-за  скользкой дороги",  c  которой я абсолютно ничего не делаю.
Простая привычка заключать в слова явления окружающей действительности.
     Я сяду  в свое метро. Манера фамильярно  говорить о предметах, которыми
пользуешься.  Мое метро - это  линия  А,  увозящая меня в  Париж, привозящая
всегда на один и  тот же вокзал Сержи  Префектюр, это  - метро,  в которое я
сажусь, даже не задумываясь; линия, где я знаю  названия  всех станций  и не
испытываю необходимости смотреть на указатель, находящийся на платформе, где
я чувствую  себя принадлежащей  к группе  пользователей  этой  линии,  этого
анонимного сообщества, для которых это и их линия.
     Линии метро Б, В,  Г - не  являются моими, также как и  поезда линии А,
направляющиеся к элитному пригороду Парижа: Ле Пэк, Сэн  - Жэрмэн - ан -Лэй.
В глубине души я чувствую себя там чужой, я бы даже сказала - незваной.

        "28 октября."
     На  "Парк де Префектюр"  в вагон вошли  две женщины. Они  расположились
друг напротив друга.  Одна  -  молодая  привлекательная  брюнетка,  другая -
блондинка  лет пятидесяти, сидит,  чуть  съежившись  на  своем  сидении.  По
агрессивному тону девушки можно догадаться, что это мать и дочь.
     "Ты  пригласишь нас сегодня  в  ресторан?" Мать  колеблется: "Нет... мы
должны  пойти  в  ... (неразборчиво).  Дочь  торжествует:  "Вот  видишь!  Ты
обманываешь! Раньше ты этого не говорила!" Мать замолкает.
     Дочь продолжает: "Франсуаза спросила меня, что  ты хочешь  к своему дню
рождения. Тебе подойдет кофточка?" - "Да, вполне".
     Мать пытается  улещевать дочь: "Очень мило с твоей стороны" и отпускает
новую волну иронии по отношению к ней: "Естественно, это мило!"
     До  самого  Гар  дю  Нор,  в каждой  фразе  матери,  которая  старается
сохранить  нейтральный  тон, дочь  обнаруживает скрытый,  настоящий,  по  ее
мнению, смысл,  а именно отражающий  вредный характер  матери:  "Вот видишь,
какая ты!"
     Все, что говорит  мать,  дочь  отвергает  с ярым остервенением, которое
могло  бы  спровоцировать  страх,  если  бы   он  не  ощущался  как  признак
невоспитанности,  тревоги,  сопровождаемый легким  преследованием без боязни
быть наказанной женщиной. которая ее родила.

        "12 ноября."

     В метро  неожиданно слышится голос: "Я  безработный,  я живу в отеле со
своей женой  и ребенком, у нас всего двадцать пять франков в день, для того,
чтобы выжить. История обыкновенного нищего, повторяемая,  видимо, десять раз
в  час  одним  и  тем  же тоном. Он  продает  "Ле  Ревербер". Слышатся слова
жалости: "Я не прошу у вас многого, дайте хотя бы один франк". Он пересекает
вагон. Никто не покупает у него эту газету. Перед тем как сойти с поезда, он
произносит угрожающим тоном: "Желаю вам доброго вечера и приятных выходных!"
Никто так и не поднимает головы. Насмешка  над  нищими  уже не в  моде,  это
больше не средство самозащиты, а всего лишь раздражающий фактор.

        "16 ноября."

     В  газете  "Ле Монд"  заголовок:  "Общеевропейский парламент больше  не
поддерживает Международный трибунал по военным преступлениям".
     Существует   40   тысяч   документально  подтвержденных   доказательств
бесчинств,   совершенных   в   Боснии.   "Четыреста  концлагерей  и  лагерей
заключенных, 98  вырытых котлованов,  в  которых находятся около трех  тысяч
тел, а также, по последним подсчетам, около трех тысяч жертв насилия. Но, по
мнению  М.  Бассиони, риск потери  доказательств  со временем увеличивается.
Предотвращение такого риска - наша основная забота".
     Все  сказанное выше и то, что я  пишу  здесь - разве не пример ли  этих
доказательств?

        "21 ноября."

