Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Лирика

Нина КАТЕРЛИ - СЕННАЯ ПЛОЩАДЬ (ТРЕУГОЛЬНИК БАРСУКОВА)

Скачать Нина КАТЕРЛИ - СЕННАЯ ПЛОЩАДЬ (ТРЕУГОЛЬНИК БАРСУКОВА)

                                    5

     В ночь под Новый год Фира сказала мужу, что она его больше не  любит.
Это же надо еще суметь -  выбрать  такой  день  для  подобного  разговора!
Вообще-то Лазарь уже давно, с месяц, наверное, чувствовал: что-то  не  то.
Фира  постоянно  где-то  задерживалась,  у  нее  невесть  откуда  завелось
огромное количество дел, а так бывает всегда, когда человеку плохо у  себя
дома. Все ее  раздражало  и  выводило  из  себя,  а,  особенно,  почему-то
невинная просьба Лазаря не звать его больше никакими Олежками, Леликами  и
Ляликами. Раньше и внимания бы не обратила, может быть, даже  с  уважением
бы отнеслась, а теперь:
     - Ах, Лазарь? Понимаю... Это у тебя такая форма протеста. Мол, ничего
не скрываю и даже горжусь. Очень, о-очень смело, ты у нас  прямо  какой-то
Жанна д'Арк.
     - Ты чего это?
     - Потому что противно! Кукиш в кармане. Герой - борец за идею. Ты  бы
еще магендовит надел.
     - Надо будет - и надену,  вон,  датский  король  с  королевой,  когда
немцы...
     - Слыхала. Ты мне про этот случай рассказывал  раза  три...  позволь,
четыре раза. Но ты, к сожалению не король, тебе ничего надевать не надо, у
тебя, как говорится, факт на лице.
     - Я не понимаю, - вконец растерялся Лазарь, -  ты  что,  антисемиткой
сделалась?
     - Просто,  миленький,  дешевки  не  люблю.  Лазарь  ты?  Великолепно!
Гордишься своим еврейством? Браво-браво-бис!  Не  нравится,  когда  кривят
рожу на твой пятый пункт? Противно, что любой  скобарь  в  трамвае  может,
если пожелает, обозвать жидовской мордой, и ничего ему за это не будет?  И
мне,  представь,  противно.  Только  причем  же   здесь   "Лазарь"?   Будь
последовательным. Уезжай!
     - Ты что это, Фирка, обалдела?
     - испугался. Вот она, цена твоего гражданского мужества.
     - Подожди, ты что, серьезно?
     - Я-то серьезно,  я  о-очень  даже  серьезно,  а  вот  ты  со  своими
тявканьем из подворотни, с вечным "я бы в морду...".
     - Ты действительно хочешь уехать? В Израиль?
     - А это уже второй вопрос: куда? Важно, что _о_т_с_ю_д_а_. Ясно?
     - Ладно, Фира, давай поговорим... хотя я не  представляю  себе,  чтоб
ты... У тебя что-то случилось!
     - Ну, знаешь,  это  уж  вообще!  "Случилось"!  А  у  тебя  ничего  не
случилось, ни разу, Лелик, то есть, тьфу! Лазарь Моисеевич? Это не тебя ли
как-то не приняли на филфак с золотой медалью? И не ты ли тут вечно  рвешь
и мечешь, когда твой доклад читает на каком-нибудь  симпозиуме  в  Лондоне
ариец с партийным билетом?!
     - Тише ты.
     - Тише?! Вот-вот. Надоело! Их - по морде, а они -  тише!  Чего  ж  не
врезать? Да брось ты сигарету, мать увидит, будет орать!
     - Не увидит. А меня ты напрасно агитируешь, я тебе могу привести и не
такие примеры.
     - Ну, так что ж?
     - А... таки плохо. Как в том анекдоте. Плохо, Фирочка. И  все-таки  я
не уеду.
     - Боишься? Мол, подам заявление, с работы выгонят,  а  разрешения  не
дадут. Так?
     - Если уж честно, - и это. Но не  во-первых,  даже  не  во-вторых.  А
во-первых то, что здесь, видишь ли, моя родина. Мелочь, конечно.
     - Родина-мать?
     - Да, уж как тебе угодно: мать, мачеха, тетя, а только  -  Родина,  и
