Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Женский роман

Кимберли РЭНДЕЛЛ - ЗОЛУШКА-ГРЕШНИЦА

Скачать Кимберли РЭНДЕЛЛ - ЗОЛУШКА-ГРЕШНИЦА

***

     - Ну ты и сторож, - проворчал Коннор, сидя на краю кровати и глядя на Ку Джо, вытянувшегося перед ним на полу и положившего морду на лапы.
     Ку Джо довольно зевнул, а потом снова опустил мордочку, словно хотел сказать: "А кто я, по-твоему? Большой Брат?"
     Нахмурившись, Коннор провел рукой по кровати в том месте, где еще недавно лежала женщина.
     - Ты же мог залаять, заскулить, почесаться - сделать хоть что-нибудь! Ну погоди! Вот захочешь, чтобы я тебе брюшко почесал, - пригрозил Коннор, - не дождешься.
     Макбрайд закрыл лицо руками, и перед его внутренним взором пронеслись картины минувшей ночи. Ну как он мог не снять с нее маску, не узнать, кто она такая?! Уснул! Да и как было не заснуть, ведь такая теплая и невинная - несмотря на то шоу, что она ему устроила, - женщина прижималась к нему в то мгновение. Вот он и закрыл глаза, погрузился в сон, даже не подозревая, что она убежит от него, забыв о том, что произошло ночью. А ночь была невероятной! Неповторимой! Единственная ночь!
     Никогда в жизни он не испытывал таких сильных чувств. Впервые в жизни - ну, может, во второй раз - Коннор дрожал от близости с женщиной. Чистой воды безумие, потому что обычно Коннор Макбрайд не вздрагивал от женских прикосновений. Это женщины трепетали от его неторопливых ласк, женщины плавились от его поцелуев и жаждали увидеть его ленивую усмешку. А вот прошлой ночью трепетал и дрожал он, и...
     Коннор почувствовал какое-то мягкое прикосновение. Он открыл глаза и увидел Ку Джо: пес стоял напротив, высунув язык, виляя хвостиком и всем своим видом выражая преданность хозяину. А перед ним лежал кусочек черных кружев.
     Коннор жадно схватил это доказательство пребывания в его доме таинственной незнакомки. Его голова упала на подушку, а ноздри защекотал пленительный аромат - смесь яблок с корицей. Дрожь пробежала по телу Коннора.
     - Я сошел с ума, - пробормотал он, посмотрев на потолок. - Я не могу влюбиться в женщину, которую едва знаю. Точнее, которую вообще не знаю. А любви с первого взгляда не бывает.
     Ку Джо залаял, выражая полное согласие с хозяином в этом вопросе.
     "Черт, даже если бы такая любовь была, к моему случаю это не имеет отношения, ведь я даже не видел ее! Мне ничего не известно об этой женщине, я не знаю имени, не знаю, где она живет, чем занимается", - сокрушался Коннор.
     И тут ему пришло в голову, что все это не важно. Она нашептывала его имя таким нежным и ласковым голосом, какого он не слышал ни у одной женщины. Она поглаживала ему спину кончиками ногтей, и от этих прикосновений по его телу пробегала дрожь. Ни одна женщина не смотрела на него так, как смотрела зеленоглазая гостья. Но глаза эти были ему знакомы.
     Коннор крепко сжал маску. Он знал ее, это точно. Правда, при каких обстоятельствах и где он встречал эту мисс Фантазию, Коннор не помнил, но твердо вознамерился в ближайшее же время выяснить это. Он снова уложит ее в свою постель, и она снова будет стонать от страсти, но на этот раз между ними не будет барьеров.
     Глава 3
     "Бизнес - как обычно".
     Именно это сказала себе на следующее утро Фрэнки Бранниган, подъезжая к Уиттенбург-Хаусу, видавшему виды викторианскому особняку около Баффало-Байю. Ее компания взялась за восстановление этого милого старого дома.
     Войдя в особняк, Фрэнки натянула рабочие перчатки и схватилась за пистолет, стреляющий гвоздями, к большому удивлению главного плотника и двух подмастерьев, которые возились с резными перилами. Но Фрэнки было все равно, что они о ней думают: она должна была сделать что-нибудь. Потому что делать - это лучше, чем думать.
