Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Полина Жураковска - ЦВЕТОК ЛОТОСА

Скачать Полина Жураковска - ЦВЕТОК ЛОТОСА

                              III

                                Кто знает мрак души людской,
                                Ее восторги и печали
                                Они эмалью голубой
                                От нас закрытые скрижали.


 Наконец,  все необходимое было собрано, заклинания выучены,
осталось приступить непосредственно к вызыванию.
 В  небольшой  дальней  комнате  Тереза  начала  подготовку.
Постоянно  сверяясь с книгой, она чертила на  полу  знаки  и
символы,   нужные   для  того,  чтоб  дух   откликнулся,   а
появившись,  не  пожрал  ее тут же, а  выслушал  и  выполнил
просьбу.
 Сначала  был  начерчен  большой  крест  с  большим   мечом,
которым  никто  не должен быть ранен. Тереза  поломала  себе
голову  над этой загадкой, но в конце концов выполнила  все,
как  она  надеялась,  правильно. Поверх  этого  рисунка  был
нанесен  знак  духа.  Для  себя она выбрала,  как  указывала
книга,  Михаэля  из  Мира Бриах, архангела  второй  Красоты,
Подобного Богу.
 Тереза   работала  ночью,  стараясь  успеть   до   рассвета
начертать   все   полагающиеся  круги.   Так   как   звездой
вызываемого  духа являлось Солнце, то его следовало вызывать
днем.   Рядом  с  начертанным  знаком  духа,  она  начертила
охранный   круг  для  себя.  Он  состоял  из  трех   кругов.
Внутренний, как указывала книга, был сделан из полос чистого
пергамента, подвешенных на крестах из дерева с колючками, на
пергамент она нанесла имена и символы, подходящие  для  духа
Михаэля.  Второй  круг,  за пределами  первого,  делался  из
листов пергамента, на которые новым пером наносились буквы и
символы,  нанизанных на красную шелковую  нить,  закрученную
влево. Нить с листами укладывалась на двенадцать крестов  из
лавра.  Самый внешний, третий круг, делался так же из чистых
листов,   только  развешивался  на  крестах  из   священного
пальмового   дерева.  Выполнив  эту  работу,   Тереза   села
передохнуть  и  просмотреть еще раз ключевые части  процесса
вызывания,  перед  тем,  как начать.  Она  открыла  книгу  и
перечитала  уже такие знакомые и запавшие в душу  строки:  "
Видимая  вселенная имеет невидимый аналог, высшей плоскостью
которого  являются  добрые люди и  прекрасные  духи;  низшие
плоскости,  темные  и дурные, представляют  собой  обиталище
злых духов и демонов, во главе которых стоят Падший Ангел  и
его  девять  князей....  Посредством секретных  процессов  и
церемониальной  магии возможно входить  в  контакт  с  этими
невидимыми  созданиями  и получать  их  помощь  в  некоторых
человеческих предприятиях.... Возможно заключать  соглашения
с   духами,  посредством  которых  волшебник  становится  на
некоторое,  определяемое  соглашением  время,  властным  над
стихийными  духами...." Далее шел раздел о черной  магии,  и
Тереза  задержалась на таких строках: " Человеческий  эгоизм
представляет  собой фундаментальную причину  всего  мирового
зла.  Человек  обменивает  свою  вечную  душу  на  временную
власть, и потом идет на все немыслимые меры для того,  чтобы
продлить  собственную физическую жизнь,  так  как  для  него
ничего нет за могилой...." Тереза отвела взгляд от книги,  и
задумалась. Неужели ее ждет то же, что случилось  с  Мартой?
Ведь  Марта  не старше ее, но уже стоит одной  ногой  в  той
пропасти,  что  зовется смертью. Когда-то она  была  молода,
красива, богата, но ей хотелось все больше и больше.  К  ней
являлись  духи один могущественней другого,  и  вот  она  не
справилась,  или  поддалась на уговоры и обман...  когда  ей
стало  мало  добрых духов, она стала искать в  мире  Ассиах,
четвертом, низшем мире, населенном архидемонами и  демонами,
мире,  по  природе  своей  противоположном  другим,  светлым
мирам....  Тереза  тряхнула головой. Нет,  этого  непременно
нужно  избежать, нельзя попадаться на уловки  хитрого  духа.
