Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Женский роман

Кимберли РЭНДЕЛЛ - В ПОЛНОЧНЫЙ ЧАС

Скачать Кимберли РЭНДЕЛЛ - В ПОЛНОЧНЫЙ ЧАС

***

     Кафе было забито, как всегда. Вероника и Дельта устроились за угловым столиком и решили скрасить свои несчастья, взяв по два огромных куска шоколадно-ромового торта.
     - Ронни? - сквозь гомон толпы донесся голос Дэнни.
     Вероника подняла голову и увидела, как юноша пробирается между столиков. Когда Дэнни подошел к их столику, он поздоровался с Дельтой, а потом повернулся к Веронике. - Что ты здесь делаешь?
     - Ем десерт.
     - Ты? Но ты же не пьешь.
     Вероника подцепила последний кусочек торта с первой тарелки и облизала вилку.
     - Я и не пью, я ем.
     Дэнни посмотрел на второй кусок пропитанного ромом торта, который поджидал девушку:
     - Этого хватит на двоих.
     Вероника ухмыльнулась и потянулась за второй тарелкой.
     - Хочешь попробовать?
     Дэнни отрицательно замотал головой:
     - Я за рулем.
     - Но у тебя же нет машины.
     - Это машина Ванды. Она попросила, чтобы я встретил ее здесь. Мы собираемся поехать к ней заниматься.
     - Заниматься? - Дельта удивленно подняла брови. - Теперь это так называется?
     - К несчастью, - проворчал Дэнни.
     - Как прошло твое свидание прошлой ночью?, - спросила Вероника.
     - Все начиналось замечательно. Мы зашли к ней в комнату, а потом явилась одна из ее подруг. На этом наше свидание закончилось.
     - Любовь - отвратительное чувство, - сказала Дельта, полив малиновым ликером свой чудовищный кусок торта, прежде чем отправить его в рот.
     - Да, - согласилась Вероника, доедая второй кусок ромового наслаждения. Или, может быть, это был третий кусок?
     - Да, - сказал Дэнни, садясь рядом с девушкой и печально посмотрев на столик около входа, где сидела Ванда в компании своих друзей - несколько девушек из группы поддержки команды и несколько великолепных парней-футболистов. Он взглянул на часы.
     - Ты пьешь свое лекарство? - спросила Вероника.
     - Понимаешь, у меня зачет в семь утра, а нам еще надо позаниматься сегодня ночью.
     - Тогда бросай все это и отправляйся домой без нее, - посоветовала Дэнни Вероника. - Тебе нужно подумать о себе.
     - Но Ванда сейчас изучает математический анализ и плохо в нем разбирается. Кроме того, я надеюсь, что это занятие перейдет в наше второе свидание. Перед учебой мы собрались немного перекусить.
     - Вот, дорогой, - сказала Дельта, поднося ко рту юноши кусок торта, с которого капал ликер, - это поможет.
     Дэнни отвел ее руку.
     - Я не голоден.
     Дельта пожала плечами.
     - При чем здесь голод, милый? - сказала она, с удовольствием проглотив торт. - Это просто приятно.
     - Да, - сказала Вероника, подцепляя еще один кусочек. Ее вкусовые рецепторы запели от восторга почти так же громко, как пели ее беспокойные гормоны.
     Еще один кусочек - и она закрыла глаза, почувствовав прилив сладости, сопровождаемый блаженным теплом, растекающимся по животу и поднимающимся выше. Хотя это тепло и не было таким горячим, как тот огненный шквал, который пронесся по телу Вероники прошлой ночью благодаря любезности Валентина, но по крайней мере она провела пять минут, не задумываясь о том, что делает призрак.
     Ждет ли он ее?
     Думает ли он о ней?
     Девушка нахмурилась и взяла еще один кусочек торта, большой кусочек.
     Дэнни оглянулся, а потом снова посмотрел на часы.
     Вероника направила на него свою вилку.
     - Почему бы тебе просто не сходить туда и не сказать ей, что ты собираешься уходить?