     Следующие несколько минут в помещении стоял страшный грохот - Фрэнки изгоняла черта из стен, забивая в них гвозди и чувствуя при этом, как по ее лицу ползут струйки пота. Работа успокаивала ее, наполняла сердце гордостью, заставляла кровь закипать в жилах. Завершив намеченное, Фрэнки ощутила чувство удивительного удовлетворения и гордости.
     Когда ее отец еще был жив и управлял компанией, Фрэнки работала в бригаде, не обращая внимания на бумажные дела. Но три года назад отец умер, и эта канцелярщина горой обрушилась на нее. Временами ей казалось, что она никогда не выйдет из офиса, ведя бесконечные переговоры с поставщиками и клиентами, заполняя какие-то бумаги и пересылая факсы.
     Впрочем, это продолжалось не так уж долго. Она быстро взяла быка за рога и преуспела и в профессиональной, и в личной жизни. Утомившись от бумажной волокиты, Фрэнки наняла помощников. А прошлой ночью произошел наконец прорыв в ее сексуальной жизни. Точнее, у нее наконец-то появилась сексуальная жизнь.
     Да, она держала жизнь под контролем. Фрэнки справилась со страстью своей жизни, а теперь найдет настоящую любовь - человека, который не против того, чтобы жена носила фланелевые рубашки, и которого не интересует, какого размера у нее бюст. Человека, который полюбит настоящую Фрэнки, независимо от того, надето на ней изящное белье или рабочий комбинезон с футболкой. Человека, которого будет интересовать не ее внешняя оболочка, а ее внутреннее содержание, который увидит за внешней оболочкой женщину. Этот человек будет прямой противоположностью Коннору Макбрайду. А с Коннором покончено. Она испробовала запретный плод, а теперь настало время выкинуть огрызок в окно и продолжать движение дальше.
     - Ну, мисс Фантазия, как прошла вчерашняя ночь?
     Фрэнки обернулась и увидела стоявшую в дверях Лайзу. Лайза, с длинными красными ногтями и таким телом, при виде которого Фрэнки пожалела о съеденном на завтрак пончике, выглядела шикарно даже в рабочей одежде и грубых башмаках. Более того, она была не только красива, но и умна, а уж проводку налаживать так, как она, не умел никто.
     Фрэнки познакомилась с Лайзой десять лет назад, когда обе пришли сдавать экзамен на курсы плотников. Фрэнки только что окончила колледж, получила диплом, а Лайза приходила в себя после неудачного брака. Они оказались единственными женщинами, которые пришли на экзамен, и к тому же получили высшие баллы. Так что, несмотря на недовольство окружавших их мужчин, обе дамы были зачислены в учебную группу.
     Впоследствии Фрэнки выучилась также на сантехника и электрика и получила сертификат квалифицированного рабочего. А Лайза стала первоклассным электриком.
     Рыженькая улыбнулась.
     - Ну так как, тайна того, как мужчины снимают носки перед женщинами, стала тебе известна? Или чем ты занималась?
     - На нем не было носков, - отозвалась Фрэнки.
     - До или после?
     - После.
     Глаза Лайзы засияли.
     - Ого, значит, было и "после"!
     - Может быть, - ответила Фрэнки.
     - Ну давай же, подружка, расскажи, как все было. Я умираю от любопытства, - взмолилась Лайза. - Я твоя лучшая подруга, через неделю обзаведусь собственной семьей. Не могу поверить, что ты не поведаешь мне, ради кого надевала шикарное белье. Я не видела, чтобы ты говорила с кем-нибудь, кроме...
     - Нет, это был не Тарзан, - перебила ее Фрэнки.
     - Тогда кто же? - не унималась Лайза.
     - Это не важно.
     - Еще как важно! Господи, Фрэнки, да я вчера впервые за многие годы видела, чтобы ты распустила волосы. Не важно! Представляю, что это должен быть за мужчина, если ради него ты решилась изменить своим правилам.
     - Подумаешь, волосы... - Фрэнки пожала плечами.
