Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Женский роман

Кимберли РЭНДЕЛЛ - В ПОЛНОЧНЫЙ ЧАС

Скачать Кимберли РЭНДЕЛЛ - В ПОЛНОЧНЫЙ ЧАС

***

     Вероника положила в рот последний кусочек пиццы. Проигнорировав мимолетное чувство непомерной вины, она потянулась еще за одним ломтиком. Итак, теперь ей придется всю эту неделю на занятия бегать. А может, даже и месяц.
     Внезапно крышка коробки захлопнулась в нескольких дюймах от ее пальцев. Холодок тревоги пробежал по спине Вероники, и ее сердце словно замерло на какое-то время.
     Часы продолжали отстукивать секунды, и этот звук постепенно становился все громче. Тем временем девушка по-прежнему пристально смотрела на коробку с пиццей, словно та превратилась в живое, дышащее существо.
     "Это Брэд Питт отправился на свидание и хлопнул дверью", - подумала Ронни.
     Губы девушки изогнулись в слабой улыбке, и ей удалось судорожно вздохнуть. Порыв воздуха, решила она и пристально посмотрела на створчатые двери балкона. Двери были закрыты, потому что Вероника включала кондиционер. Она перевела взгляд на вентиляционное отверстие в стене. Розовая лента, привязанная к одной из планок решетки, висела неподвижно. Кондиционер перестал работать несколько минут назад.
     Вероника осторожно приподняла крышку коробки и заглянула внутрь. Там лежали три ломтика пиццы. Девушка хихикнула - что же еще она предполагала обнаружить там? Вероника потянулась за одним из ломтиков.
     И снова словно чья-то сильная рука резко надавила на крышку.
     - Этого не может быть! - Девушка закрыла глаза, усилием воли заставляя себя глубоко и спокойно дышать. "Хорошо. Раз это случилось, то должно быть объяснение.
     Объяснение должно быть всегда. Подумай спокойно, хладнокровно и рассудительно. Твой девиз в течение последних восьми лет гласит: думать, а не чувствовать".
     Вероника глубоко вздохнула, открыла глаза и снова попробовала достать пиццу.
     Крышка коробки поднялась легко, и с губ девушки сорвался смешок. Так или иначе, но в ее комнате каким-то образом появился сквозняк и закрыл коробку. А ее изнуренное постоянным недосыпанием сознание завершило все остальное. Силой мысли невозможно поднять даже жалкую картонную крышку. Вероника просто переработала и устала.
     Но сегодня вечером она довольно рано ушла из библиотеки... Вероника заснула во время пятнадцатиминутного перерыва и проспала целый час. Дельта, ночная библиотекарша, сжалилась над ней и отправила домой, строго-настрого наказав, чтобы девушка отдохнула.
     - Если ты будешь продолжать работать до изнеможения, то состаришься раньше времени, милочка.
     - А я уже старая, - сказала Вероника и подумала: "Или, во всяком случае, старше многих..." В свои двадцать шесть лет она была по крайней мере на четыре года старше большинства других студентов последнего курса университета, Хотя обучение на экономическом факультете длилось всего четыре года, Вероника не могла себе позволить все это время посвятить только занятиям. Она вынуждена была работать полный день во время летних каникул и подрабатывать во время учебы, чтобы оплатить свое обучение и проживание.
     - Ты только на шаг отошла от колыбели, милая, - сказала ей Дельта. - Взгляни на меня. - Женщина нахмурилась, и на ее загорелом лице появилось множество морщин. - Столько морщин в шестьдесят четыре года - и все только потому, что я дремала в комнате отдыха библиотеки, когда мне нужно было мирно посапывать в собственной постели.
     Этого довода оказалось достаточно, чтобы Вероника отправилась прямо домой.
     Первая лекция у нее начиналась в восемь утра. Но ей еще было нужно дописать несколько абзацев, чтобы пояснить свой выбор темы курсовой работы по человеческой сексуальности. Тем не менее она решила, что сможет заставить себя встать на час раньше и сделать это утром. Вероника больше ни о чем не хотела думать сегодня вечером, только немного послушать рок-н-ролл.
     Заставив себя не обращать внимания на мучительное чувство вины, которое тянуло ее к сумке с книгами, девушка нажала кнопку на телевизионном пульте и включила музыкальный канал. Подпевая, она достала еще один ломтик пиццы. Никакие вызванные стрессом галлюцинации не смогут лишить ее наслаждения пиццей с двойной порцией сыра и острым соусом!
