Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Женский роман

Кимберли РЭНДЕЛЛ - В ПОЛНОЧНЫЙ ЧАС

Скачать Кимберли РЭНДЕЛЛ - В ПОЛНОЧНЫЙ ЧАС

***

     - Работает! Она и в самом деле работает! - Вероника ворвалась в свою квартиру за минуту до полуночи.
     - Что работает?
     - Внутренняя привлекательность. Я увидела очень симпатичного парня, закрыла глаза, представила себе свой сон и свои чувства в тот момент, а потом - бац! Я посмотрела на него - просто посмотрела - и он мне улыбнулся!
     Валентин подозрительно сощурил глаза:
     - Что это за парень?
     - Тот, которого я выбрала для эксперимента.
     - Симпатичный?
     - Да, действительно симпатичный, но это не важно.
     Главное, что это работает! - Девушка быстро достала тетрадь. - Я должна записать это. Мадам Икс поймала свою первую жертву.
     - Мадам Икс?
     - Женщина, о которой я буду писать в работе. Я собираюсь написать дневник Мадам Икс - "Пятьдесят шагов к полному сексуальному удовлетворению".
     - Кто это такая, Мадам Икс?
     - Это мой псевдоним. - Мадам Икс должна искать подходящих мужчин, а Вероника хотела только этого симпатичного призрака.
     Призрака с очень сердитым взглядом.
     - Что с тобой случилось? Ты смотрела на мужчин!
     - Только на одного человека. Ну и что из этого? Ты же сам сказал, что мне нужно поэкспериментировать.
     - Конечно, сказал, но я не думал... Черт возьми, я не думал, что ты тут же бросишься рассматривать первого встречного мужчину. - В воздухе повисла напряженность. - Этого нельзя делать просто так, тебе нужно быть более осторожной.
     - Если бы я плохо тебя знала, то сказала бы, что ты ревнив.
     Валентин пронзил Веронику сердитым взглядом.
     - Я? Не говори чепухи! Я просто не хочу, чтобы ты вселила надежду в какого-нибудь бедного простака, в котором ты ни капли не заинтересована. Тебе следует быть более осторожной. Что, если какой-нибудь мужчина потеряет из-за тебя голову? Мужчина, к которому у тебя не будет никакого чувства? Я не хочу, чтобы ты попала в опасное положение, пока я буду тебя учить.
     - Опасное положение?
     - Разве ты не видела действия "роковой привлекательности"? - Валентин покачал головой. - Боже мой, это ведь может иметь катастрофические последствия, если ты возбудишь у человека ошибочное чувство, не говоря уже о том, что он может подумать и другое. Что ты просто ищешь возможность хорошо провести время.
     Вероника улыбнулась:
     - Ищу возможность хорошо провести время?
     - Охотишься на мужчин. "Ходишь-бродишь, глазки строишь".
     - Я-то знаю, что это значит. Но откуда тебе это известно? Не думаю, что данная фраза уходит корнями в девятнадцатое столетие, как, впрочем, и словосочетание "роковая привлекательность".
     Выражение лица Валентина смягчилось, и он объяснил:
     - Я много времени провел у телевизора. Он был моей единственной связью с этим миром. Пока я был заперт в душном старом музее, ночной сторож обычно приносил на работу свой телевизор. Это замечательное изобретение, просто Божий дар!
     - Да. - Вероника показала на экран телевизора. - Полуобнаженные красавицы танцуют рок в музыкальных клипах. Уверена, что Господу нужно еще многое исправить в этом даре. А кабельное телевидение? Готова поспорить, что в кабельном телевидении ему надо исправлять еще больше.
     - Я понимаю, что телевидение может использоваться и во вред, но весь вопрос, как к этому относиться. В мое время стоило женщинам так оголить свое тело, как их сразу же окрестили бы проститутками. Но теперь... Теперь совсем другая свобода. Если женщина хочет показать свое тело, ей это ничем не грозит.
     - Большинство мужчин, с которыми я знакома, - сказала Вероника, - по крайней мере на моей родине в Ковенанте, придерживаются старых взглядов.
     - Я не отношусь к этому большинству мужчин.
     Валентин совсем не относился к мужчинам, но на какой-то миг Вероника забыла об этом. Она видела только его, чувствовала только его запах, думала только о нем, и он казался таким.., настоящим.