Книга  честно предупреждала о том, что демоны очень хитры  и
изворотливы,  что  они  очень  изобретательны  в  том,   как
обмануть   и   заставить   служить  себе   человека.   Часто
оказывалось,  что человек, вызвавший духа для  своих  целей,
сам   становился   его  рабом,  не  выдержав   битвы   умов,
обязательно устраиваемой духом в ходе заключения договора.
 Глубоко  вздохнув, Тереза вошла в охранный  круг,  держа  в
руках  книгу. Нужно было завершить приготовления  к  вызову.
Осталось   начертить   внутри  малого   круга   пентаграмму,
положение которой обозначит пять таинственных центров  силы,
после  пробуждения которых уже не было дороги назад.  Тереза
закончила  рисовать  звезду, следя, чтобы  все  лучи  и  все
стороны  фигуры были строго равны. Последнее, что оставалось
сделать   -  начертать  священное  слово  Tetragrammaton   -
тетрактис,   содержащий   имя  Бога,   призванный   охранять
вызывающего от влияния дьявола.
 Как   только   был  нанесен  последний  знак,   завершающий
вписанный  в  пентаграмму  тетрактис,  линии  звезды   слабо
засветились, пергамент, из которого состояли охранные  круги
тихо  зашелестел,  и все листы, ранее свободно  висевшие  на
нитях,  сами  собой повернулись и замкнулись  в  неразрывный
круг.
 Тереза  начала  читать заклинания: "  Дух,  чьей  помощи  я
прошу,  зри знак и Священные Имена Бога, наполненные  силой.
Повинуйся  силе  этого  заклинания;  выходи  на  место,  где
Божественная  Доброта соединит нас; будь внимателен  к  моим
приказам  и выполняй точно то, что я прошу; Ничего не  может
тебя избавить, кроме твоего повиновения мне. Приказываю тебе
таинственными именами Elohe, Agia Elohim Adonay Gibort.
 Я  вызываю тебя, Михаэль, силой тех священных имен, коим ты
должен  подчиняться. И я заклинаю тебя, Михаэль, в этот  час
прислушаться к словам и мольбам, которые я использую в  этот
день,  Священные  Имена Бога Eloh El  Elohim  Elion  Zebaoth
Escerehis Iah Adonai Tetragrammaton.
 Молю  тебя,  вызывая тебя, дух Михаэль,  этими  Магическими
Именами  Hagios o Theos Iscyros Athatos Paracletus  Agla  on
Alpha    et    Omega   Loth   Aglanbroth   Abiel    Anathiel
Tetragrammaton.
 И   всем   другими  великими  и  славными,   священными   и
невыразимыми,  таинственными  и  всемогущими,  непостижимыми
Именами Бога, чтобы ты проникся словами, исходящими  из  уст
моих,  и  пришел на зов мой, чтоб показать мне  такие  вещи,
которые я буду просить у тебя.
 Заклинаю  тебя,  Михаэль, всеми Духами  Небес,  Серафимами,
Херувимами,   Тронами,   Владениями,  Свидетелями,   силами,
Принципами,  Архангелами  и Ангелами,  святыми,  великими  и
славными  Ангелами  Orphaniel Tetra-Dagiel  Salambla  Acimoy
pastor  poti, чтобы ты явился, показал себя, чтобы  я  могла
тебя  видеть  и слышать тебя, говорить с тобой  и  чтобы  ты
выполнил  мои  желания, и твоей звездой, которая  Солнце,  и
всеми   созвездиями  неба  и  всему,  чему  ты  повинуешься,
заклинаю  тебя  буквой твоей, которую ты дал  и  подтвердил,
чтобы  ты  пришел, согласившись с моей мольбой и  прошением,
которое я совершаю.
 ПРИДИ! ПРИДИ! ПРИДИ!"
 Произнеся  все заклинание, Тереза в изнеможении  замолчала.
Сейчас она почувствовала разницу между тем, когда она просто
читала  все эти заклятья, без положенных атрибутов и цели  -
тогда  они  звучали  просто  как  труднопроизносимые  слова.