     - Да, но ты всегда носишь высокий хвост и прячешь волосы под шлемом. Черт возьми, да я уже забыла, что у тебя вообще есть волосы.
     - Забавно, - усмехнулась Фрэнки. - Кстати, к твоему сведению, я ношу высокий хвост и шлем из соображений безопасности. - Она выразительно посмотрела на приятельницу, после чего та нацепила шлем на свои длинные и по-прежнему распущенные волосы.
     - Между прочим, я уверена, что полиция должна бы остановить тебя и арестовать за то, что ты скрываешь свои дивные кудри.
     - А мне нравится высоко завязывать их. - Обычно так и было. Но когда прошлой ночью Коннор гладил и целовал ее волосы, наматывал их на пальцы и распускал, ее мнение слегка переменилось. Сейчас Фрэнки заставила себя забыть об этом. - Мне в самом деле удобнее, когда волосы убраны наверх, к тому же я не трачу времени на прическу.
     - Ты безнадежна, - фыркнула Лайза. - Послушай, а этот твой парень, случаем, не женат? Это, сохрани Господь, не Берни Калпеппер, который работает с Марком? Он довольно мил, но у него есть жена и она работает в полиции. У нее есть именной пистолет, и, говорят, она отлично стреляет.
     - Господи, Лайза, ты слишком высокого мнения о моих, способностях завлекать мужчин. Конечно же, это не Берни, и, конечно же, он не женат.
     Лайза на мгновение задумалась, а потом, похоже, ее осенила догадка.
     - Ох, моя дорогая, ой, бедняжка! Послушай меня, тебе нечего стесняться.
     - О чем это ты?
     - Наверняка у твоего парня не все в порядке с внешностью, поэтому ты скрываешь его имя.
     - Во-первых, это не мой парень, а во-вторых, что, по-твоему, означает "не все в порядке с внешностью"?
     - Ну как... - Лайза растерянно всплеснула руками. - Это когда человек не очень-то красив. Словом, не Брэд Питт. - Поймав на себе недоуменный взгляд Фрэнки, Лайза добавила:
     - Как-то я не правильно выражаю мысли, дорогая. Я уверена, что твой парень не такой. К тому же важно внутреннее содержание человека. Возьми, к примеру, мою кузину Сару, которая работает в "Ноги найтиз". У нее классный парень Дирк, но еще он полный кретин. Сара работает за него в магазине, готовит ему, согревает постель, а в благодарность за это он всего лишь смотрит на нее своими милыми глазами. И все! - Лайза на минуту замолчала, а потом продолжила:
     - Слушай, а это не Джимми Чейз, сантехник? Да, он довольно уродлив, но немного мази от прыщей, хорошая стрижка, и он из уродца превратится во вполне сносного парня.
     - Нет, это не Джимми.
     - Да-да, конечно, - закивала Лайза. - Ты же босс, ты не станешь встречаться с собственными работниками. Впрочем, ради нашего нового кровельщика Джейка Монтгомери можно было бы разок нарушить правила. - Ее глаза заблестели. - Я слышала, что в прошлом году он почти голым позировал для эротического журнала "Хот бодз", а на стройку нанялся лишь для того, чтобы поддержать мускулатуру в тонусе...
     - Это не Джейк, - оборвала ее Фрэнки.
     - Так кто же он?! Ты должна сказать мне! - возмущалась Лайза. - Я же обручена, ты что, забыла? Не будет больше у меня ни безумных ночей, ни безудержного секса, ни страсти. Отныне моя единственная радость - это скромное житье, встречи со старыми добрыми друзьями за чашкой чаю.
     - Ты обручена всего двадцать четыре часа, - усмехнулась Фрэнки, снимая с себя фланелевую рубашку. - И, судя по тем взглядам, которыми вы с Марком обменивались вчера вечером, как раз безудержному сексу вы и предавались после ухода гостей. - Она бросила рубашку на ящик с инструментами.
