Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Женский роман

Кимберли РЭНДЕЛЛ - В ПОЛНОЧНЫЙ ЧАС

Скачать Кимберли РЭНДЕЛЛ - В ПОЛНОЧНЫЙ ЧАС

***

     - Ты был убит! - выпалила девушка, влетев поздно вечером в квартиру после восьмичасовой смены в библиотеке и пронзив Валентина обвиняющим взглядом.
     Валентин сидел в кресле, вытянув перед собой длинные ноги и скрестив их. Призрак выглядел таким красивым, таким живым, таким настоящим...
     Вероника тряхнула головой, отгоняя прочь смущающие ее мысли, и дала волю своему раздражению.
     - Почему ты не сказал мне об этом?
     Валентин выключил телевизор и повернулся к ней:
     - Ты никогда не спрашивала меня, милая.
     Она действительно не спрашивала. С того самого момента, когда Валентин впервые появился перед ней, девушка ни разу не спросила его о прошлом - о том, каким он был человеком.., раньше. Он появился как сон, потом превратился в призрака, и Вероника решила смириться с таким положением вещей.
     Но чем больше она узнавала его, тем более настоящим он казался - более соблазнительным и поэтому более опасным.
     "Не спрашивай, - сказала себе девушка. - Просто оставь все как есть, не открывай рта и займись своими собственными проблемами: учебой, работой и планами на будущее".
     - Что же случилось? - Неужели этот печальный, озабоченный голос - ее собственный? Черт возьми, так оно и есть. И хуже того: он полностью отражает ее чувства.
     - Ты и в самом деле хочешь это узнать?
     - Нет, но я должна это знать.
     Валентин посмотрел на нее долгим и суровым взглядом, потом поднялся и направился к створчатым дверям балкона. Он нажал на ручку, открыл одну створку и выглянул на улицу.
     - Сегодня такая же ночь - ясная, теплая. Той ночью я спал один в своей кровати в "Небесных ворогах".
     - "Небесных воротах"?
     - Так называлась моя плантация. Одно время она была самой большой плантацией во всей Луизиане. Теперь плантации уже нет, ее сожгли дотла в конце прошлого столетия. Эту информацию я почерпнул с таблички, которая висела над моей кроватью в музее, где я провел несколько лет. - Валентин закрыл глаза. - Это было ужасно давно, но я все еще вспоминаю "Небесные ворота" и представляю, как объезжаю свои поля, как выхожу в столовую к обеду. Я до сих пор ясно вижу свою прекрасную плантацию.
     - Я понимаю...
     Губы Валентина изогнулись в печальной улыбке.
     - Мой отец вложил всю свою жизнь в этот дом. Он переехал туда из Франции в тысяча восьмисотом году в надежде сколотить состояние и обеспечить моей матери такую жизнь, к которой она привыкла. Моя мамочка принадлежала к королевской семье. Она пошла против воли своих родителей, убежала из дома и вышла замуж за моего отца. Он сам в то время был студентом из благородной и богатой семьи, но его фамилии все-таки было далеко до королевской. Моя маман заставила отца почувствовать себя королем, поэтому он захотел покроить настоящий дворец.
     И построил его Главный дом был просто прекрасен - с двадцатью спальнями и великолепным танцевальным залом.
     Вероника закрыла глаза, стараясь представить эту картину; роскошная парчовая драпировка, мраморные камины, изящная лепнина...
     - "Небесные ворота" казались мне такими огромными и пустыми после того, как умерли мои родители, а сестры повыходили замуж, - продолжил Валентин. - Я стал владельцем процветающей плантации и в огромном количестве выращивал табак. - Он потряс головой, словно пытаясь избавиться от печальных воспоминаний.
     Вероника не могла сказать, что она в чем-то обвиняет его. Валентин, согласно свидетельству о смерти, был убит в своей кровати. В этой кровати...
     - О Боже мой! - воскликнула девушка и схватилась за голову. - Я спала в кровати убитого!
     Валентин улыбнулся ей:
     - В кровати призрака. И не надо так переживать: я упал на пол, а не истекал кровью на простынях. Лишь моя рука касалась кровати, когда смерть забрала мое тело.