     Книжный салон "Пен  Клуб"  в огромном  холле  дома  радио.  На женщинах
норковые  шубы, дорогие украшения; все они придерживаются одинакового стиля,
а   именно  "девушка  в  возрасте":  стройная,  подтянутая,   неопределенный
золотисто - желтый цвет волос, ровные зубы и морщинистое лицо.
     "Спасибо Вам, дорогая моя, что пришли!"
     Автор экзотических романов приподнимается таким образом несколько  раз,
протягивая руку над стопкой своих произведений, чтобы поприветствовать таким
благородным жестом своих  знакомых  дам.  Кажется,  что Пен Клуб  создавался
специально, чтобы  прийти  на  помощь  заключенным  писателям,  подвергшимся
пыткам.

     На  платформе станции  "Этуаль"  появляется тщедушный  клоун  с кожаным
портфельчиком под мышкой. Он меряет  платформу большими шагами, сделав перед
глазами  ладонь  козырьком: "Я ищу  своего зрителя".  Неловкость,  удивление
людей, ожидающих  поезд.  Он  кладет свой портфель,  вынимает оттуда красную
табличку "Макдональдса" и ставит ее на землю. В одно мгновение он закидывает
ноги  за  шею и идет на  руках вдоль  платформы, лавируя, как  большой паук,
между людьми, которых он окликает вежливо - агрессивным тоном.
     Перед  молоденькой  девушкой он громогласно  объявляет:  "Я запрыгну на
нее! Нет,  не  на  вас,  мадмуазель,  а  на балюстраду".  И  он  прыгает  на
расположенные в ряд сиденья. Какому-то  мужчине он бросает: "Эй,  ты никогда
не   занимался  любовью  таким  вот  образом!"  Постепенно  люди   поддаются
искушению, их  припаянные намертво тела поворачиваются и наблюдают теперь за
движениями  клоуна на платформе. Слышно только его голос, громко звучащий на
полупустынной воскресной станции метро. Он-
     -словно  большой  червяк,  извивающийся  на земле.  Он  принимает  свое
нормальное  положение и вынимает  игрушечный  пистолет,  чтобы обязать людей
заплатить ему за представление. Все смеются. Грустно это или смешно - сложно
сказать.

        "22 ноября."

     Этим  утром  по  "Франс  Интер":  "Шесть  человек,  среди  которых  три
подростка и одна маленькая девочка погибли сегодня в рабочем квартале Милуза
на  улице Фабрик.  Это была  турецкая  семья,  проживающая  в  подвале дома.
Причиной трагедии, скорее всего, стала неисправная печь для топки дров".
     Двое бездомных умерли от холода. Одна смерть произошла в Мюро, другая -
в Ля Рошель.
     Реплика премьер - министра: "Экологическое положение останется, по всей
видимости, стабильным.
     Добро пожаловать в мир "Рон-Пуланк". Всего за  сто  тридцать франков вы
сможете стать держателем наших акций (мужской, вкрадчивый голос).
     Ваша  работа  - наиболее  важная  для  вас  вещь. Чем же  носители  ВИЧ
инфекции отличаются от вас? (мужской голос, мужественный и убедительный).

        "25 ноября."

     Около трех часов  дня на бульваре Сэн - Жэрмэн - ни души. В направлении
от Сэн - Мишель появляются первые  колонны манифестантов с белыми плакатами.
Все  магазины,  находящиеся  на  этом   бульваре,  прекратили  свою  работу.
Находящийся неподалеку модный бутик, оставшийся открытым,  поспешно опускает
железные ставни. Продавщицы остаются под прикрытием своих магазинов, в своих
шикарных  униформах,  откуда они  наблюдают  шествующую  бесформенную  толпу
учащихся старших классов, одетых, как один, в джинсы и куртки.

        "27 ноября."

     Женский голос: "Вы любите быть любимыми,  окруженными людьми? Почему же
ВИЧ - инфицированные должны отличаться от вас? Вы  можете его обнимать, есть
вместе с ним в ресторане, и т.д." Эта мораль произносится по радио рекламным
сообщением.

     "1 декабря."

     "День борьбы со СПИДом". В мире насчитывается 14 тысяч носителей  этого
вируса.  В  Париже больные  СПИДом кремируют  себя, как раньше это  делали с
больными чумой.
     Презервативы доступны в любой аптеке по  цене один франк. Побуждающая к
действию цена. Это - не совсем удобное для  продажи место: всегда один и тот
же  белый  халат с  другой  стороны прилавка  осведомляется:  "Что желаете?"
Ответить  "два  презерватива"  -  это  сознаться  перед всеми,  что ты идешь
заниматься любовью. Только  аппарат  по их продаже освобождает тебя от этого
груза.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0901 сек.