Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Женский роман

Кимберли РЭНДЕЛЛ - В ПОЛНОЧНЫЙ ЧАС

Скачать Кимберли РЭНДЕЛЛ - В ПОЛНОЧНЫЙ ЧАС

***

     Вероника ускорила шаг и завернула за угол. Покачивающийся на ветру уличный фонарь заставлял метаться тени на тротуаре, но девушка не чувствовала страха. Она была слишком взволнована, несмотря на свои ноющие ноги и ожидающее ее море домашней работы. Сегодня будет восхитительная ночь.
     Покусывание уха, ласки шеи, а затем.., они опустятся ниже. Вероника почувствовала легкий трепет предвкушения предстоящего наслаждения.
     Сегодня ночью...
     Внезапно ее мысли прервал глухой стук.
     Девушка остановилась и прислушалась, не повторится ли этот странный звук. Ничего, только отдаленный рокот автомобилей, скрип уличного фонаря, тихий смех, доносившийся из открытого окна, - шло ежедневное комедийное телевизионное шоу. Наверное, ей просто показалось.
     Вероника потерла руки, пытаясь избавиться от внезапных мурашек, и пошла дальше.
     Цок, цок... Снова раздался все тот же странный звук.
     Он по-прежнему сопровождал девушку, когда она повернула с улицы Святой Марии на Университетскую. Еще несколько кварталов...
     Вероника остановилась в нерешительности.
     Девушка оглянулась, но увидела только пустой тротуар. В этот момент рядом с ней проехал автомобиль, в котором громко играла музыка, и Вероника глубоко вздохнула.
     Она просто слишком переволновалась, что неудивительно.
     Поиски целующейся маньячки усилились, студенты в университетском городке старались отличиться друг перед другом, чтобы получить обещанное вознаграждение. Вероника даже однажды столкнулась лицом к лицу с репортером, сочинившим эту историю. Теперь он сам активно участвовал в поисках. Слава Боту, волосы Вероники были скрыты под бейсболкой, а ее описание так сильно преувеличено, что никаких подозрений относительно нее просто не должно было возникнуть.
     А вдруг?
     Девушка тряхнула головой, отгоняя от себя эти мысли, постаралась успокоиться и пошла дальше.
     Когда Вероника подходила к своему дому, она уже была почти уверена, что ей все это показалось. Последние два квартала девушка больше не слышала странного шума, и тревожное чувство, что кто-то следит за ней, тоже куда-то исчезло.
     В этот момент Веронику осветили фары автомобиля, поворачивающего на стоянку с улицы. Девушка заметила, как из "вольво" вышел профессор Гайдри со стопкой книг в руках и направился к входной двери своего дома. Через несколько секунд он выбежал назад к своему автомобилю, несомненно, собираясь снова вернуться в университет. Ночью по четвергам на кафедре психологии защищались дипломные работы. Одержимый наукой, Гайдри выступал в качестве подопытного добровольца, чтобы посмотреть различные эксперименты - от опытов, имеющих целью выяснить, к чему ведет недосыпание, до гипноза - и оставался там почти до самого утра.
     И даже после этого, практически не отдохнув, профессор никогда не опаздывал на занятия в пятницу. Казалось, что он обладает просто нечеловеческими возможностями.
     Слова "здравствуйте" и "до свидания" даже не успели сорваться с губ Вероники. Ей не нужно было привлекать лишнего внимания со стороны Гайдри даже такими знаками обыкновенной вежливости, за исключением случаев крайней необходимости. Лучше затаиться и удивить его хорошей работой. Девушка снова повернулась к двери, вставила ключ в замок, прошла внутрь и сразу же очутилась в пустой квартире.
     - Валентин?
     - Я здесь, - откликнулся призрак, выходя из тени с серьезным выражением на лице. На нем не было никакой одежды, и он уже был возбужден. - Раздевайся, и мы начнем наш урок.
     "Ага, победа!" - радостно закричали гормоны Вероники, и адреналин побежал по ее венам. Волна тепла ударила по нервным окончаниям, воспламеняя кожу бедер, заставляя набухнуть бутоны груди и вызывая дрожь в руках.