     - Нет, честно говоря, мы предавались ему до ухода гостей, - поправила ее Лайза. - Никогда не думала, что бельевой чулан так просторен. - Лайза взмахнула руками. - Ну ладно, забудь о скромной жизни. Давай потолкуем о долгах. Ты мне должна. Это я отвела тебя в "Нота найтиз", и благодаря мне ты получила возможность соблазнить мистера Тайну. Не говоря уже о том, что я уговорила Сару дать тебе взаймы маску с манекена. Без моей помощи тебе пришлось бы смастерить бумажную маску с дырочками для глаз.
     - Хорошо, я перед тобой в долгу. - Фрэнки отвернулась к стене. - Угощу тебя ленчем. Приходи к Бобо в полдень.
     - Забудь о сочных бургерах, - промолвила Лайза. - Мне нужны сочные подробности.
     - Нет!
     - Тогда хотя бы опиши его, - упрашивала Лайза. - Скажи, что-нибудь есть в его внешности особенное? И я нарисую себе его портрет.
     - Не хочу никого тебе описывать, - сказала Фрэнки. - Да, я благодарна тебе за то, что ты отвела меня в магазин белья, благодарна за то, что ты помогла мне раздобыть маску, но прошлая ночь позади. И я бы хотела забыть о ней.
     - Значит, все так плохо, да? - Лайза опустила глаза на шею Фрэнки, и на ее губах появились хитрая улыбка. - Ага! - Улыбка стала еще шире. - Я с двадцати шагов замечаю бритвенный порез. А на твоей белой шейке, если не ошибаюсь, темнеет засос.
     - У кого это засос? - раздался у них за спиной низкий голос Марка, который широкими шагами вошел в комнату и направился прямо к Лайзе.
     - Ни у кого, - буркнула Фрэнки, вынимая из кармана бандану и завязывая ее на шее, прежде чем Марк заметил след страсти, оставшийся на ее коже после вчерашней ночи. - Ты что здесь делаешь?
     - Ищу будущую миссис Марк Бранниган, - ответил он, поворачиваясь к Лайзе. Они посмотрели друг другу в глаза, и стало ясно, что на мгновение и Фрэнки, и весь окружающий мир перестали для них существовать. - Звонила поставщица провизии. Она может приготовить ангельское угощение со взбитыми сливками, - сообщил он, дополняя свои слова нежным поцелуем.
     Фрэнки с удовольствием смотрела на них. Она видела брата со многими женщинами, но ни на одну из них он не смотрел с такой нежностью, как на Лайзу. Ей и в голову никогда не приходило, что в один прекрасный день ее брат Марк из сущего Казановы превратится в однолюба. А может быть, он и не переменился? Может, мечта о Единственной всегда согревала его сердце и он просто искал ее среди других?
     Говорят, любовь выявляет все лучшее, что есть в человеке. "И худшее", - напомнила себе Фрэнки, вспоминая бесстыдный поцелуй в чулане с Коннором Макбрайдом. Это было так давно... Бесстыдный... Жадный... Отчаянный... Она бросилась в его объятия - и все во имя любви. Или во имя того, что считала любовью. Но теперь, после стольких лет, Фрэнки поняла, что это была вовсе не любовь, а самая обычная страсть. Которую можно вылечить за одну-единственную ночь. И теперь она исцелена. Если бы только ей не вспоминались его неторопливые ласки, его нежные прикосновения, его шепот, от которого по ее телу бежали мурашки, доводя ее почти до вершины наслаждения.
     - ...прошлая ночь, сестрица? - донесся до нее словно сквозь слой пелены голос брата.
     Фрэнки тряхнула головой и посмотрела на Марка.
     - Что? Что ты сказал?
     - Я спросил, как у тебя прошла ночь, но, судя по твоему румянцу и желанию скрыть засос на шее, все прошло весьма недурно, - заметил Марк.
     - Между прочим, такие вещи не зря называются личной жизнью, - мрачно проговорила Фрэнки, туже затягивая бандану, когда Марк наклонился, чтобы рассмотреть темное пятнышко на ее шее получше.
     - Я твоя лучшая подруга, - напомнила Лайза.
     - А я твой брат, - заявил Марк.
     - А я очень занята.
     В доказательство этого Фрэнки принялась заряжать строительный пистолет гвоздями.
     - Она всегда была такой упрямой? - спросила Лайза у Марка.