Теперь  же,  в  центре  магической пентаграммы,  наполненной
энергией,  и  слова теряли свою обычную роль, превращаясь  в
посланцев    магической    силы,   ощутимые    свидетельства
таинственного  процесса,  посредством  которого   открывался
проход в иные сферы и миры.
 Сначала  ничего  не  происходило. Было очень  тихо,  только
линии   пентаграммы  продолжали  светиться  ровным   бледным
светом. После произнесения заклинания голова у Терезы сильно
кружилась,  она  чувствовала  дурноту,  колени  подгибались.
Неимоверным  усилием воли она постаралась прийти  в  себя  и
твердо  встать на ноги. Ведь, если дух застанет ее  в  таком
состоянии,  она  будет  для него легчайшей  добычей.  Тереза
глубоко дышала, громко втягивая воздух, и не сразу различила
тихое    хихиканье,   доносившееся   из   меньшего    круга,
предназначенного   для   духа.   Хихиканье   стало   громче,
постепенно  переходя  в  хохот, от  звука  которого  мурашки
бежали по коже противными липкими лапками.
 Над  кругом  воздух замерцал, сгустился,  и  перед  Терезой
предстало  удивительное существо, очень  похожее  на  фавна,
веселого обитателя лесов. У него тоже были кривые шерстистые
ноги,  оканчивающиеся изящными копытцами;  выше  пояса  тело
было  человечье, только покрытое густой шерстью,  на  плечах
же,  увенчанная длинными острыми рогами, ухмылялась глумливо
самая  что  ни  на есть козлиная голова. Правда,  за  спиной
существа  топорщились  большие  серые  крылья,  а   во   лбу
светилась    звезда   -   горящий   отпечаток   пентаграммы,
начертанной   Терезой.   Существо  проявилось   сидящим   со
скрещенными копытцами на небольшом троне.
 Крылатый  козел посмотрел мутными, пьяноватыми  глазками  в
упор на Терезу и громко заорал: М-Е-Е-Е!
 Тереза  была  ошарашена. Она ожидала  увидеть  существо  из
света,  невыразимо  прекрасное,  могущественное  и  опасное,
которое  заговорит  у нее в голове гласом серебряных  труб,
и...  она  не знала, что "и...". А теперь перед  ней  сидит,
выставив  копыта,  помесь  козла с  гусем,  притом,  похоже,
пьяная  - даже через охранный круг чувствуется, как от  него
разит...  У  нее аж слезы выступили от отчаяния. Что  теперь
делать  с  этим козлом? Но козел, видимо, решил  перехватить
инициативу,   потому   что  поднялся   с   кресла,   немного
качнувшись,  и  вдруг громовым голосом  заорал:  -  Трепещи,
смертная,  ибо  пред тобой явился могучий дух  мира  Ассиах,
которому  ты  должна подчиняться и выполнять все приказания!
Трепещи же! И моли меня, чтобы я взял твою ничтожную душу  в
компенсацию того, что ты посмела нарушить мой покой! - слова
демона   колокольным  звоном  отражались  от  стен,  породив
множественное  эхо,  в звоне которого еле  различался  смысл
произносимого духом.
 Когда   до  Терезы  дошел  смысл  сказанного  козлом,   она
опешила.  Первый  испуг и удивление уже  прошли,  и  она  не
собиралась  так  просто  сдаваться на  милость  своевольного
козла.  Выдержав  паузу,  во  время  которой  козел  пытался
напустить  на себя грозный вид, что ему не очень  удавалось,
так  как его сотрясала икота, Тереза заговорила: - Я вызвала
тебя,  ничтожный дух, чтоб ТЫ выполнял мои желания,  и  все,
что  я  скажу тебе...- и она опять начала нараспев повторять
священные слова, которые должны были усмирить духа. Козел  в
ответ рассмеялся, сквозь смех отчетливо прорывалось блеяние.
Он  опять  повалился  на трон, который, кстати,  исчез,  как
только   рогатый   встал,  и  появился   вновь,   когда   он
вознамерился сесть. Уже сидя он замахал рукой на Терезу,  и,
превозмогая  икоту, проговорил нормальным, чуть  дребезжащим
голосом:  -  Ну, хватит, хватит, я услышал все  священные  и
великие...  и  так  далее... имена, явился  и  слушаю  тебя.