     Хотя в действительности Вероника не ела настоящей хорошей пиццы с тех пор, как уехала из родного Ковенанта и от своей подруги Дженни, которая была дочерью владельца единственной пиццерии в городе. Они с Дженни подружились еще в детском саду, вместе провели школьные годы и вместе повзрослели, хотя ее отец никогда не одобрял этой дружбы.
     По мнению мэра Пэрриша, Дженни была диким ребенком и оказывала дурное влияние на его дочь.
     Как ни странно, но именно Дженни вышла замуж и жила в Ковенанте с мужем и двумя детьми. А Вероника в это время находилась здесь, в Лафайетте, за сто пятьдесят миль от родного города, и все еще была одинока. Она сидела в грязной комнате и не имела ни времени, ни сил, чтобы убраться и вывести небольшое пятно от пиццы в середине кровати, которая определенно могла занять место в одном из рекламных каталогов "Повысьте качество своей жизни" на обратной стороне журналов "Космо" или "Мода".
     Если бы ее сейчас могли увидеть родители!
     Вероника впилась зубами в пиццу. Лицо мамочки расцветет всеми оттенками красного цвета, а у папочки, наверное, случится инфаркт. Он непременно составит официальное заявление, в котором будет утверждать, что поведение Вероники является следствием случайного ребячества, а не ее воспитания.
     Но Веронику все это не беспокоило. Они не увидят ее, потому что, приверженные традициям, мэр Пэрриш и его очаровательная жена не навестят свою свободолюбивую дочь. Вероника променяла замужество и семью на учебу до поздней ночи и студенческие долги, свою обязанность быть послушной дочерью на самостоятельность.
     И, конечно, она сделала свой выбор публично. Перед заполнившими церковь людьми, которые собрались посмотреть на венчание Вероники с Раймондом Кормьером, человеком мечты ее отца, начальником городской полиции и одним из преданных сторонников мэра Пэрриша...
     Девушка снова откусила пиццу, переключила пару телевизионных каналов и, наконец, остановилась на старом черно-белом фильме.
     На экране Ширли Темпл обнимала своего отца, которого не видела много лет. Чувство одиночества нахлынуло на Веронику.
     Несмотря на разные взгляды и горькое прощание, она скучала по своим родителям. Слишком многое можно было сказать о преимуществе жизни в родном доме. Вероника обязательно ела бы три раза в день, никакие счета не беспокоили бы ее, и рядом всегда были бы два человека, которые любят ее, хотя и являются неисправимыми консерваторами. По крайней мере она была бы не одна.
     Но чертовски много можно было сказать и о пользе независимости, несмотря на все ее трудности. Вероника ела и спала когда хотела. Она надевала рубашку, джинсы и кеды вместо ужасных "женских" платьев, сшитых для нее тетей Мейбл, и вообще делала все, что ей нравилось делать.
     Улыбнувшись, девушка положила недоеденный кусок пиццы назад в коробку и вытянулась на кровати. Футболка закрывала бедра Вероники, мягкий хлопок нежно облегал ее ноги. Да, независимость имела свои хорошие черты. Это была ее квартира, ее кровать - во всей своей смелой и возмутительной красе, - и девушка собиралась сегодня ночью спать как убитая.
     Неожиданно взгляд Вероники упал на коробку с пиццей.
     К ней сразу же вернулось чувство тревоги, и знакомый холодок снова побежал вниз по спине. "Просто сквозняк", - сказала себе девушка.
     Она снова услышала мягкий жужжащий звук, похожий на слабый шепот. Шепот? Скорее всего муха или мошка.
     Вероника отмахнулась, затем взяла коробку с пиццей и положила ее в холодильник. "С глаз долой - из сердца вон", - сказала она себе.
     Проверив двойную задвижку на входной двери, девушка выключила свет и забралась в постель, приготовившись расслабиться и посмотреть телевизор. Но она никак не могла устроиться поуютнее. То подушка лежала не так, как надо, то перекручивалась простыня, то ее ногам было неудобно.
     Вдобавок всякий раз взгляд девушки останавливался на том месте слева от нее, где недавно стояла коробка с пиццей.
     Даже самый последний клип модной группы голых по пояс музыкантов не смог отвлечь Веронику от этого происшествия.
     Впрочем, этот случай она смогла бы легко объяснить. если бы была физиком или специалистом в области ракетной техники, а не студенткой экономического факультета.
     Наконец Вероника поняла, что не в силах расслабиться, а тем более заснуть. Она выключила телевизор, зажгла настольную лампу и достала сумку с книгами, собираясь заняться своей курсовой работой. Вероника всегда быстро засыпала, выполнив домашние задания. Через полчаса курсовая работа будет готова, и она заснет крепким сном. Ну может быть, максимум через час.