     А может быть, эта дрожь вызвана каким-нибудь неожиданным страхом, затаившимся в мозгу Вероники?
     Неужели она боится? Валентина? Призрака?
     Хотя в этот момент Валентин напоминал ей кого угодно, но только не призрака. Он стоял рядом с Вероникой, голубые глаза светились и обжигали своим взглядом, загорелые мышцы были напряжены и пульсировали при каждом вздохе, при каждом движении сжатых в кулаки пальцев. Девушка не могла оторвать от мужчины своего восхищенного взгляда. Он стоял перед ней, словно свирепый воитель, его восставшая плоть рвалась наружу из ореола соломенных волос.
     Такой мощный мужской член, такой огромный.
     - Раздевайся, и мы начнем наш урок.
     Вероника снова посмотрела в глаза Валентину. Своим хриплым голосом и недовольным выражением лица он невольно напоминал девушке угрюмого маленького мальчика, которого заставляют выпить рыбий жир.
     Или опытного, чертовски соблазнительного любовника, который вынужден довольствоваться неопытной и невзрачной девственницей.
     "Но ты же знаешь, что он хочет тебя. Он сам вчера вечером признался тебе в этом", - уговаривал Веронику внутренний голос. Но неожиданно девушка поняла, что больше ничего не может слышать, кроме бешеного стука своего сердца и хриплого, гулкого голоса Валентина:
     - Давай, раздевайся. Или, может быть, ты хочешь, чтобы я помог тебе?
     Победа была далеко не такой полной, как казалось вначале, - Но покусывать ухо можно и в одежде.
     - Да, но начинать нужно с раздевания.
     "Потом мы опустимся ниже". Эти слова снова эхом отозвались в голове Вероники, и у нее задрожали еще и колени.
     - Э-э.., может быть, сегодняшняя ночь не совсем подходит для этого? - Неужели это ее голос?
     - Раздевайся. - Валентин подошел ближе.
     - Нет, - отпрянула Вероника.
     - Почему нет?
     Хороший вопрос.
     - Я.., подумала о твоих словах. - Валентин снова подошел к девушке, и ей показалось, что перед ней стоит лев, готовый наброситься на свой обед. Вероника попятилась и уперлась спиной во входную дверь.
     - И что? - настаивал на ответе Валентин, и девушка поняла, что она полностью потеряла нить своих мыслей.
     - Ну, я думала о твоих словах... Ты знаешь, у меня возникло несколько вопросов, и я постаралась понять... - Еще один его шаг вперед - и Вероника вжалась в деревянную дверь. - Я.., я думаю, что ты прав.
     - И давно ты так думаешь?
     - Со вчерашнего вечера. Я хочу сказать, что ты учитель, а я студентка. Поскольку у нас деловые отношения, мне не хочется рисковать ими, несмотря на содержание предмета. Так что, если тебе хочется.., просто опиши все на бумаге. - Да, насчет описания - это хорошая мысль, просто замечательная. - Напиши мне что-нибудь наподобие руководства. Я внимательно прочту все инструкции и найду кого-нибудь, чтобы испробовать эти вещи на себе.
     Кого-нибудь...
     - В самом деле? - прервал ее Валентин.
     Вероника собиралась сказать "менее грозного" и такого же неопытного, как и она сама, но испугалась: вдруг он подумает, что его статус призрака не возбуждает ее, и решила не спорить.
     Она кивнула:
     - Точно.
     - Так, значит, ты вовсе не прочь перейти к прикосновениям, но просто не хочешь прикасаться ко мне, да? - Замешательство на лице Валентина сменилось неудовольствием.
     - Может быть.
     - Ты думаешь, я поверю такой чепухе? - И призрак подарил ей пьянящую, жадную улыбку. Веронику тут же охватила паника, сопровождаемая неожиданной вспышкой гнева.
     У парня было невероятное самомнение, что совсем неудивительно с его послужным списком. Но она вовсе не желала стать еще одним лицом, которое запечатлится в его памяти, и ей не хотелось, чтобы ее имя добавилось к списку его побед. Никаких любезностей.