Только  говори  быстро и по существу, я не хочу  из-за  тебя
пропустить отличную вечеринку.
 У  Терезы  сразу  все слова вылетели из  головы.  Несколько
секунд  она  стояла,  молча открывая рот,  (козел  терпеливо
ждал),   потом  попробовала  сначала:  -  О,   великий   дух
Михаэль...
 Продолжить  ей  не дал козел, который снова  вскочил  (трон
опять  исчез), и закричал: - что-ты, что-ты,  какой  я  тебе
Михаэль,  защити  меня Бельфегор от гнева его!  Ты  что,  не
видишь,  кто перед тобой? - Тереза молчала. Она подозревала,
что  где-то  напутала с заклинаниями, и думала,  как  теперь
выкрутиться.
 Козел   же,  накричавшись,  опять  сел  на  трон,  (который
мгновенно появился), и вздохнул. Он внимательно посмотрел на
Терезу.
 -  Так  ты  из новичков! - произнес он удивленно. -  Ладно,
вечеринка отпадает, давай поговорим. - Он выжидающе  склонил
голову  -  Ну,  что ты стоишь, как соляной столб?  Выйди  из
своего дурацкого круга и возьми себе стул! - Тереза замотала
головой. Козел, похоже, начинал сердиться, и Тереза поспешно
произнесла:
 - Спасибо, уважаемый...
 - Мендес! - вставил козел,- зови меня Мендес!
 -  Спасибо,  уважаемый... Мендес, я  не  испытываю  желания
покидать круг.
 Мендес согласно кивнул:
 -  Не хочешь, так не хочешь, стой, значит. Итак! - произнес
козел, - чего ты хочешь? Из-за каких причин ты устроила  это
сложное и утомительное для обеих сторон вызывание?
 -   Я...  право  не  знаю,  сумеете  ли  вы  выполнить  мою
просьбу...
 -  Тут  я должен кое-что тебе объяснить, девушка, - прервал
ее Мендес. - Видишь ли, тебе не к кому больше обратиться.  К
кому бы ты ни обращалась, прибыл бы я или любой другой демон
из  нашего, четвертого мира Ассиах. Дело в том, что  Старшие
миры давно уже не занимаются делами смертных. Они отдалились
от  четвертого  мира, в котором, кстати,  пребывает  и  ваша
людская    вселенная   Рашух-Ха-Галаголум,   что    означает
"первичный двигатель", и свет их высших сфер уже не так ярко
отражается   в  Дьявольской  Короне.  Посему,  вашим   миром
полновластно   и  безраздельно  правит  Архидемон   Таумиель
Двухголовый,  имя одной главе которого Сатана,  а  другой  -
Молох.  Потому-то на меня и не действуют те священные имена,
на  которые ты надеялась, девочка. Вообще, все, что ты здесь
использовала,  давно устарело. Сейчас никто  уже  не  рисует
правильных пентаграмм, они годились для вызова духов Ацилут,
Ецира  и  Бриах,  но для нас, демонов царства Чолом Йосодот,
нужно    использовать   перевернутые,   либо    неправильные
пентаграммы; Так же священные имена - их не услышат те, кому
они  предназначены. Так что давай, начнем  с  того,  что  ты
коротенько  объяснишь  мне, какого  именно  духа  ты  хотела
видеть,  и зачем, а я посмотрю, что можно для тебя  сделать.
Разумеется,  за  соответствующую  плату,  -  прервал  Терезу
Мендес.
 -  Я  вызывала архангела Михаэля, из Второго мира  Бриах  -
начала  Тереза, гадая про себя, правильно ли она  поступает,
рассказывая все неизвестному демону. - Я хотела просить его,
чтоб  он  изменил  мою внешность. - Козел  недоуменно  пожал
плечами.  -  Чтоб  он  сделал меня  красавицей,  -  пояснила
Тереза.
 Мендес  согласно  кивнул.  - Ты  все рассчитала  правильно.
Архангел Михаэль, из сферы Второй Красоты - как раз тот, кто
должен  бы помочь тебе. Если б услышал. - Козел хихикнул.  -
Но  знай! - торжественно заговорил Мендес, - видишь ты  пред
собой  представителя иерархии Тогарини, Дьявольской Красоты,
архидемоном которой является Бельфегор, мой повелитель. И я,
значит,  как  представитель его -  продолжил  он  нормальным
голосом  -  вполне  могу  устроить все,  что  ты  пожелаешь.
