Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Женский роман

Кимберли РЭНДЕЛЛ - В ПОЛНОЧНЫЙ ЧАС

Скачать Кимберли РЭНДЕЛЛ - В ПОЛНОЧНЫЙ ЧАС

Глава 2

     - Ронни! Ты не заболела? - спросила мамочка и громко постучала в дверь.
     Вероника спрятала голову под подушку.
     - Еще пять минут! - взмолилась она. - Пять жалких минут!
     - Вероника! Вставай и приводи себя в порядок, иначе опоздаешь на школьный автобус.
     - Фу-у! Я ненавижу школу, мамочка. Мои платья слишком длинные и безобразные, и мои волосы тоже слишком длинны и некрасивы. Я самая невзрачная девочка во всей школе. Разреши мне сегодня пропустить занятия, пожалуйста!
     - Чепуха. У тебя вполне приличные и женственные платья, а своими волосами ты просто можешь гордиться.
     И сама ты выглядишь как настоящая юная леди, Вероника.
     Не забывай, ты представляешь нашу семью.
     - Когда выгляжу так безобразно?
     - Традиционно, дорогая.
     Бам! Бам! Бам!
     - Входи, мама, - проворчала Вероника в подушку.
     Традиционно или безобразно - разве в этом есть какая-то разница?
     Она с трудом приоткрыла один глаз - только для того, чтобы сразу же зажмурить его от слепящего потока солнечного света, проникающего сквозь стекла створчатых дверей.
     Стоп, но в ее спальне не было никаких дверей с этой стороны комнаты! Только розовые занавески с оборками и шторы с кружевами по краям...
     Вероника улыбнулась в подушку. Она была не дома, а в своей собственной квартире, в своей собственной кровати, и она уже не ученица средней школы. Значит, Бог все-таки есть!
     Но наверное, сам дьявол стучал в дверь.
     Бам! Бам! Бам!
     - Вероника! - Стук превратился в дробь, словно зайчик из рекламы батареек "Энерджайзер" продолжал и продолжал колотить в свой барабан... - Если ты жива и можешь двигаться, пожалуйста, открой!
     - Иду! - Девушка с трудом приподнялась на локтях.
     - Вероника! Если ты жива, то тебе лучше немедленно подойти к двери. В противном случае я буду считать, что произошло что-то ужасное.
     "Иду!" - хотела закричать девушка, но вместо крика раздалось лишь жалкое кваканье. Она нащупала рукой банку, в которой осталось немного содовой после вчерашнего вечера, и схватила ее. Вероника отпила большой глоток и замерла в ожидании действия кофеина.
     Ох, нет. Она же купила воду без кофеина. Тьфу!
     - Даю тебе последнюю возможность, и если ты не откроешь, я вызову смотрителя! Когда он придет и обнаружит, что ты не мертва, ты сама захочешь умереть. Он не будет терять время и кричать: "Проснись, Новый Орлеан".
     - Подожди секундочку. - Вероника наконец пришла в себя.
     Дэнни, барабанящий в ее дверь. Солнечный свет. "Проснись, Новый Орлеан"... Нет!
     Девушка взглянула на часы, и ее сердце остановилось: без пяти восемь.
     Этого не может быть! В восемь часов у нее занятия, а до университетского городка целых пятнадцать минут ходьбы. На машине это заняло бы еще больше времени, потому что полчаса ушло бы на то, чтобы найти место для проклятой парковки, а ведь еще нужно одеться, умыться и...
     Вероника снова уставилась на тонкие черные стрелки будильника. Теперь они показывали уже семь пятьдесят шесть.
     - Ронни! - снова раздался обеспокоенный голос Дэнни. - Я пошел за мистером Сэмсом и еще вернусь. Итак, я пошел...
     - Нет! - Вероника мгновенно перебросила ноги через край кровати, охваченная страхом. Этот страх мог в любое время заменить ей дозу кофеина. - Я иду!
     - Даю тебе пять секунд, чтобы открыть эту дверь. В противном случае я буду считать, что с тобой что-то произошло. Пять, четыре...
     Девушка одернула футболку и встала. Ее ступни коснулись шелковых трусиков, которые были на ней вчера вечером.
     - Три...
     Холодный воздух проник под футболку, и в этот момент на девушку обрушился ее ночной сон.