     - Знаешь, Валентин, я поняла: ты совсем не привык к тому, чтобы женщины отказывали тебе.
     Я хочу сказать, что они, наверное, сами срывали с себя трусики, едва увидев тебя...
     - Панталоны, - прервал ее Валентин.
     - Что?
     - Панталоны, - повторил призрак, его низкий хриплый голос, словно холодный душ, остудил Веронику, - а не трусики.
     - Это к делу не относится.
     - Неужели?
     От близости Валентина мысли Вероники смешались, и она едва могла дышать.
     - Я этого делать не буду.
     - Не будешь делать чего?
     - Я не хочу ничего срывать с себя. - Девушка чуть сдвинулась в сторону, и ее пальцы обхватили ручку двери ванной: она придумала самый быстрый способ убежать от этого восхитительного мужского тепла. - Я собираюсь принять душ. - Холодный душ, просто ледяной!
     И чтобы больше не лгать. Вероника бросилась в ванную комнату, хлопнув дверью. Оказавшись одна, она прижалась спиной к деревянной двери и закрыла глаза. Что такое с ней случилось? Валентин добровольно согласился и был готов заняться ее обучением, тем более что Вероника сама хотела этого.
     Она мечтала об этом.
     Она мечтала о своем соединении с Валентином. Они вдвоем направили бы личную жизнь Мадам Икс на тропинку страсти, Но только не сейчас! Вероника была слишком напугана в последние несколько минут. Эмоции девушки были явно перегружены такой опасной близостью Валентина, эта близость внушала ей слишком много чувств - желание, отчаяние, страх. Она не боялась боли и страданий, она боялась забыть себя, забыть все, кроме этого мужчины.
     Вероника усилием воли попыталась избавиться от этих мыслей, включила душ и стала раздеваться. Сначала на пол упала ее футболка, потом джинсы, и девушка осталась только в трусиках и бюстгальтере.
     В комнате зазвонил телефон, но у Вероники не было желания подходить к нему. Она не могла снова встретиться с Валентином. С полностью обнаженным Валентином, - ..подумай, может быть, Софи и Роджер? - донесся через дверь голос Дженни. - Или Меган и Уолтер? Марси все еще болеет, и мы не спим допоздна. Позвони мне.
     Вероника попробовала температуру струи, посильнее открыла кран с холодной водой и потянулась расстегнуть крючки бюстгальтера.
     "Ты просто устала, - сказала она себе, - и Валентин застал тебя врасплох - Добрый старый голос разума, всегда готовый спасти Веронику, когда ее сердце начинало колотиться слишком быстро, а все мысли мгновенно исчезали в бешеном водовороте. - Ты напугалась еще по пути домой. Само собой разумеется, что после этого ты должна была испугаться совершенно обнаженного мужчину.., то есть призрака". Да, именно так. Он был призраком, просто призраком.
     Валентин был безвредным, временным, замечательным призраком.
     Бюстгальтер и трусики девушки тоже полетели на пол, и она потянула за занавеску душа.
     - Ты - жалкая лгунишка.
     Вероника повернулась, схватившись пальцами за пленку занавески. Кольца щелкнули, стержень прогнулся, и занавеска упала к ногам девушки.
     Обнаженный Валентин с усмешкой, от которой замирало сердце, стоял всего в нескольких дюймах от Вероники. Казалось, при его появлении из небольшой ванны исчез весь кислород. Его оценивающее выражение сменилось спокойной, порочной решимостью.
     - Я не лгу, - удалось сказать девушке, хотя она почти не могла дышать.
     - Ты хочешь сорвать свои панталоны.
     - Трусики. Но почему ты так в этом уверен?
     - Твое тело само говорит обо всем, милая. - Голубые глаза Валентина остановились на предательских бутонах ее груди, словно два лазерных луча, выискивающих цель, Вероника быстро закрыла свою грудь руками.
     - Выйди отсюда!
     - Только после того, как мы закончим наш урок. - Валентин шагнул вперед, а девушка отступила.
     - Никаких уроков! Я не хочу, чтобы ты...
     - Разве твоя мамочка не предупреждала тебя о том, что лгать нехорошо, милая?