     - Вот тебе, Гайдри! - улыбнулась девушка, закончив изложение своей блестящей идеи. Потом она кратко записала еще несколько дополнительных мыслей - лучше иметь побольше информации, когда профессор будет спрашивать темы, - и ее глаза начали слипаться.
     Пальцы Вероники ослабли, ручка выскользнула, и девушка снова легла на подушку. Ах... Спать в постели было гораздо лучше, чем горбиться над столом.
     Ммм... Ее первая ночь в новой кровати. Она улыбнулась и закрыла глаза. Кровать была такой мягкой, такой теплой, она так приятно.., щекотала?
     Вероника с трудом открыла один глаз и посмотрела на свою руку. Рядом ничего не было, но все же девушка почувствовала, как что-то мягкое и легкое, словно перышко, движется по ее коже.
     Вероника ощутила легкое покалывание в руке, и ее кожа покрылась мурашками. Неожиданно у девушки возникло такое чувство, что она в комнате не одна. Похожее Вероника испытала и в случае с коробкой пиццы - что-то было здесь в комнате рядом с ней, оно касалось коробки, дотрагивалось до ее тела... Или, может быть, это был кто-то...
     Черт возьми!
     Девушка натянула простыню, закрывая ноги и талию.
     Учебник, которым Вероника пользовалась при написании пояснения к теме курсовой работы, был открыт и лежал страницами вниз у нее на груди.
     Глаза Вероники снова закрылись. В течение последующих пятнадцати минут грудь девушки мерно поднималась и опускалась. Так продолжалось до тех пор, пока кукушка на часах не возвестила о том, что наступила полночь. Ее громкое "ку-ку" начало свою атаку на генерала Дрему.
     Вероника смутно вспомнила об учебнике, о разбросанных по кровати листах и подумала, что нужно обязательно встать. По крайней мере она должна убрать вещи и завести будильник. Упаковка ленча и выбор одежды могут подождать и до утра. Но для Вероники утра не будет, если она не заведет проклятый будильник.
     Девушка хорошо понимала это, однако не смогла тут же подняться и решить возникшую проблему. Вся жизнь Вероники концентрировалась вокруг тщательно спланированного расписания - только так можно было выкроить время для занятий и двух работ, - но в данный момент для девушки, казалось, важнее всего было не открывать глаз и расслабиться в туманном блаженстве, окружавшем ее.
     Прозвучало последнее "ку-ку", и комната погрузилась ,в священную тишину.
     Полный покой окутал Веронику, расслабляя тело и снимая напряжение утомленного ума. Темнота пожаловала к ней, словно долгожданный друг, и девушка поплыла, погружаясь в крепкий сон.
     Внезапно исчезло давление учебника на грудь, заставив ее снова вернуться на грань действительности - к жужжанию кондиционера и тиканью часов. Веронику охватило странное беспокойство, совсем не похожее на то, которое она испытывала раньше. Что-то было не так. Девушка поняла это даже раньше, чем почувствовала какое-то движение.
     Она открыла глаза и увидела, как простыня медленно сползает с ее тела, обнажая ноги. Затем поднялся край футболки и скользнул вверх, открывая ее шелковые белые трусики, потом показалось несколько дюймов белой кожи, пупок, снова кожа, низ грудей. Соски девушки набухли, и материя зацепилась за эти затвердевшие бутоны.
     У Вероники перехватило дыхание, грудь подалась вверх, и ткань плотно обтянула ее чувствительные вершинки. Девушка испытывала непередаваемое и тревожное ощущение - эротическое и запретное.
     Но это просто невозможно!
     Не веря своим глазам, она наблюдала, как ткань поползла выше по ее груди, обнажая розовые бутоны. Край футболки медленно понимался вверх, словно его тонкую ткань тянули чьи-то невидимые пальцы...
     Вероника закрыла глаза.
     Пицца!
     Мамочка всегда говорила Веронике, что эта неполноценная пища дурно влияет на мозги и сторонники семейных традиций должны придерживаться хорошей, полезной домашней кухни. И вот это случилось. Она свихнулась, Простыня, как и ее футболка, не могли двигаться сами по себе. Ни в коем случае!
     Вероника еще раз посмотрела вниз и замерла от ужаса. Ее футболка больше не двигалась по воле невидимых пальцев. Это были вполне реальные пальцы - длинные, тонкие и загорелые...
     Невозможно!