     - Я не хочу мешать ей, - ответил юноша, теребя салфетку. - Она разговаривает со своими друзьями.
     - Она вместе с ними идет к двери, - сказала Дельта, показывая на выход.
     - Что? - Дэнни резко обернулся и успел заметить, как Ванда помахала ему рукой, сказала одними губами "извини" и исчезла, - Ладно, меня отвергли, - пробормотал он. Тряхнув головой, Дэнни взял вилку Дельты.
     Она удивленно подняла брови:
     - Я думала, что ты не голоден.
     - А я и не голоден, - Дэнни подцепил вилкой кусочек торта, - я несчастен.
     - Добро пожаловать в наш клуб! - Дельта подозвала официантку и заказала еще торт.
     - Любовь - отвратительное чувство, - сказал Дэнни, и все трое подняли вилки в искреннем салюте.
     Любовь, конечно, отвратительное чувство, но Веронике нечего беспокоиться по этому поводу. Она не влюблена У нее просто страсть.
     Страсть, понятно?
     Это не любовь, любовь не для нее. Ей нельзя любить ни за что на свете, ни в коем случае!
     Это торт виноват в том, что в голову приходят такие безумные мысли, будто она действительно хочет видеть Валентина.
     Все это Вероника повторяла про себя, пока, спотыкаясь, шла домой; голова у нее гудела, а во рту все еще пощипывало от перенасыщения сахаром.
     Подойдя к своей квартире, девушка нащупала ключ, смешок слетел с ее губ, а сердце забилось в предвкушении встречи.
     В предвкушении? Скорее от ромового торта. Она съела три куска. Или, может быть, четыре?
     - Проклятый ключ, - пробормотала Вероника, удивляясь, почему ее губы стали вдруг такими толстыми. И, черт возьми, пол почему-то заходил у нее под ногами.
     Она вставила ключ в замок Только бы попасть домой...
     Тогда она сможет сесть, пол не будет ходить у нее под ногами, и, может быть, рассеется этот проклятый туман, застилающий ей глаза...
     - Ой! - пронзительно вскрикнула девушка, когда дверь внезапно распахнулась и она сразу же очутилась в, объятиях Валентина.
     Сильные руки сомкнулись вокруг ее тела. Не успела Вероника перевести дух, как аромат настоящего мужчины, кожи и свежей воды просочился в ее ноздри и мозг. Это невозможно было выдержать. Жар опалил ее пальцы, когда она уперлась руками в жесткую грудь Валентина.
     Девушка подняла голову и встретилась взглядом с необыкновенно голубыми глазами призрака.
     - Я... - Слова застряли у нее в горле.
     - С тобой все нормально, - с облегчением сказал Валентин. - Я ужасно беспокоился.
     - Ты беспокоился? - От этой мысли радость побежала по телу Вероники. Ее руки обвились вокруг шеи Валентина.
     - Торт, - пробормотала она, отстраняясь от него, чтобы окончательно не потерять рассудок. Потому что мужчина не мог быть таким горячим, таким правильным...
     Однако облегчение Валентина, казалось, сменилось гневом, как только он взглянул на девушку.
     - Где ты, черт возьми, была?
     От одного вида его насупленных бровей и прищуренных глаз с Вероникой что-то случилось. Она необыкновенно разволновалась, потом отчаянно замотала головой.
     - Со мной ничего не произошло, - проговорила девушка, и лицо Валентина потемнело.
     - Ты напилась.
     - Ага! Это ты так думаешь. На самом деле я наелась.
     Валентин стиснул зубы, желваки заходили у него на лице, а губы вытянулись в тонкую линию.
     - Пока я здесь схожу с ума, переживая за нее, она напивается. Пьянь! - Его слова больно били девушку. - Ты пьяна.
     - Нет, я не пьяна, - запротестовала Вероника, несмотря на внезапное возмущение своего желудка. - Впрочем, тебя это никак не касается. Ты.., просто торт.
     - Что?
     - Торт. - Девушка постучала пальцем по груди Валентина. - Я чувствую себя так благодаря торту, потому что ни за что на свете я тебя не полюблю.