     - Призрак вынудил девушку прижаться спиной к стене. Он оперся мускулистыми руками в кафель слева и справа от Вероники, лишая ее возможности двигаться и загораживая своим телом путь к спасению.
     - Что ты делаешь? - вскричала Вероника, когда Валентин наклонил голову и его губы потянулись к чувствительной раковине ее уха.
     - Шаг номер двадцать четыре.
     - Но я голая!
     - И я тоже.
     - Но...
     - Просто расслабься. - Эти слова прошелестели над ухом девушки, и волна тепла прокатилась по ее телу.
     - А если я скажу "нет"?
     Валентин отпрянул назад и пристально посмотрел в глаза Веронике. От этого взгляда девушка задрожала еще сильнее.
     - Я остановлюсь. - Призрак снова наклонил голову, и на этот раз Вероника почувствовала нечто большее, чем просто теплое дыхание. Горячие губы пощипывали и ласкали ухо девушки, и страх снова навалился на нее.
     Нет! Это слово было готово сорваться с ее языка Вероника уже открыла рот, но ей с трудом удалось выдавить из себя только:
     - А-ах.
     - Тебе приятно, милая? - проникла к ней в ухо волна палящего дыхания и возбуждающего чувственного прикосновения.
     О да, ей действительно было приятно. И это было уже проблемой. Ею язык скользнул по ее мочке, а затем переместился ниже, нежно прокладывая свой маршрут вдоль шеи. Валентин губами вбирал в себя немного кожи девушки и слегка прикусывал ее зубами. Этого было достаточно, чтобы по позвоночнику Вероники пробегала волна дрожи. Она застонала.
     "Проблема, - напомнил ей слабый внутренний голос. Большая проблема!"
     Глаза девушки на мгновение открылись, когда она почувствовала, как восставшая плоть Валентина упирается ей в живот. Определенно, у нее большая проблема, просто огромная проблема.
     Но проблема осталась: голос тела Вероники подавил голос ее разума. Что-то сломалось в ней, она не могла оттолкнуть Валентина и сказать единственное слово, которое бы остановило это.., это...
     - Двадцать семь, - прошептал призрак, пощипывая губами и лаская языком шею Вероники, а затем двинулся ниже - туда, где его горячие пальцы доставляли девушке мучительное наслаждение, скользя по нежной коже грудей. Ладони Валентина сжимали их упругую полноту, - шаги двадцать восемь и двадцать девять.
     Сильные пальцы щипали, покручивали и массировали соски Вероники, приводя их в состояние болезненного возбуждения, - шаг тридцать один.
     "Подожди-ка секундочку. А что случилось на тридцатом шаге?"
     Ох, да. Тридцатый шаг - это деликатное, мягкое и почтительное поглаживание кончиком пальца ее сосков, словно Валентин Тремейн никогда не видел ничего более красивого, не прикасался ни к чему более мягкому, не наслаждался таким огромным сокровищем...
     Можно было подумать, что дело обстоит именно так.
     Все-таки он был суперлюбовником, профессором наслаждения, богом страсти.
     И Вероника потеряла голову.
     "Возьми себя в руки, - сказала она себе, - борись за остатки здравого смысла. Просто скажи "нет"..."
     Это "нет" распалось и исчезло, как только горячие губы сомкнулись на возбужденном бутоне ее груди и начали ласкать его. Сначала мягко и слегка подразнивая, а затем все интенсивнее и настойчивее, доставляя девушке восхитительное наслаждение. , - ..тридцать три... - словно издалека донесся низкий хриплый шепот, когда Валентин скользнул языком к другой груди, чтобы доставить ей такое же сладкое мучение.
     В ушах Вероники раздавался бешеный стук ее сердца, сопровождаемый журчанием крови по венам и пением застоявшихся гормонов. Еще, еще, еще!
     Только прикосновения, напомнил девушке ее разум, они сейчас изучали только прикосновения. Ощущения были просто восхитительными, призналась себе Вероника, пока Валентин в течение долгого времени страстно ласкал ее грудь - так страстно, что все ее тело трепетало от наслаждения.