     Вероника снова зажмурилась. Этого не могло случиться. Мужчина не мог попасть к ней в кровать! Она заперла входную дверь и закрыла на задвижку двери балкона, а в ее маленькой комнате просто не было места, где бы можно было спрятаться. Разве только под кроватью, но девушка уже проверила там - по старой привычке, которую она выработала с тех пор, как стала жить одна. Вероника была в комнате совершенно, абсолютно и бесспорно одна.
     Одна!
     После такой долгой ободряющей мысленной проповеди девушка, конечно, поверила бы своим словам, но... Вероника все еще чувствовала легкое давление над левой грудью, а ткань ползла все выше и выше, увлекаемая сильной мужской рукой, которую она мельком увидела секунду назад.
     За исключением легких прикосновений, Вероника не ощутила больше никаких признаков присутствия другого человека. Ведь кровать непременно должна была прогнуться под его весом! Более того, если бы кто-то лежал рядом, то девушка почувствовала бы тепло его тела, услышала бы дыхание, биение сердца - что-нибудь все равно бы выдало чужое присутствие.
     - Невозможно, - прошептала она, и движение ее футболки тут же прекратилось.
     Вероника резко открыла глаза.
     Ничего. Она увидела только свою быстро поднимающуюся и опускающуюся грудь, валяющуюся рядом чистую простыню и темные тени по углам комнаты. Никого не было с ней в кровати, и никто не пытался укрыться. Вероника обязательно бы это заметила. Не слышно было скрипа пружин кровати и шелеста покрывал. Рядом с ней не было никаких следов и свидетельств присутствия постороннего. Ничего.
     Никого.
     И все же...
     Соблазнительный аромат проник к ней в ноздри и дразнил ее чувства. В сочном и мускусном запахе чувствовался слабый привкус яблок. Девушке захотелось еще раз глубоко вдохнуть.
     Ошиблась, решила Вероника, почувствовав на этот раз только запах сыра и томатного соуса. Не было никакого странного аромата. Просто галлюцинация. Она может свихнуться, если не начнет питаться правильно.
     "Больше не буду есть эту ужасную пиццу", - пообещала себе Вероника, опустив вниз футболку и натянув на себя простыню. Галлюцинация. Ей просто снился сон, вызванный плохой пищей.
     Довольно приятный сон, решила девушка через несколько минут, - ее тело все еще покалывало от ощущения скользящей ткани, движений рук, твердеющих бутонов груди.
     Значит, в том, что говорят о неполноценной пище, съеденной на ночь, что-то есть. Неудивительно, что мамочка предупреждала Веронику о вреде такой еды...
     Вероника глубоко вздохнула и поразилась своим ощущениям. Девушке никогда раньше не снились такие "приятные" сны. Предметом ее ночных фантазий обычно был компьютер с мощной программой обработки электронных таблиц, способной вычислять налоги в мгновение ока.
     Иногда Веронике снился сон, в котором она видела себя главой собственной крупной фирмы. Девушка сидела в роскошном офисе, на ней был сшитый по заказу деловой костюм, а под рукой находился мощный компьютер. В снах Вероники никогда не было мужчины с загорелыми руками и сильными ладонями, с которым она занималась бы запретными вещами. Мужчины отвлекали ее. У девушки не было времени на секс, а тем более на любовь, все ее мысли были сосредоточены только на занятиях и на работе. Обычно. До сегодняшнего дня.
     Во всем виновата неполноценная пища, заверила себя Вероника.
     И задание Гайдри.
     И конечно, эта кровать.
     Вот три вещи, которые совратили Веронику, и неудивительно, что ее сны изменились к худшему. Или к лучшему?
     Девушка улыбнулась, отгоняя прочь свои страхи. Она была уже взрослой женщиной, а это были просто сны. Ведь на следующее утро Вероника не столкнется с мужчиной из своего сна, и ей не надо будет тратить свои драгоценные часы, беспокоясь по поводу их отношений или по поводу "залета", который неизбежно приковал бы ее к ребенку и к мужу, перечеркнув мечту о карьере.
     В конце концов, она столько работала, что заслужила эти безобидные фантазии.
     Вероника должна сделать пиццу своей обязательной едой на ночь, пока будет заниматься на курсе Гайдри. Кроме того, ей нужно купить несколько упаковок газированной воды, если для этих снов требуется быстро увеличить количество сахара в организме. И конечно, она должна есть и заниматься, на кровати.
     Итак, пицца и кола. Подумать только, что может сделать пинта "Хеген-Даз"!
     С этой мыслью Вероника крепко заснула... Простыня снова заскользила вниз, а футболка медленно поползла вверх... Тело девушки отвечало, выгибаясь навстречу ищущим рукам и напрягаясь под влажной теплотой настойчивых губ.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1302 сек.