Только...  -  Мендес с хрустом поскреб рог, -  я  не  совсем
понял,  какой  тебе  нужно красоты. Ведь,  в  разных  местах
разные  вещи считают красивыми, или, напротив, безобразными.
Может, ты хочешь походить на меня? - вдруг оживился козел  -
В   своем   мире  я  пользуюсь  весьма...  большим  успехом.
Разумеется, сделаем поправку на то, что ты женщина...
 Тереза   испуганно  замотала  головой.  -  Я   хочу   стать
красавицей  по  нашим, человеческим меркам...  -  попыталась
объяснить она. Мендес согласно кивнул. - Понимаю. Мне  нужно
подробное  описание  всех  параметров,  что  и  как   должно
выглядеть. У Терезы мелькнула мысль...: - А вам не  подойдет
портрет? Картина, на которой все показано?
 -  То есть, чтоб я посмотрел, и сделал все в точности,  как
на картине? Годится! Тащи портрет, не будем терять время.
 Тереза  так обрадовалась, что чуть не выскочила  из  круга,
остановившись в последний момент.
 -  Я...  не могу выйти из круга,- произнесла она извиняющим
тоном.
 Мендес   схватился  за  голову  и  закатил  глаза:   -   О,
Бельфегор,  почему ты отправляешь своего слугу  к  глупым  и
нерадивым  подражателям Высокого искусства?!  Наверное,  ты
желаешь,  в  мудрости  своей,  чтоб  я  собственными  рогами
продолбил брешь понимания в стене глупости человеческой? Как
бы  в  приступе  бессилия он вскочил  с  кресла,  и  забегал
вокруг,  патетически  воздевая руки  к  потолку.  Тереза  не
успела   моргнуть,  как  он  оказался  за  пределами  знака,
долженствующего  надежно держать Мендеса в  своих  пределах.
Линии даже не колыхнулись. Следующий шаг козла поверг бедную
девушку  в  полную  прострацию:  Мендес  спокойно  вошел   в
охранный круг, в центре которого Тереза мнила себя в  полной
безопасности, схватил ее за руку и потащил прочь.
 -  Ну,  где  та картинка, по которой я должен  сваять  тебе
новую  внешность? - Нетерпеливо спросил он на ходу. - Только
не  говори  мне,  что  до  нее-де нельзя  добраться  простым
способом, или еще что-нибудь в этом роде..
 -  Как  ты...- сумела выдавить из себя Тереза, прежде,  чем
Мендес прервал ее вновь.
 -  Сумел пересечь твои каракули? - опередил он ее вопрос. -
Ты  допустила такую кучу ошибок, детка. Вообще, кто надоумил
тебя  воспользоваться столь архаичной формулой?  Сейчас  это
уже  не модно. И не эффективно. Твои заклятья способны  лишь
на    то,    чтоб   вызвать   легкую   дрожь    у    старого
маразматика(прости   меня,Бельфегор),   властителя    Первой
Короны.   Для   вызова  духов  Стихийного  Мира   Субстанций
используются  средства  такие  мощные,  как  зубы  и  молоко
драконов,  усиливающие линзы, сделанные из глаз  василисков,
кровь развратных младенцев и тому подобная бутафория.
 -  Почему же ты откликнулся на мой зов? - Тереза, видя, что
никто  не собирается тут же изымать из нее душу и умерщвлять
каким-нибудь   страшным  и  болезненным  способом,   изрядно
осмелела.  К ней вернулось обычное здравомыслие, и,  идя  по
коридору за Мендесом, она холодно оценивала свое положение.
 -  Из  любопытства, детка, из любопытства. Только не думай,
что  это  лично  я  был заинтересован в нашей  встрече.  Мой
хозяин, Бельфегор, послал меня глянуть, кто это развлекается
на  Земле, оторвав, заметь, от очень приятной вечеринки. Там
была  такая  девочка, совсем юная, с нее  было  так  приятно
сдирать  кожу  и  слушать  звонкий, ласкающий  слух  визг...