     - Два.
     Она замерла. Каждый нерв ее тела покалывало от воспоминаний. Вероника вспомнила, как сжимались ее внутренности в ритме бешеного наслаждения.
     Боже всемогущий! Девушка перевела дух. Неужели она действительно... И он на самом деле...
     - Один.
     Стоп, девочка! Его не было, он был сном, вызванным стрессом, избытком гормонов и неполноценной пищей. Она съела вполне достаточно, чтобы теперь долгое время общаться со стоматологом и кардиологом.
     Пристальный взгляд Вероники упал на смятые трусики, и на ее лице появилось по крайней мере с десяток различных оттенков красного цвета. Одно дело - фантазировать и наблюдать за своими фантазиями, и совсем другое - участвовать в них, пусть даже бессознательно. Она, несомненно, сама сняла трусики и трогала себя, вызывая соответствующую реакцию своего тела. Черт возьми!..
     Прошло всего несколько мгновений, во время которых Вероника пыталась успокоить еще одну волну своего смущения, и дверь затряслась, а до уха девушки донесся ворчливый голос мистера Сэмса:
     - Черт возьми, мальчик. Им придется сегодня утром обратиться за помощью к святым Нового Орлеана, чтобы я не заметил этого. Лучше, чтобы все было хорошо, или я разобью чьи-то головы.
     Что-то лязгнуло, щелкнули задвижки замка, и дверная ручка задрожала.
     - Нет! - вскрикнула Вероника, хватая свои трусики.
     Девушка успела добежать к двери за секунду перед тем, как она открылась, и навесить цепочку.
     - Со мной все в порядке, - сказала она, прислонившись к двери. Ее голос был спокойным, невозмутимым и рассудительным...
     "Возьми себя в руки!" - приказала себе Вероника.
     - Ты не заболела? - раздался озабоченный голос Дэнни с другой стороны. - Я стучался к тебе по меньшей мере минут десять!
     - Я прекрасно себя чувствую, просто сегодня проспала.
     Объяснение девушки было встречено замысловатым ругательством мистера Сэмса и удивленным вопросом Дэнни:
     - Ты?
     - Подожди несколько минут - я приведу себя в порядок.
     В течение следующих десяти минут Вероника двигалась со скоростью света. Она умылась, расчесала волосы, быстро напялила на себя чистую одежду, допила содовую и собрала сумку. При этом девушка больше не теряла самообладания.
     Потянувшись за лежащим на тумбочке учебником, она заметила заложенный внутрь листок бумаги. Вероника почувствовала огромное облегчение и молча поблагодарила всех святых за то, что у нее хватило здравого смысла написать вечером свое задание. В противном случае она была бы в глубокой, глубокой.., как выразился бы мистер Сэме.
     - Ты что, больна? - Дэнни присоединился к ней в тот момент, когда она выходила из квартиры. - Тебе следовало бы извиниться за то, что ты так меня напугала. - Он неотступно следовал за Вероникой по коридору к входной двери. - - Я проспала.
     - Прости, не расслышал, что ты сказала?
     - Ты прекрасно все слышал. - Девушка подавила зевок, открыла банку с "Поцелуем Херши" и жадно глотнула живительной влаги, решив все-таки так или иначе получить свою порцию кофеина. - Я легла после двенадцати и проспала.
     - А я лег в два и, несмотря на это, свеж, как маргаритка. Правда, я принимаю новый витаминный комплекс "Энергетический стимулятор".
     - В два часа? - Вероника забросила за плечо сумку с книгами и удивленно подняла брови. - Важное свидание?
     Обеспокоенное выражение на лице Дэнни сменилось разочарованием, пока он сопровождал девушку по ступенькам парадной лестницы дома, построенного в восемнадцатом веке. Сейчас в нем размещалось полдюжины небольших квартирок, одну из которых и занимала Вероника.
     Наконец они вышли на улицу, залитую лучами утреннего солнечного света.
     - У Ванды сегодня экзамен по математике.
     Черноволосый, смуглый, с темными карими глазами, Дэнни Будрокс был похож на Дэвида Копперфилда. Он носил очки в тонкой оправе, был целеустремленным и очень-очень умным; его ожидало светлое будущее инженера-механика. Если бы только единственная и неповторимая, специализирующаяся на диететике Ванда Делюк - капитан команды болельщиков, сто семьдесят сантиметров горячего женского тела - увидела половину тех качеств Дэнни, которые в нем видела Вероника, он был бы на седьмом небе от счастья. А так юноша был просто учителем Ванды, и для него это было настоящим адом.