     - Ты сам из прошлого, но не зацикливаешься на нем, - сказала девушка, удивившись тому, что Валентин может высказывать такие современные мысли. - Ты воспринимаешь женщин как людей, а не как низший пол.
     - Низший? Совсем наоборот! Женщины - гораздо более высокий пол, и я восхищаюсь ими.
     Вероника вспомнила о любовных письмах, и восторг сменился каким-то покалывающим теплом в теле.
     - Ты нашел новое слово для того, чтобы объяснить свое поведение.
     Валентин ухмыльнулся.
     - Похоже, это ты меня теперь ревнуешь.
     - Я? - Девушка скопировала его возмущенный взгляд, затем пожала плечами. - Мне просто трудно представить себе, что ты был близок с таким количеством женщин.
     - Я же не занимался любовью со всеми одновременно, милая. За исключением одного раза, когда мы были в кровати втроем... - Валентин поймал подушку, которую бросила в него Вероника, и подарил девушке ослепительную улыбку. Белые зубы сверкали, губы изогнулись в идеальную дугу, а в глазах танцевали голубые огоньки, от которых сердце девушки сладко замерло, а кровь понеслась по венам с бешеной скоростью.
     - Как насчет следующего шага? - спросила она, пытаясь не обращать внимания на странные чувства, охватившие ее. Вероника испытывала что-то более сильное, чем простое физическое притяжение. Валентин начинал нравиться ей - его чувство юмора, ухаживания, очарование...
     "Страсть", - сказала она себе спокойно и просто.
     Вероника с трудом переключила свое внимание на изучение маленьких особенностей флирта. Валентин научил ее, как нечаянным движением прикоснуться рукой к мужчине, как облизать губы, чтобы привлечь его внимание, и другим простым хитростям, с помощью которых можно сообщить ему: "Я хочу тебя".
     Когда они закончили, девушка успешно овладела шагами со второго по десятый.., и определенно хотела Валентина.
     Они стояли совсем близко в полной тишине и смотрели друг другу в глаза. Вероника чувствовала, как пылает его тело, читала желание в его печальном взгляде, и все это взывало к чему-то очень сокровенному в ее душе.
     Она глубоко вздохнула, взглянула из-под полуопущенных ресниц и соблазнительно провела язычком по нижней губе.
     Глаза Валентина зажглись более ярким и горячим светом, а воздух вокруг них словно наэлектризовался. Одно очко в пользу Мадам Икс.
     - Ну как? - спросила неожиданно севшим голосом Вероника.
     - Отлично.
     - В самом деле?
     - К несчастью... - прошептал Валентин, закрывая глаза, словно мог развеять чары и проигнорировать свое желание, если не будет видеть девушку.
     Он был уверен, что Вероника позволит ему это сделать.
     - Тебе лучше записать сегодняшний урок. - Валентин отвернулся, но Мадам Икс совсем не собиралась так легко сдаваться.
     Она поймала его за руку.
     - Мы могли бы продолжить.
     - Нет.
     - Я уверена, что можем. Мы занимаемся всего час, я ни капли не устала и...
     - Мы остановимся. - Валентин мягко высвободил руку. - Сейчас, пока я не совершил ничего такого, о чем буду сожалеть впоследствии.
     - Но я на это надеялась...
     Он внимательно и долго смотрел в глаза Вероники, прежде чем его губы расплылись в усмешке.
     - Ты убьешь меня.
     - Но ты уже мертв.
     - Садись и пиши!
     - Да, босс. Кстати, поговорим о записях... - Сказала Вероника, доставая ручку. Хотя Мадам Икс осталась совершенно неудовлетворенной, девушка не хотела убивать улыбку на лице Валентина. Его улыбка начинала нравиться ей почти так же, как и ее собственные сны.
     - Мне нужны дополнительные сведения, если ты хочешь, чтобы я что-нибудь узнала о Клэр, - продолжила она. Вероника взяла одну из книг по генеалогии, принесенных домой из библиотеки, и открыла на заложенной странице. - На этой странице образец сведений, которые требуются, чтобы отыскать информацию о каком-нибудь человеке. Заполни эту анкету как можно подробнее.
     Девушка перевела дух и усилием воли сосредоточилась на том, как Мадам Икс изучала маленькие хитрости флирта. Валентин тем временем обдумывал ответы на вопросы лежащей перед ним книги. Вероника то и дело ловила на себе его пристальные взгляды.
     - Что такое? - спросила она наконец, не выдержав. - У меня растрепались волосы? Вылезла футболка? Я испачкала подбородок в чернилах?
