Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Тонино Гуэрра - Дождь над всемирным потопом

Скачать Тонино Гуэрра - Дождь над всемирным потопом

ДЕКАБРЬ
Слова, сказанные у камелька
     Понедельник 2 -- Пришлось встать с кресла и захлопнуть дверь в кабинет.
Не удержался и заглянул в щель приоткрытой двери.  Старые кастрюли  на плите
выглядели  по праздничному.  Радужные эмалированные бока  освещали  полутьму
пустой кухни. Необычный ракурс. Увидел  невидимую сторону жизни.  Интересно,
под каким углом зрения можно разглядеть себя самого?
     Фотография на  газетной  странице:  увидел себя со  спины.  Почудилось,
будто уходит отец.
     Среда 4 -- Со вчерашнего вечера туман закрыл долину. Клочьями свисает с
кривой ветки в квадрате  окна. Вокруг  дома создалась пустота.  Дневной  шум
утратил резкость. Звуки остались в стороне.  Они не  дают эха. Иногда отзвук
длится   некоторое  мгновение,  но  будто  увязает  в  вате.  Смотрю  в  эту
промозглость и извлекаю из памяти что-нибудь разноцветное.
     Вторник  10 -- Туристы из России, в особенности роскошные  проститутки,
которые ныне  заполонили  Адриатику,  одеты  с претензией  на  элегантность.
Армани, Криция  и Валентино -- звучные имена то и дело слетают с накрашенных
губ,  будто  ближайшие родственники.  Эту перемену заметила  старая  русская
женщина, продавщица из Сан-Марино. Ее мучает тоска по России. В Москве у нее
была  однокомнатная  квартирка.  Могилы  предков  разбросаны  по  украинским
погостам. В такие дни она часто вспоминает один случай. Однажды ранним утром
много  лет тому  назад  она  вышла  на  прогулку  с  собакой.  Над окраинным
микрорайоном стоял туман. Сбитая с толку собака все время останавливалась --
не знала,  куда идти  дальше.  Неожиданно  в  окне психиатрической лечебницы
появился  молодой  мужчина.  Сквозь решетку почти не было видно его лица. Он
крикнул в  туман:  Люди!.  Женщина испугалась  и выронила поводок  из  руки.
Теперь, выходя ранним  утром на балкон в крохотной республике  под названием
Сан-Марино,  она почувствовала в  том  безумце родную душу. Ей  тоже хочется
вместе с ним крикнуть на всю округу -- Где вы? Люди!
     Пятница 13 -- В жизни всегда наступает день, когда вдруг особенно остро
ощущаешь красоту  мироздания.  Потом,  даже если суждено  прожить  еще  хоть
тысячу лет, каждый следующий день  -- повторение этого дня и  ожидание  его.
Существуют  бабочки, живущие только  сутки. В  такой  день  сбываются все их
мечты.
     Воскресенье  15  -- Всякий раз, раскрывая секреты  мироздания,  человек
разрушает тайну бытия. Не ведая, что творит, он отказывается от неведения --
своего  единственного пристанища. Ведь  чем неопределеннее  жизнь, тем легче
испуганной   душе.   Страшнее  всего   тупики,  в   которые   загоняет   нас
определенность знания.

     Иной  раз даже собственные стихи выглядят как ненужный хлам... Лучше ни
с чем не связанные слова --
     без истории,  как  человек  при смерти ,благодарный хотя бы за  то, что
пожил на белом свете.