     - Я... Какой это шаг? - пыталась вспомнить она, чтобы успокоить биение своего сердца, запоминая каждое его движение - как вверх и вниз скользит кончик пальца по чувствительной коже ее грудей, как длинные волосы призрака переплетаются с ее собственными. От такой чувственной ласки кожа Вероники покрылась мурашками и девушка почти перестала дышать.
     - Тридцать два? - прошептала она. - Или мы уже прошли тридцать второй шаг?
     Валентин слегка отстранился от нее. Вероника открыла глаза и увидела, как он опустился на колени. Затем призрак поднял голову и пристально посмотрел ей в глаза своим обжигающим взглядом. Сердце девушки сломало ограничитель скорости и, лишившись своего последнего предохранителя, начало биться все быстрее и быстрее.
     Во всем было виновато ослепительное пламя, танцевавшее в необыкновенно голубых глазах Валентина. Оно обещало Веронике восхитительное удовольствие - невероятно восхитительное удовольствие.
     Глаза призрака закрылись, и его язык сначала скользнул по пупку девушки, а потом стал опускаться ниже и ниже. Опытные руки прикоснулись к бедру Вероники, приподняли ногу и опустили ее к себе на плечо. Кончик пальца Валентина прикоснулся к гладким и чувствительным складкам, и полузадушенный крик вырвался из ее горла.
     - Боже мой, ты само совершенство, - прошептал Валентин. - Твоя плоть такая горячая, влажная и напряженная. - Это открытие, казалось, одновременно и раздражало, и восхищало его.
     Девушка почувствовала смятение, царящее в душе Валентина, когда он скользнул длинным тонким пальцем внутрь ее скользкого ущелья. С губ Вероники сорвался стон.
     К первому пальцу присоединился второй, погружаясь глубже и вызывая у девушки восхитительные ощущения. Тело Вероники напряглось в ответ, сжимая пальцы Валентина и подаваясь навстречу их движениям. Оно будто наслаждалось своими ощущениями, вызванными прикосновением мужчины.
     Девушка откинула голову, волна дрожи пробежала по ее телу. Вероника обратила внимание на свое отражение в маленьком зеркале ванной и почувствовала угрызения совести от открывшейся ей картины. Она стояла, прислонившись к стене, а у нее между ног на коленях стоял Валентин.
     Загорелая кожа его сильного, мощного тела резко контрастировала с бледной кожей ее ноги, закинутой на широкое мужское плечо.
     Губы Вероники были слегка приоткрыты, грудь вздымалась с каждым неистовым вздохом, ее соски все еще были влажными, возбужденными и розовыми после того, как над ними поработали губы и язык призрака.
     Затем Валентин провел языком по сердцу женственности Вероники, и она перестала дышать. Глаза девушки закрылись, когда он прошептал, что в восторге от ее сладкого вкуса. Тепло его дыхания еще больше возбудило Веронику, а потом к любовной игре языка Валентина присоединились еще и губы.
     - Это какой шаг? - смогла прохрипеть девушка, из последних сил стараясь сохранить последние крохи рассудка. "Это уроки, - напомнила она себе, - уроки прикосновений, и ничего более".
     Горячий смешок пронзил ее трепещущую плоть.
     - Тридцать шестой, - прошептал Валентин. - Наверное. - После этого он приступил к очень подробной демонстрации, и память Вероники отказалась что-либо воспринимать, когда одно потрясающее ощущение сменялось другим.
     Ее тело изогнулось дугой навстречу губам Валентина, умоляя о большем. Несмотря на то что его губы и язык дарили девушке безумное наслаждение, ей хотелось большего - она хотела почувствовать его плоть, сильную и мощную, глубоко проникающую в ее тело...
     Настойчивый звонок телефона заглушил стук сердца Вероники и ток крови в венах. Звонки продолжались, и наконец сработал автоответчик:
     - Здравствуйте, это Вероника...
     Голос девушки на автоответчике сменился скучным монотонным потрескиванием в тот момент, когда ее тело было готово взорваться. Веронике становилось все жарче и жарче, тепло поднималось все выше и выше, подпитывая топливом ее желание. Наконец она сжала плечи Валентина, умоляя избавить ее от страданий.