     - Нет.
     - Тогда почему ты так на меня смотришь?
     - Я просто подумал, что ты совсем не похожа на девственницу.
     - Я обычно ношу рубашку с большой красной буквой "Д", но сегодня положила ее в стирку. - Вероника хотела вызвать у Валентина улыбку, но тот оставался серьезным. - Неужели ты на самом деле зациклился на вопросе девственности?
     - Клэр была девственницей, - помолчав, сказал Валентин, - и единственной дочерью одного из членов городского правления. Он был не слишком-то счастлив, когда обнаружил, что она беременна.
     - Я думаю.
     - Он стал охотиться за мной, - Валентин посмотрел в! глаза Веронике, - чтобы заставить расплатиться за эту единственную ночь с его дочерью. - Он потряс головой. - Если бы только я мог вспомнить...
     - Все нормально, Валентин, - сказала девушка и накрыла ладонью его руку. Тепло запульсировало под кончиками ее пальцев. Его кожа была такой теплой и... настоящей...
     "Призрак, - напомнила она себе, - не человек".
     - Мне нужно это знать, - сказал Валентин.
     - Ты все узнаешь. - Вероника стремилась вызвать у него улыбку, чтобы снять внезапно возникшее напряжение. - Мы оба узнаем все, что нам нужно. - "А также и то, что мы совсем не ожидали узнать", - промелькнуло в глубинах ее сознания. Где-то там затаилось желание снова прикоснуться к Валентину - и уже не ради образования, а в своих собственных интересах.
     Вполне нормальное желание, подумала Вероника, поскольку решила выпустить немного сексуального пара, а Валентин как нельзя лучше подходил для этой цели. Если только он будет сотрудничать с ней.
     Внезапно ее осенило:
     - Кстати, скажи, пожалуйста, со сколькими женщинами ты спал? Мне нужно записать это. Я насчитала сто шестнадцать писем.
     Валентин посмотрел на свою руку, к которой прикоснулась Вероника, сжал пальцы в кулак и потряс головой, словно пытаясь избавиться от неприятных воспоминаний.
     После этого он снова уткнулся в книгу по генеалогии.
     - Ну скажи мне, - настаивала девушка.
     - Их было достаточно.
     - Достаточно - это сколько? Сто пятьдесят? Двести?
     Тысяча?
     - Достаточно, чтобы не отвечать на этот вопрос.
     Однако так нельзя отвечать женщине, которая не принимает слово "нет" за ответ.
     - Ты - мой учитель. Откуда же я могу узнать о твоей квалификации, если ты не предоставил мне полный список своих трудов?
     Валентин озадаченно посмотрел на нее:
     - Ты действительно хочешь это узнать, Вероник?
     "Нет", - подумала девушка, но вслух сказала.
     - Да.
     - Триста шестьдесят девять, - горько засмеялся призрак. - Во всяком случае, все для достойных, а не для никчемных.
     - Что ты имеешь в виду?
     Валентин покачал головой:
     - Ничего.
     Число женщин поразило Веронику.
     - Удивительно, я даже не могу представить себе триста шестьдесят девять знакомых мужчин, а тем более любовные отношения с ними. А как ты вел свой учет? Делал зарубки на стойках кровати? Вел список? Где?
     - Вот здесь, - показал на свой лоб Валентин. - Я веду счет здесь.
     Девушка бросила на него скептический взгляд:
     - Ты хочешь сказать мне, что помнишь все триста шестьдесят девять женщин?
     Мужчина кивнул.
     - Имена?
     Еще один кивок.
     - Лица?
     - Да.
     - Я попала в какое-то аризонское болото!
     - Я помню всех своих женщин, а что касается болот, то их много и здесь, в Луизиане. Зачем тебе нужно болото в Аризоне?
     - Ладно, забудь об этом, просто у нас так говорят. - Вероника сложила на груди руки, откинулась на спинку стула и внимательно посмотрела на Валентина. - Но если у тебя такая великолепная память, докажи мне это. Назови хотя бы десять имен.
     Валентин ухмыльнулся:
     - Только и всею?
     - Я жду.
     - Хорошо, это... - Мужчина открыл рот, и усмешка сошла с его лица. - Это...
     - Давай, давай, признавайся! - настаивала Вероника.
     - Сейчас... - сказал Валентин, наморщив лоб.