никуда от этого не деться.
     - Какая  там  тетя?  Какое  отношение  имеешь  к  России  ты,  Лазарь
Моисеевич, еврей, место рождения - черта оседлости? Нужен ты ей, со  своей
сыновней любовью, как Тоньке Бодровой ее незаконный Валерик!
     - Это черт знает что! Мне дико, что это  мы,  ты  и  я,  ведем  такой
разговор. Лично я не верю в генетическую любовь  к  земле  предков,  может
быть, потому не верю, что сам ее не чувствую.  Конечно,  кто  чувствует  -
пускай едет, всех ему благ...
     - ...А тебе и здесь хорошо.
     - Нет. Не хорошо. Но, боюсь, что лучше нигде не  будет.  И  -  почему
такой издевательский тон? Неужели я  должен  объяснять  тебе,  что  я  тут
вырос, что я, прости за пошлость, люблю русскую землю, русскую литературу,
а еврейский просто не знаю. Кто там у вас главный еврейский классик?
     - У _н_а_с_?! Ну, вот, что, - Фира  стояла  посреди  комнаты,  сложив
руки на груди, - мне этот разговор противен. И ты сам, прости, пожалуйста,
тоже. Это психология раба и труса.
     - А катись ты... знаешь  куда!  -  разозлился  Лазарь.  -  подумаешь,
диссидентка! Противен - и иди себе, держать не стану!
     Фира тут же оделась и ушла на весь вечер. Может быть, у нее на работе
завелся  какой-нибудь  сионист?  Их  теперь  полно,  героев  с  комплексом
неполноценности и длинными языками.
     Лазарь долго стоял на кухне у окна и курил  в  форточку.  Наконец  он
решил, что, скорее всего,  Фирку  кто-нибудь  обругал  в  автобусе  или  в
магазине,  у  нее-то  внешность  -  клейма  негде  ставить,  прямо  Рахиль
какая-то. Конечно противно! Только нет из этого положения выхода, как она,
глупая, не понимает?! Евреям всегда было плохо и должно быть плохо.
     "Успокоится, тогда и поговорим", - решил Лазарь.
     Но Фира не успокоилась. И вот в Новогоднюю  ночь,  сидя  за  накрытым
столом, она при свекрови официально  заявила  мужу,  что  намерена  с  ним
развестись из-за несходства характеров и политических убеждений.
     Роза Львовна сразу сказала, что у нее болит голова, и она идет спать.
А Лазарь выслушал следующее:
     - Это счастье, что у нас нет детей, хотя я знаю, что вы с матерью  за
глаза всегда меня за это осуждали. Развод мне нужен немедленно. Мы с тобой
чужие люди. Слабых не ругают, их жалеют, но мне жалости недостаточно, мне,
для того, чтобы жить с человеком, нужно еще и уважение, в его нет.
     Тут Лазарь тихо спросил:
     - Ты меня больше не любишь? У тебя кто-то другой?
     - Не люблю, - отрезала Фира, - а  есть  другой  или  нету  -  в  этом
случае, какая разница? Твоя приспособленческая позиция мне не подходит.  Я
считаю: кто не хочет ехать _д_о_м_о_й_, тот пусть идет работать в ГБ!
     - Можно утром? А то сейчас ГБ, наверно, закрыто,  -  спросил  Лазарь,
машинально откусывая от куриной ноги.
     - Вытри подбородок, он у тебя в жиру, - с отвращением сказала Фира. -
Я ухожу. Возьму пока самое необходимое.
     Она вышла из-за  стола,  и  через  пять  минут  Лазарь  услышал,  как
хлопнула дверь - видно, самое необходимое было собрано заблаговременно.
     Лазарь подвинул к себе фужер с недопитым шампанским, налил туда водки
и медленно, не чувствуя вкуса, выпил. Выпил, вытер  рот  тыльной  стороной
ладони и посмотрел на часы.
     "Пол-второго. Куда она? Впрочем, транспорт работает всю ночь".

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0411 сек.