     Вероника перевела дух, пытаясь успокоить бешено колотящееся сердце.
     - Это утешает.
     - Тебя - может быть, но ты, надеюсь, помнишь, что я мертв?
     Если бы девушка только могла это сделать! Проблема заключалась в том, что она постоянно забывала об этом немаловажном факте. Вероника по-прежнему видела мужчину, чья высокая, сильная фигура загораживала проем створчатых дверей Она слышала голос, который рассказывал о далекой-далекой жаркой и влажной ночи, о том, как рано утром хозяина плантации разбудило нападение группы разгневанных граждан под предводительством члена городского правительства.
     - Так кто же на самом деле выстрелил в тебя?
     - Священник.
     - Тебя убил священник?
     - Он был прежде всего отцом, а потом уже священником. Ведь я лишил девственности его дочь и оставил ее беременной. Так думал он, так думали и все остальные жители города.
     - Ты никогда не говорил мне, почему они так думали.
     - Она сама обвинила меня, сказав, что мы провели вместе одну ночь - ночь ежегодного городского фестиваля в честь уборки урожая. На соседней плантации был великолепный бал, во время которого я предположительно затащил ее в постель. - Валентин поморщился. - Я помню танцевальный зал, набитый людьми, в котором, кстати, было много женщин. Помню множество лиц, но только ее не помню.
     - А ведь великолепный Валентин Тремейн никогда не забывает женских лиц.
     Призрак кивнул.
     - Он не забывает и имена, - добавила Вероника, напоминая ему о недавнем "сбое" его памяти.
     Валентин сердито взглянул на нее:
     - Если только меня не отвлекают полураздетые соблазнительные рыжие красавицы!
     Девушке с трудом удалось скрыть улыбку, а тем временем призрак глубоко вздохнул, отвернулся и уставился на улицу, облокотившись на ограду балкона.
     - Я станцевал несколько танцев, целовался с восхитительными женщинами в саду, но все остальное...
     - Клэр там не было?
     - Ее я не могу вспомнить.
     - И никаких рыжих во фланелевых ночных рубашках?
     - Благодарю, но таких там тоже не было.
     - Значит, можно с уверенностью утверждать, что с твоей памятью все в порядке, - сказала Вероника. - А что случилось после бала?
     - Наша обычная компания устроилась в библиотеке поиграть в карты - несколько владельцев соседних плантаций, с которыми меня связывали деловые отношения. Я выиграл несколько партий, немного выпил, а что было потом, не помню. Проснулся я на следующее утро в заброшенной хижине на краю моей плантации.
     - Один?
     - Если не считать ужасной головной боли и явного ощущения, что рядом со мной спала женщина.
     - Откуда ты знаешь, что это была женщина?
     Валентин раздраженно взглянул на нее.
     - Запах, милая. Я хорошо знаю запах женщины. Но, увы, я не знал, что это была за женщина, и не было никакого подтверждения, что она была девственницей.
     - Подтверждения?..
     - Крови.
     - Ox... - Вероника смутилась и покраснела, несмотря на то что была женщиной девяностых годов двадцатого столетия. Огромный опыт этого человека в подобных делах заставлял ее чувствовать себя слишком наивной. Более того, Валентин волновал, пьянил и возбуждал ее только одним своим взглядом.
     Девушка кашлянула.
     - Но может, это была не она.
     - То же самое я сказал священнику, когда он стал добиваться от меня правды. Может быть, это была она, может быть, и нет - я ничего не помнил.
     - И что было потом?
     - Он застрелил меня в моей кровати. - Валентин так буднично произнес эти слова, словно прошлое не имело для него никакого значения.
     - Откуда ты узнала о моей несвоевременной кончине? - спросил он после долгой паузы.
     - Из архивов Батон-Ружа. Я искала сведения о Клэр и там же нашла свидетельство о твоей смерти.
     Надежда зажглась в глазах Валентина, когда он посмотрел в лицо Веронике:
     - Клэр? Ты нашла что-нибудь?
     - Свидетельство о рождении. Валентин, у Клэр Уилбур спустя восемь месяцев после твоей смерти родился ребенок.