     Девушка улыбнулась:
     - Не вспоминается?
     - Конечно, вспоминается! - сердито посмотрел на нее призрак. - Просто мне слишком трудно сосредоточиться, когда ты полураздетая сидишь рядом.
     Вероника посмотрела на низ своей ночной рубашки, который закрывал колени, на длинные рукава, тронула ворот, застегнутый до самой шеи.
     - Я полностью одета.
     Валентин захлопнул книгу.
     - Но твоя рубашка почти прозрачная.
     Девушка покачала головой:
     - Это фланель. Никто не может видеть сквозь фланель, даже супермен!
     - Но она прилипает к телу.
     - Но это фланель!
     - Вся эта болтовня просто бессмысленна.
     - Болтовня? - Вероника зло уставилась на призрака. - Забудь, что я говорила, будто ты не такой, как все. Ты только что заработал свои знак отличия мужчины, высокомерно относящегося к женщинам!
     Валентин улыбнулся, словно его обрадовало это внезапное возмущение Вероники.
     Неужели ему нравится ругаться? Мужчины, кому они нужны?
     "Тебе", - твердили гормоны девушки, но она не слушала их. Вероника продолжила записи о недавнем уроке и не переживала, почему Валентин то пышет жаром, а то холоден как лед.
     Прошло довольно много времени, прежде чем она закончила писать свои заметки, откинулась на спинку стула и стала ждать, когда Валентин закончит свою работу с книгой по генеалогии. У девушки был такой длинный день, что, несмотря на взвинченные нервы, усталость наконец взяла свое. Вероника провалилась в крепкий сон, сквозь который почувствовала, как сильные мускулистые руки обхватили и подняли ее, потом положили на матрас и накрыли простынями.
     - Спокойной ночи, Рыжуля, - пожелал ей голос, когда она снова проваливалась во всепоглощающую темноту.
     - Все нормально... - Валентин то и дело вспоминал сладкий голос Вероники и свое ощущение, когда она прикоснулась к нему. В те минуты, когда девушка была рядом, казалось, все и в самом деле было нормально.
     Просто несколько слов, легкое касание пальцев - и для Валентина наступила священная минута умиротворения, свободная от вопросов, которые беспокоили его на протяжении ста пятидесяти лет.
     Безумец!
     Он должен чувствовать все что угодно, но только не умиротворение. Девственница! Как легко для него повторить трагическую ошибку прошлого и лишить себя вечного покоя!
     Слишком легко, подумал Валентин, посмотрев на спящую девушку. Бодрствуя, Вероника избегала смотреть ему в глаза и прятала свое тело за безобразными, мешковатыми одеждами. Но когда она спала, ее защитная скорлупа раскалывалась. Чуть приоткрытых губ, малейшего поворота и изгиба ее тела было достаточно, чтобы вызвать острую боль в паху.
     Он хотел ее. Он хотел ее, несмотря на то что она была девственницей. А может, он хотел ее именно из-за этого.
     Нет Валентин не ляжет с ней в постель и не обречет свою душу на вечное беспокойное странствие, которое непременно ожидает ее, если он переспит с Вероникой Пэрриш, не получив ответа на волнующий его вопрос.
     Валентин учился на своих ошибках и на этот раз был настроен во что бы то ни стало получить умиротворение. И он его получит, если только его проклятое тело не потребует своего.
     Если оно не потребует части Вероники.
     Черт возьми, если оно не потребует ее всю целиком!
     Если оно не захочет заполучить тело девушки, раствориться в нем, погружаясь все глубже, глубже и глубже...
     Нет!
     Там, где слаб человек, его дух должен быть сильным Валентин должен просто объединить несколько уроков, покончить как можно быстрее со своим преподаванием, а потом отправить милую Веронику опробовать новые знания на каком-нибудь ни о чем не подозревающем мужчине.
     Он должен сделать это, хотя ему и очень противна эта идея. Он должен сделать это, даже несмотря на такой немаловажный факт, что впервые за полтора столетия Валентин Тремсин не смог вспомнить ни одной из своих многочисленных женщин.
     Теперь он знал только единственное имя - это было имя женщины, с которой он хотел лечь в кровать. Валентин впервые в жизни встретил женщину, которая была одинаково умной и желанной, могла задеть за живое своим словом, поднять настроение и растопить лед в его душе единственным, полным сочувствия взглядом.
     И сейчас эта женщина мирно посапывала в его кровати.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.5575 сек.