Впрочем, я отвлекся. Да, мой хозяин. На самом деле, их двое,
как и Высших патронов. Их прозвали Тогарини, Спорщики, из-за
того, что они вечно отдают противоречивые приказы. Бельфегор
усмотрел нечто любопытное в том, что кто-то в Чолом  Йосодот
пользуется заклятьями, составленными еще в те времена, когда
дуралей-лев  мог спать рядом с ягненком, и ему в  голову  не
приходило  его слопать. Подумать только! Меч, которым  никто
не  может  быть  ранен,  и кресты из  священного  пальмового
дерева!  Святая  простота! Слава Создателю, что  те  времена
остались в прошлом.
 Так,  за  познавательной беседой, они добрались до  галереи
портретов.  Как только Мендес увидел портрет  дамы,  он  все
понял.
 -  Да,  детка, ты знала, что попросить. - Медленно произнес
он.  В руке Мендеса сам собой засветился огонек, и он поднес
его  к  самому  ангельскому лику,  глаза  которого  смотрели
кротко  и грустно. - А кто у нас тут? - пробормотал  он  про
себя  и  осветил  портрет рыцаря. - Ба!  Благородный  рыцарь
Орландо!  Ну конечно же! Как я сразу не догадался! Тереза  с
удивлением смотрела на козла.
 - Мендес! Ты их знаешь?
 -  Как  не  знать, как не знать! Хотя удивительно,  сколько
столетий, а они еще...гм... живы.
 Тереза  уже позабыла, зачем пришли они в галерею портретов,
теперь она была полностью поглощена рассказом Мендеса:
 -  Великий  Орландо, благородный рыцарь Розы и Креста...  -
Голос  Мендеса звучал тихо и задумчиво. - Подвигам  его  нет
предела, как на Земле, так и в иных Сферах. Его призывали то
Архангелы  Высших  Сфер, то Архидемоны Низших  Миров.  Часто
случалось  так, что бедному Орландо приходилось  драться  со
своей  собственной  инкарнацией.  Такая  жизнь  кого  хочешь
сведет с ума, и Орландо не миновала чаша сия... Но, мы опять
отвлеклись. Итак, ты хочешь получить красоту Мариты?
 - Мариты? - переспросила Тереза.
 -  Да,  ту, что ты видишь на портрете, зовут Марита,  Вечно
Молодая   Дева.  Ты  разве  не  слышала  о  ней?  -   Тереза
отрицательно покачала головой.
 -  Душещипательная история, если ты понимаешь, о чем я. Она
поклялась  ждать  своего Орландо из его  последнего  похода,
если   потребуется,  целую  вечность.  И  дала  обет,   что,
вернувшись, он застанет ее не изменившейся, такой же молодой
и прекрасной.
 - Она приказала написать с себя портрет, пока была молода?
 -  Нет,  детка, никто не писал этого полотна.  Она  сама  и
ЕСТЬ   портрет.  Она  и  Орландо  живут,  находясь   вместе,
соединенные смертью.
 Тереза  покачала  головой. Все это было  слишком  непонятно
для нее.
 - Я... могу стать похожей на нее? - спросила Тереза.
 Мендес  рассмеялся.  В  его смехе  проскакивали  визгливые,
глумливые  нотки.  -  Нет, детка, ты  не  будешь  похожа  на
Мариту,  ты  просто станешь ею. Красива, как  богиня  Высших
Сфер,  и...этого тебе достаточно, не так ли? Тереза кивнула.
Что-то  настойчиво  шевелилось  у  нее  в  голове,  какая-то
недодуманная  мысль, которую она никак не могла  поймать  за
хвост,  увлеченная рассказами Мендеса. Наконец он на  минуту
замолчал,  и  Тереза наконец вспомнила самое главное.  ЦЕНА.
Чем  ей придется заплатить, чтобы получить желаемое? Мендес,
еще  в  самом  начале  упоминал  о  "соответствующей  цене".
Осталось выяснить, что это значит.
 -  Пустяки,  -  ответил небрежно козел  на  ее  с  трепетом
заданный вопрос. - Сущие пустяки. Ты должна будешь раз в год
бывать   на   балу,  устраиваемом  у  нас,  в  Ассиах,   его
Архидемонством Таумиель Двухголовым.