     - Упрямее питбуля, - ответил ей жених.
     - Ты когда-нибудь видел питбулей с засосами? - усмехнулась Лайза.
     - Не думаю, но звучит интригующе.
     - Может, хватит, а? - Фрэнки повернулась к ним. - У тебя нет ли важной встречи или еще каких-нибудь дел? - спросила она у Марка. - А ты должна заниматься внизу проводкой, - сказала Фрэнки Лайзе.
     - Ну ладно, на этот раз ты сорвалась с крючка. Но на ленч я заказываю двойной бургер, большую порцию картошки фри, молочный коктейль и десерт. Не хочешь делиться информацией, делись деньгами. И помоги мне выбрать платье, торт и цветы, а также не забудь, что ты должна явиться на примерку сегодня вечером, ведь ты подружка невесты. - В этот момент зазвонил ее сотовый телефон. Лайза выудила трубку из кармана и нажала клавишу "On". - Лайза слушает... Ах, это вы, мистер Джулиан... Да, я несколько раз пыталась вам дозвониться. Церемония будет проходить в отеле "Времена года", и мы хотели бы, чтобы все было заснято на видео, включая прием.
     - И медовый месяц, - добавил Марк, многозначительно поднимая брови.
     Разговор продолжался еще несколько минут. Наконец Лайза отключилась, благодаря Всевышнего за создание сотовых телефонов.
     - Не будь их, я бы в жизни не смогла прилично подготовиться к свадьбе и закончить библиотеку, - добавила она. - За тобой ленч, - обратилась она к Фрэнки, а потом страстно поцеловала жениха.
     При виде этого поцелуя на Фрэнки вновь нахлынули воспоминания о прошлой ночи, и она с удвоенной яростью принялась вколачивать гвозди в стену. Надо готовиться к новой серии вопросов. От Лайзы еще можно было как-то отделаться с помощью неясных обещаний и взглядов, но вот с Марком так просто не сладить. Он сам походит на питбуля, когда вобьет себе что-нибудь в голову.
     - Она даже в комбинезоне отлично смотрится, - сказал он.
     Фрэнки с улыбкой посмотрела на брата, провожающего взглядом свою невесту.
     - Ты же ненавидишь комбинезоны, - заметила она.
     - Только на моей сестренке. - Марк опустил на нее взгляд. - Потому что ты так часто носишь их, что я начинаю думать, будто комбинезоны к тебе пришивает хирург. А вот Лайза знает, когда можно распустить волосы. - Он усмехнулся. - Кстати, ты была очень хороша с распущенными волосами.
     Фрэнки замахала руками:
     - Я не хочу говорить об этом, прошу тебя, Марк. - Она опять принялась работать пистолетом, забивая гвозди в стену. Бум-бум-бум! - Я не собираюсь приводить этого парня домой, не собираюсь за него замуж, так зачем же говорить о нем? Я просто развлеклась, вот и все.
     - Нет, мы потолкуем о нем, - заупрямился Марк. - Потому что ты вовсе не развлекалась.
     - Нет, развлекалась, - повторила Фрэнки, но, поймав на себе укоризненный взгляд Марка, поправилась:
     - Ну хорошо, это было не самое веселое развлечение. Я просто пыталась тебе объяснить. А теперь мы могли бы поговорить о чем-нибудь еще?
     - Уинз и Черил прилетают завтра вечером, - сообщил Марк.
     - Здорово! - Уинз, их старший брат, был блестящим адвокатом, работал в Эль-Пасо и счастливо женился на Черил, которая имела ту же профессию. - Послушай, надеюсь, они не привезут с собой унитазных террористов? - Унитазных террористов звали Эмили, Эдвард и Эрика, им было четыре, шесть и два года соответственно, и они просто обожали воду и фарфор.
     - Дети останутся с родителями Черил, - ответил Марк. Фрэнки с облегчением вздохнула:
     - Слава Богу! Я очень люблю их, но моя ванная комната еще не пришла в себя после того, как Уинз с Черил приезжали на конференцию юристов, а я вызвалась посидеть с детьми. В первый день мне пришлось вызвать сантехника, чтобы он вынул из унитаза куклу Эмили. На второй день слесарь спас утопленную Барби Эрики и мои фигурки маленьких пони. А на третий день нога Эдварда застряла в унитазе.