     - Мой?
     Разочарование переполняло девушку.
     - Мне очень жаль, но имени отца там не было - только имя матери.
     Валентин выпрямился и начал расхаживать по комнате.
     - Но мне нужно знать это. Черт возьми! Я должен это знать! Разве я могу спокойно себя чувствовать, когда у меня на душе такое? Я не могу. Я просто не могу!
     - Но ты ничего не сможешь сделать, чтобы загладить свою вину, Валентин. Это произошло так давно. Нельзя допускать, чтобы чувство вины так терзало твою душу.
     - Вины? - Валентин повернулся к девушке и скептически посмотрел на нее. - Ты действительно так думаешь?
     - А разве это не так?
     - Боже мой! Конечно, нет, - улыбнулся Валентин. - Это надежда, Вероник, надежда.
     - Ты надеешься, что это твой ребенок?
     Улыбка увяла, и лицо призрака стало серьезным.
     - Пойми меня правильно. Я, конечно, сожалею об обстоятельствах этого зачатия, но ребенок - мой ребенок. - Неподдельная радость согнала печаль с его сурового лица. - Я никогда не смогу сожалеть о таком замечательном чуде!
     Скажи мне, кто родился - мальчик или девочка?
     - Девочка.
     - Дочь? - Валентин закрыл глаза, наслаждаясь этим известием. - Дочь... Я был единственным сыном в семье, - продолжил он, - последней надеждой отца на продолжение рода. Но мне не повезло, и если бы не Клэр... Может быть, Клэр... - Валентин в отчаянии потряс головой. - Мой дух не сможет успокоиться, пока я не узнаю, мой или не мой это ребенок. - Он пристально посмотрел на Веронику. - Тогда наконец я смогу пересечь границу миров и успокоиться. Тогда, и только тогда.
     Эти слова заставили девушку задрожать. Валентин был временным в этом мире - сегодня здесь, а завтра уйдет.
     Он был безопасным. Но от осознания возможности его ухода у Вероники неожиданно засосало под ложечкой.
     Это все из-за ее работы. Она не могла позволить ему уйти, пока не закончит ее. Вероника освоила всего двадцать шагов! Кроме того, полученные знания пока не были закреплены с помощью практических занятий.
     Ей нужен Валентин. И не только из-за этой курсовой работы, добавила про себя Вероника, почувствовав на своих губах его долгий пристальный взгляд и ощутив странный трепет во всем теле. Это было предвкушение, возбуждение, желание - нестерпимое, отчаянное, страстное желание. Ей хотелось сказать: я хочу тебя здесь и сейчас.
     - Ну и что мы теперь будем делать? - спросил Валентин.
     Вероника глубоко вздохнула и постаралась укротить свои мятежные гормоны.
     - Возможно, есть еще какие-нибудь записи, которые смогут пролить свет на судьбы Клэр и Эммы.
     - Эмма? - улыбнулся Валентин, словно пробуя на вкус имя дочери. - Эмма - это прекрасно.
     - Я поеду в "Небесные ворота" на следующей неделе и посмотрю, что там можно найти. Тем более что в субботу утром я свободна.
     Валентин посмотрел девушке в глаза.
     - Спасибо тебе, Вероник.
     Эти необыкновенно нежные и какие-то странно тоскливые слова задели девушку за что-то, запрятанное глубоко под се страстью и бушующими гормонами. Вероника с трудом подавила это чувство.
     - Не благодари меня.
     - Почему?
     - Потому что у нас с тобой взаимовыгодная сделка: я помогаю тебе - ты помогаешь мне. Это только выгодная сделка.
     У этого призрака нет никакого сочувствия, никакого сострадания и никаких человеческих чувств! Он просто призрак - сегодня здесь, а завтра там, - свободный от всяких условностей призрак.
     - Так что у нас запланировано на сегодняшний вечер. профессор любви?
     Озорная усмешка появилась на красивом лице Валентина, и сердце Вероники забилось в предвкушении.
     - Поцелуи! - объявил призрак.
     - Но я думала, что мы уже прошли поцелуи вчера вечером.
     - Да, но сегодня будут практические занятия.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0877 сек.