     Разве это ее голос? Да, ее, но только это не голос разума. Это голос расстроенной, полупьяной - желудок Вероники снова подпрыгнул вверх, - пардон, очень пьяной женщины, только что съевшей тысячи калорий пищи, которые теперь спешат к ее бедрам, животу, ягодицам.
     - О Боже! - Слезы уже наворачивались на глаза девушки.
     У Валентина Тремейна был свой надежный метод, как обращаться с плачущей женщиной. В конце концов он практиковался годами, обнимая женщин, успокаивая их и выслушивая. Женщины любили мужчин, которые не теряли присутствия духа и спокойно выслушивали их.
     - А я беспокоился! - закричал он. - Неужели у тебя нет ни капли ответственности?
     Вероника еще не успела ничего ответить, как Валентин шагнул к ней. Она попятилась назад, пока не уперлась спиной в стену.
     - Несколько часов, - прорычал призрак, - я жду уже несколько часов! Я думал, что кто-то перерезал твою красивую маленькую шейку или тебя переехал какой-нибудь чертов автомобиль. Я думал, что ты мертва!
     - Хорошие новости. - Вероника шмыгнула носом и нерешительно улыбнулась Валентину. - Я еще не умерла.
     - Пока не умерла, - улыбнулся Валентин. Его грозная, злая улыбка должна была стереть радостное выражение с лица Вероники. - Я с удовольствием позабочусь об этом сам.
     Девушка побледнела.
     - Я...
     - Да?
     - Я... - Вероника облизала пересохшие дрожащие губы. - Я.., я думаю, что сейчас ты весь будешь в ромовом торте. - Она, спотыкаясь, обошла Валентина и рванулась в ванную. Девушка сделала несколько быстрых шагов, пошатнулась, и у нее подогнулись колени.
     Валентин поймал ее, не дав упасть на пол. Хотя ему очень сильно хотелось задушить Веронику, ее печальное лицо несколько поубавило его решимость. На время.
     "Позже, - сказал он себе. - Я убью ее позже".
     - Быстрее, - удалось выдавить Веронике, перед тем как ее желудок снова подпрыгнул вверх. Она сжала губы, чувствуя приближающуюся волну тошноты.
     Через некоторое время девушка почувствовала, что стоит на холодном кафельном полу, уцепившись пальцами за край ванны.
     Прошло довольно много времени, пока ее желудок освободился по меньшей мере от половины съеденного ею торта и немного успокоился. Наконец-то она смогла умыться и прополоскать рот. Вероника была готова свернуться калачиком здесь же на полу, потому что ноги дрожали и не слушались ее. Но в этот момент Валентин поднял ее на руки и отнес на кровать.
     Он собрался было помочь девушке снять испачканную футболку, но она оттолкнула его руки. Валентин уже хотел поспорить с Вероникой, но потом внимательно посмотрел на ее губы, затем на груди. Закончив свой осмотр, он не только одернул футболку девушки, но и накинул сверху покрывало в качестве ее дополнительной защиты.
     Или своей собственной.
     - Засыпай, Рыжуля. - Валентин выключил свет. Кожное кресло заскрипело, когда он уселся, намереваясь, как обычно, сохранять дистанцию.
     - Извини, - пробормотала Вероника, закрывая глаза, кутаясь в покрывало и молясь, чтобы ее желудок снова не взбунтовался. - Я совсем не собиралась тебя огорчать.
     - Давай спи, - прорычал Валентин, словно она напомнила ему о том, что он сердит. Однако его палец нежно поглаживал щеку девушки, и это свидетельствовало о чем угодно, но только не о злости.
     Неужели это чьи-то пальцы? Да, определенно пальцы...
     Он нежно и ласково касался ее кожи, и это было так.., приятно.
     Вероника резко открыла глаза, но увидела перед собой только темноту.
     Показалось, решила она. Во всем виноват этот ромовый торт. Девушка повернулась на бок и похоронила в подушках свою голову. Она не могла совершить ничего более глупого и безрассудного, как влюбиться в призрака. Видно, пришла ее пора влюбиться.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1001 сек.