 - Что это значит? - настороженно переспросила Тереза.
 -  О,  ничего  такого,  о  чем  ты,  наверное,  думаешь.  -
Успокаивающе  поднял  волосатые  лапы  Мендес.   -   Никаких
кровавых  клятв, обещаний поставлять ко двору  Их  Величеств
Тогарини   невинные   души,  я  повторяю,   никаких   клятв.
Достаточно обещания, высказанного вслух. В назначенный  срок
тебе будет присылаться приглашение, ты должна принять его  и
явиться  на  бал. Заметь, это БОЛЬШАЯ честь. Тысячи  существ
стремятся всеми правдами и неправдами заполучить приглашение
на  ЭТОТ  бал. На нем бывают все, кто имеет вес в Ассиах,  и
даже  за  его пределами. Там можно встретить всех  десятерых
Архидемонов, иерархов Дьявольской Короны, их приближенных  и
слуг.
 -  Но...  почему  я? - удивленно спросила Тереза.  -  Я  же
никто,   совершенно  никто.  Что  я  буду  делать  на   этом
блистательном празднике?
 -  А  вот тут ты ошибаешься, детка. Я уже тебе говорил,  но
ты,  видно,  пропустила мимо ушей. Сама  того  не  зная,  ты
вытянула  самый счастливый билет из всех возможных.  Получив
внешность  Мариты, ты получаешь ее богатство, ее  положение,
то есть, ты автоматически становишься Первой Леди этого мира.
А   люди   такого   класса  получают  приглашения   на   бал
Двухголового. Другое дело, принимают они их,  или  нет.  Для
тебя  же это будет всего лишь приятной обязанностью. Ну как,
приступаем  к  трансформации? - и Мендес  нетерпеливо  потер
лапы.
 - Да. - Сказала Тереза. Давайте начнем.
 -   Тогда   -  проговорил  козел,  -  прежде,  чем  начать,
небольшая формальность. Я скажу несколько слов, а ты, детка,
просто повтори их за мной. Идет?
 Тереза кивнула, нервно сглотнув сухим горлом.
 -   Итак,   начинаем!   -   и  Мендес   подмигнул   Терезе,
одновременно  приглашающе взмахнув рукой:  -  О,  Величайшие
Архидемоны Сатана и Молох, и Архидемон Дьявольской  Красоты,
Великий  Бельфегор - Тогарини, Вас благодарю я и припадаю  к
стопам   Вашим,  за  оказанную  мне  милость,   и   принимаю
приглашение,  посланное Вами для меня.  Отныне  и  всегда  я
буду, как и сейчас, принимать приглашения, посланные Вами, а
так  же те, что посланы кем-нибудь из ваших слуг. Так  же  я
буду отныне и впредь принимать с благодарностью все те знаки
внимания,  коими  Вы захотите осчастливить  меня.  -  Тереза
покорно повторила все слова, как того просил Мендес.
 -  А  теперь, Благородная Госпожа, нижайше прошу  встречать
Его  Дьявольское  Высочество Принца Бельфегора,  сию  минуту
прибудущего  приветствовать Вас! - Голос Мендеса  звенел  от
торжественности, откуда ни возьмись на плечах его  оказалась
наброшена черная, как сама тьма, мантия с кровавым  подбоем,
и  длинная  тонкая  шпага с сверкающим  эфесом,  без  ножен,
закачалась у бедра. Мантией козел очень изящно подметал пол,
отвешивая Терезе изысканный поклон, начав вдруг проявлять  к
ее  особе утонченную вежливость и подобострастие. Как только
он  договорил,  воздух в помещении заискрился,  свернулся  в
смерч, внутри которого угадывалась стройная, высокая фигура.
 -   Князь   всегда   лично  приветствует  гостей,   впервые
приглашенных  на  наш  бал  -  вполголоса  произнес  Мендес,
преклоняя колено.
 Тереза  стояла,  как завороженная, ничего  не  чувствуя,  и
только не отрываясь смотрела на возникшего перед ней рыцаря.