     - Пожалуйста, Валентин, ты мне нужен. Я хочу почувствовать тебя всем своим телом. Пожалуйста.
     Из комнаты послышался голос Харви Моулета, записывающийся на автоответчик.
     - ..У меня для вас есть хорошие новости. Эмма Уилбур вышла замуж за жителя "Небесных ворот" Майкла Уоррена.
     Эмма...
     Возбуждение Вероники нарастало, тепло поднималось все выше.
     Валентин остановился. Он не двигался и не отстранялся, а просто замер, удерживая девушку на этой ступени наслаждения.
     - Пожалуйста! - Вероника не могла сама помочь себе. В этот момент, когда горячее дыхание Валентина обдувало ее самые чувствительные точки, когда его руки обжигали ягодицы и удерживали ее на месте, когда его покрытое щетиной лицо царапало нежную кожу ее бедер, она была рабыней своих чувств, рабыней державшего ее мужчины. - Пожалуйста! - снова повторила она.
     - Нет, - хриплым и страдальческим голосом ответил призрак. Казалось, ему потребовалось собрать воедино всю свою силу воли, чтобы отказать ей.
     Так оно и было на самом деле. Плечи Валентина дрожали под ладонями девушки, его мышцы были сильно напряжены. Вероника чувствовала себя как заводная игрушка с заведенной до предела пружиной, и кто-то все еще удерживал ключик, не давая выхода запасенной внутри энергии. Если он отпустит ключик, то игрушка начнет вращаться.
     - Ма douce amie, - прохрипел Валентин, - я не могу...
     Он отпустил Веронику, встал и повернулся к ней спиной, опустив руки. Казалось, что Валентин невероятным усилием воли сдерживает себя, стараясь не прикоснуться к девушке.
     Веронику охватила паника, и ее дрожащие ноги обрели способность двигаться. Девушку испугало вовсе не отчаянное поведение Валентина, а его слова: "Ма douce amie" - моя любимая.
     Она убежала в комнату, схватила халат со стула, накинула его на себя и дрожащими пальцами стала набирать номер Харви. Ей просто необходимо было чем-нибудь заняться, чтобы отвлечься и не смотреть на Валентина.
     - Я не смогла подойти к телефону, когда вы звонили, - объяснила Вероника, молясь Богу, чтобы ее голос не дрожал от переполнявших ее чувств.
     - Вы слышали сообщение? Извините, что я позвонил в столь поздний час, но вы попросили звонить, как только мне удастся отыскать какую-нибудь информацию, - сказал Харви.
     - Все нормально, просто я боюсь, что не полностью слышала ваше сообщение.
     - Ваша Эмма - это Эмма Уоррен. Эмма Уоррен была знаменитой личностью в "Небесных воротах".
     - Значит, нам не сложно будет установить, кто ее отец, правда?
     - Не совсем, но по крайней мере теперь у нас есть несколько возможных путей поиска. Поскольку Эмма Уоррен была выдающейся особой в нашем обществе, то, вероятно, ее имя должно упоминаться в письменных свидетельствах того времени. Кроме того, еще остается кладбище, музей и старые газетные архивы. Когда вы сможете подъехать к нам?
     - Дайте подумать... Сегодня четверг. Завтра у меня занятия, потом работа, но в субботу я могу прямо с утра отправиться к вам.
     - Жду вас к восьми часам, а за оставшееся время я поищу еще чего-нибудь.
     - Спасибо вам, Харви.
     - Не за что. Местные историки существуют как раз для таких случаев.
     Вероника повесила трубку, повернулась и увидела, что за ее спиной стоит Валентин. К счастью, он уже был одет, но огонь все еще ярко пылал в его голубых глазах, словно отражение ее собственных бушующих чувств.
     Страсть... Но это было выше страсти.
     Это чувство никак нельзя было назвать страстью, потому что желание заняться с Валентином любовью отошло на второй план. Теперь Веронике гораздо сильнее хотелось, чтобы он просто обнял ее и без конца повторял эти сладкие слова.
     "Ма douce amie".
     И это напугало девушку до смерти.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.4719 сек.