     Четверг 19  -- Весть о смерти Марчелло Мастроянни только что докатилась
до Пеннабилли. Для  меня это не стало ударом. Несколько месяцев я ждал  этой
вести   и  изводил  себя.  Наконец,  мертвая  тишина.  Пришло  успокоение  и
перечеркнуло все звуки вокруг. Словно снегом засыпало нашу долину.
     Пятница  20  --  Идем на  звук  колокола,  в  который  бьет  приходский
священник.  Прислонились  к стене  сельской  церкви. Неважно, что до  нашего
слуха не доходят слова литургии.  Утешение возможно  и в смирении. Так  даже
легче переложить на других вину за наши несчастья. Вчера после полудня был в
церкви Сайано. Ее недавно отреставрировали и теперь оберегают молодые монахи
из Колумбии. Внимательно осмотрел  бронзовые врата -- дар Арнальдо Помодоро.
Затем  вошел,  чтобы  надолго замереть  перед фреской  Безликой  Богоматери.
Какой-то  крестьянин  громко   исповедовался.  Он  был  уверен:  чем  громче
исповедь,  тем  скорей раскаяние дойдет  до  слуха  того, кому,  несомненно,
безразлично конкретное содержание наших слов. Я вышел из  церкви и присел на
каменный выступ фундамента. Размышлял о том,  что  важно помнить о содеянном
зле. Это  лекарство от  тщеславия  и болезненной  неудовлетворенности  своим
положением. Вспоминая о своей неправоте, можно отыскать путь к спасительному
неведению.
     Суббота 21 -- Наконец, над самым дальним гребнем выглянуло солнце. В ту
же секунду над  рекой  замельтешили первые белые мотыльки.  С террасы сквозь
буковые рощи, венчающие  вершины  гор,  виден каждый  домишко в  долине.  Не
спускаю глаз с солнечной поляны. Здесь уже зеленеет озимь. Поляна называется
солнечной,  потому что на нее после  восхода солнца  попадают первые  теплые
лучи. Вдруг  на поляну набегает хмурая  тень.  Порыв ветра  ласково потрепал
меня по щеке. Оказалось, что это не  мотыльки,  а миллионы снежинок, которые
заштриховали  все  небо.  За  грандиозным  кружевным  занавесом  угадывается
панорама  стрельчатых  гор. Снег засыпал  меня  и весь сад. Лора выбежала из
дома с  пачкой  старых газет. Скорей,  нужно  укрыть цветы:  главное  спасти
герань  и тонкие  саженцы  олеандра. Я принялся сворачивать  фунтики.  Будто
торговец на рынке. Небо померкло. Однако свечение выбеленной  снегом  долины
усилилось.  Снежный покров  поднимался все  выше  и  выше, пока не уперся  в
угрюмое небо.
     Понедельник 23 -- Повалил снег. От него стали белыми  мысли.  Когда  же
кончится  снегопад?  Одно  за  другим  исчезают полена в  камине.  Предстоят
утомительные новогодние  праздники.  Хотелось бы  провести  время с простыми
людьми, в чьих глазах светится совесть. С теми, чей хлеб пополам со слезами,
кто еще не  разучился вести разговор с животными. Моя жизнь  становится чуть
проще  и  понятней  всякий  раз,  когда  повезет разгадать  смысл  случайной
приметы. Предзнаменования всегда загадочно таинственны. Они всегда наперекор
высокомерию  рационализма.  Важно   уметь   выслушать  исповедь  дерева  или
безграмотную жалобу человека.  Я часто "скитаюсь по ночной стороне бытия" --
так уже кто-то сказал  до меня ... Доверять можно только тому, что находится
за чертой  рациональной логики. Мне  бывает хорошо и на закате солнца: будто
становишься  частью предвечернего света. Тогда мне просторно.  Наверное, так
чувствует себя  олифа, пролитая на полотно художника, или краска выдавленная
из тюбика на палитру. Делаешься невесомым, подобно благоуханию луговых трав.
Сбрасываешь с плеч ношу. И вот -- уже не за что зацепиться. Хотя, как знать?
Может быть, было лучше, когда в  час солнечного заката я ощущал себя  крепко
сбитым и сильным мужчиной.
     Не помню,  в  какой  день  или час,  быть  может,  в канун  Рождества я
посмотрел вверх и заметил, как  кружится, падая с вершины колокольни, птичье
перо. На мгновение  показалось -- это я сам  лечу  и  медленно приближаюсь к
земле.


     Пятница 27  -- Московское Рождество  в  безлюдной гостинице  Метрополь.
Люстры и  бра вдоль  мраморных  стен  застыли,  как огромные, преувеличенные
слезы. Мчусь в такси по ледяной Москве. В сердце  боль человека,  считающего
себя изгнанником. Проносимся вдоль зубчатых стен  Кремля.  Нам вслед  глядят
позолоченные купола. Снег спрятал уродства огромного города. Остались только
священные ограды и багрянец ренессансной кирпичной кладки.
     Вторник 31 -- С некоторых пор  мне  не дает покоя  одна тема. Всемирный
потоп  в театре  марионеток.  Раздвигается занавес. Сверху опускается  белое
полотно.  На  экране  идет  дождь.  Следом  еще  один  белый  саван, за  ним
следующий.  Пять или шесть полотен  дождя.  И  все это  под раскаты  грома и
вспышки молний. На марионеток,  сидящих  в кукольном  зрительном зале, также
опускаются завесы с дождем. Затем в нижней кромке дождливых картин вырастают
силуэты прославленных городов:  Рим, Париж, Нью-Йорк, Москва. В нижней части
повисших  над  марионетками  полотнищ  угадываются  и  горные  ландшафты,  и
равнинные пейзажи. Марионетки изображают публику. В конце  концов  на нижнем
поле простыней проступает  быстро  прибывающая  вода.  Наводнение  поглощает
поочередно все  эти  волшебные картины. Теперь  на  экранах только  вода, по
волнам которой мечется  хлам и  мусор.  Наконец,  экраны взмывают вверх.  На
сцену  льется настоящая  вода.  Волна  за волной  захлестывает  она  партер.
Марионетки-зрители охвачены паникой. В отчаянии они обращаются в бегство под
аккомпанемент библейских слов. Наконец, кукольный мир скрывается под водой.
     Голос повторяет слова Библии:
     ...И продолжалось на земле наводнение сорок дней... и усилилась вода на
земле чрезвычайно, так  что покрылись все высокие  горы, какие есть под всем
небом...  И  лишилась жизни  всякая плоть,  движущаяся по земле,  и птицы, и
скоты, и звери, и все  гады, ползающие по земле, и все люди. Все, что  имело
дыхание духа жизни в ноздрях  своих на суше, умерло... Остался только Ной, и
что было с ним в ковчеге.
     Бумажный  ковчег  покачивается на  поверхности  воды,  затопившей театр
марионеток.
     Приходит время, и рушатся стены домов и стран,  где ты побывал или жил.
Остаются только решетчатые ограды памяти.
     Тонино Гуэрра

     Авторизованный перевод Виктора Гайдука

     Римини " Москва 1997 - 2003

 






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0529 сек.