Воистину,  иерарх сферы Дьявольской Красоты, был  дьявольски
красив!  Смуглое,  резко очерченное лицо. Глаза,  в  которых
подобно  морским волнам, плещется безумие. Неожиданно  мягко
очерченный  рот  с большими, яркими губами.  Брови,  подобно
крылам  альбатроса  взмахивают  к  вискам.  На  высокий  лоб
спадает  водопад  черных, с блестками  волос.  Вся  стройная
фигура его была затянута в черную с матовым отливом кожу, по
которой,  от  широких  плеч, до закрывающих  середину  бедер
ботфорт, змеятся тонкие отблески.
 Бельфегор посмотрел Терезе в глаза.
 И улыбнулся.
 Весь   его   облик   тут  же  неуловимо   переменился.   За
разведенными  в  улыбке губами сверкнули  длинные,  слепяще-
белые клыки, какие бывают у хищников, каждый день питающихся
кровавым, свежим мясом; Заостренные на концах уши раздвинули
черную  гриву,  вздыбившуюся, как  шерсть  зверя;  Сверкнули
желтым  безумием  глаза,  и зрачки сжались  в  еле  заметные
щелочки; Верхняя губа его, неуловимо раздвоенная, изогнулась
в  хищной улыбке. Из-за спины на мгновение показался длинный
хвост,  как плеть, хлестнувший по шагреневой коже  ботфорта.
На  мгновение, всего лишь на мгновение перед Терезой  возник
Зверь, в повадках которого было что-то от волка. Прекрасный,
дьявольский и хитрый...
 Принц  плавно  скользнул навстречу  Терезе,  легко  склоняя
венценосную  голову  в поклоне, и взял ее  за  руку.  Тереза
присела в реверансе, мельком удивившись, как слушается такое
неуклюжее раньше тело. Принц, легко улыбаясь, поднес ее руку
к губам, и девушка не смогла поверить глазам. Вместо грубой,
распухшей  конечности, ранее бывшей ее рукой,  принц  сжимал
тонкое,    хрупкое   произведение   искусства,   отливающее
жемчужной белизной.
 -  Рад  приветствовать Вас, Госпожа Марита, - надеюсь,  Вам
понравится Ваше новое лицо. - И плавно развернул ее к стене,
на  которой висел портрет. Холст из золоченой рамы исчез,  и
на  месте  его матово серебрилось гладкое зеркало. У  Терезы
захватило  дух.  Дама, ранее смотревшая с  портрета,  теперь
отражалась  в  зеркале,  и рядом с ней  -  князь  Бельфегор,
ласково  и  чуть  насмешливо глядящий ей в  глаза.  В  глаза
зеркального отражения.
 -   Благодарю  Вас,  высокий  Князь  -  произнес  глубокий,
певучий   голос,   Тереза   опять  склонилась   в   поклоне,
придерживая   роскошное  бархатное  платье  багряных   тонов
кончиками  тонких пальцев, и лишь удивилась про  себя.  Все,
что она делала, было таким естественным, будто она обучалась
придворному этикету всю свою жизнь.
 -  Разрешите  преподнести  вам, госпожа  Марита,  маленький
подарок. - И князь обвил ее руку изящным тонким браслетом  с
единственным  камнем  густого,  тягучего  желтого  цвета,  с
тонкой  темной  черточкой в середине. - Это  одновременно  и
ваше  приглашение  на  первый бал,  который  начнется  через
несколько минут. Желаю всего хорошего, госпожа Марита.  -  С
этими словами блистательный принц растворился в воздухе.
 Мендес   тоже  переменился.  Теперь  это  был   мужчина   с
раскосыми  черными  глазами,  резкие  черты  лица   оттеняли
светлые  волосы. Исчезли нелепые гусиные крылья, вместо  них
за спиной висел обнаженный меч, в эфес которого был вставлен
такой же камень, что подарил Терезе князь Бельфегор. Мужчина,
в  костюме тех же цветов, что и у принца, подошел к Терезе и
произнес: - Я буду вашим кавалером на бале у моего  хозяина,
госпожа Марита. Обопритесь на мою руку, мы отправляемся.
 И,  не  давая девушке опомниться, увлек ее за собой.  -  Мы
будем двигаться самой длинной дорогой, чтоб вы могли увидеть
как можно больше, госпожа Марита.
 Тереза закрыла глаза.






 
 
Страница сгенерировалась за 1.2846 сек.