     - Кажется, этот эпизод показывали в одной из серий фильма "Телефон спасения - 911", - усмехнулся Марк.
     - Забавно, - мрачно кивнула Фрэнки, - а Трей?
     - Он приедет, но один. Доктор не разрешил Элейн лететь, потому что ребенок должен вот-вот появиться на свет.
     Средний брат, Трей, работал репортером в газете "Даллас стар". У него была любимая жена Элейн, фотограф-портретист. Оба с нетерпением ждали появления на свет собственного унитазного террориста.
     Фрэнки посмотрела на младшего из братьев, Марка, который был всего на три года старше ее и готовился распроститься с холостяцкой жизнью. Он жил ради хорошей еды, ради доброго вина и привлекательных женщин. Прежде жил.
     До тех пор, пока Лайза Мур не продемонстрировала ему на Хэллоуин белье с тыквочками.
     - Позови его на свадьбу, - сказал Марк.
     - Кого?
     - Я бы тоже хотел знать кого. Слушай, если это...
     - Это не Берни Кулпеппер, и не Джимми Чейз, и не Джейк Монтгомери, - перебила его сестра.
     - Вообще-то я хотел спросить, не Коннор ли это, детка.
     Его слова эхом отозвались в голове Фрэнки, которая от растерянности дважды нажала на курок и забила срзу два гвоздя. Полетели искры.
     - Это безумие! - Она повернулась к брату. - С чего ты взял, что я вообще интересуюсь... - Она замолчала, увидев стоявшего в дверях Коннора. Несколько долгих мгновений Фрэнки любовалась им. Макбрайд был в голубой рубашке, линялых джинсах и потертых ботинках. Слегка влажные волосы курчавились на шее, подбородок был свежевыбрит. Словом, Коннор был великолепен, и Фрэнки почувствовала, как по ее телу разливается знакомое тепло.
     "Единственная ночь, - напомнила она себе, - единственная!"
     - Что за безумие, где безумие? - спросил Коннор, переводя вопросительный взгляд с Марка на Фрэнки. Марк ухмыльнулся:
     - Наша маленькая Фрэнки наконец-то стала большой девочкой. Она сдалась и...
     - ...сыграла в "Лотто", - перебила Фрэнки, бросая на брата умоляющий взгляд. - Я поклялась, что никогда не буду играть, потому что это пустая трата денег, но когда маленькие карандашики написали мое имя, я поняла, что не в состоянии оторваться... - Фрэнки еще некоторое время несла эту чушь и остановилась, лишь заметив понимающее выражение в глазах Марка.
     - Ну что ж, дорогая, у всех есть свои козыри, - сказал ей Коннор, выслушав довольно бессвязную историю.
     - Да-а, - рассеянно кивнула она, - А что, собственно, ты здесь делаешь? - спросила она, желая перевести разговор на более безопасную для себя тему.
     Он показал ей свернутые в трубку чертежи.
     - Это разработано для кухни. Я бы не потащил чертежи сюда, но мне необходимо было увидеть Марка, а его секретарша сказала, что он здесь. - Коннор посмотрел на приятеля. - Кстати, насчет вчерашнего вечера. Там была эта женщина...
     - Марк как раз собирался уходить, - перебила его Фрэнки. - У него срочная встреча.
     - Но я... - начал было Коннор.
     - Срочная встреча, - повторила Фрэнки, - так что поболтаешь с ним позже. Правда, Марк?
     - М-да, - пробормотал Марк, а Фрэнки подхватила его под руку, потащила к выходу, вытолкнула в коридор и захлопнула за ним дверь. - Позже.
     Фрэнки вздохнула, пытаясь взять себя в руки.
     - Итак, давай посмотрим на рисунки кухни. - Она забрала у Коннора чертежи и постаралась отойти подальше. Но его притягательный аромат преследовал ее и на расстоянии. Ноздри Фрэнки трепетали, сердце гулко стучало в ее груди, соски отвердели, ноги задрожали.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0934 сек.