     - Ванда занималась до двух часов? А я думала, она черпает знания из учебников. - Вероника ступила на тротуар и завернула за угол.
     - На самом деле мы начали заниматься только в двенадцать. Она не может прикоснуться к учебникам сразу после тренировок. Затем ей нужно было принять душ, поесть и позаниматься йогой. Я пришел к ней, когда она освободилась.
     Вероника внезапно почувствовала прилив сочувствия, и ей страшно захотелось, чтобы блестящие белокурые волосы Ванды встали дыбом и торчали во все стороны.
     - Ванда заставила тебя ждать, пока она совершит свой вечерний ритуал и посмотрит Леттермана?
     - Она совершает вечерний ритуал в компании своих подруг, так что на самом деле это не ее вина. Я сам предложил ей подождать.
     - Она эксплуатирует тебя, а ты позволяешь ей это делать.
     Дэнни пожал плечами.
     - Я нужен ей.
     - Ее нужно хорошенько выпороть. Если она хочет учиться, тогда, конечно, помоги ей, но перестань подстраиваться под ее распорядок. Ты сам должен назначать время и место. Ванде это пойдет только на пользу. - Вероника поправила на плече сумку и сдержала желание посмотреть на часы. Она и так уже опоздала, поэтому не стоит волноваться по поводу реакции Гайдри и портить себе настроение еще по дороге в университет.
     Но несмотря на эти мысли, Вероника зашагала быстрее.
     - Почему бы тебе просто не пригласить ее куда-нибудь?
     - Ванду? Разве она пойдет? , - Ты никогда этого не узнаешь, пока не попробуешь.
     - Я хорошо знаю, что я не в ее вкусе. Она встречается только с мускулистыми и безмозглыми парнями.
     - Ты тоже мускулистый, - сказала Вероника, когда они подошли к перекрестку и остановились.
     Девушка взглянула на Дэнни, пока они стояли и ждали, когда загорится зеленый свет. - Хотя у тебя больше мозгов, но фигура тоже неплохая. Конечно, ты немного худощав, но на самом деле хорошо сложен. К тому же ты заботишься о своем здоровье, всегда покупаешь и принимаешь все эти витамины. Ванда может многое потерять.
     - Очень плохо, что она этого все еще не понимает.
     - Поймет, особенно если ты слегка поможешь ей в этом. Скажи Ванде, что тебе кто-то нравится.
     - Ого! Кто мне советует в любовных делах! Когда ты сама в последний раз встречалась с парнем?
     Вероника старалась не поддаться волне тепла, нахлынувшей на нее при воспоминании о вчерашней ночи. Это было что-то другое, но только не свидание. Просто сон, безвредный сон.
     "Пьянящий сон, крепкий и страстный", - поправил ее внутренний голос.
     Девушка вытерла капельки пота у себя на виске, воздав благодарность Всевышнему, когда зажегся зеленый свет и надпись "Идите". Когда она стала переходить улицу, ее взгляд задержался на молодом человеке, идущем им навстречу. У него была крупная и мускулистая фигура, как у футболиста. Черная футболка была украшена розовым силуэтом Элвиса Пресли и словами "Самое лучшее - это пламенная любовь". Вероника не привыкла привлекать чье-то внимание. Благодаря ее мешковатой одежде и неяркой внешности большинство мужчин смотрели мимо нее. Однако мистер "Самое лучшее" смотрел прямо ей в глаза.
     - ..Ронни!
     - А.., да?
     - Свидание, - напомнил ей Дэнни. - Когда ты в последний раз ходила на свидание?
     Вероника снова переключила внимание на своего друга:
     - Наверное, года три назад, но я на это не жалуюсь.
     - Три года, - повторил Дэнни, покачав головой. - А я думал, что только мне одиноко.
     - Спасибо тебе большое, но мне не одиноко. - "Со вчерашнего вечера", - добавила Вероника про себя.
     - Посмотри в глаза действительности, Ронни. Я мог бы дать тебе несколько коротких уроков, да и мне не мешает потренироваться.
     Девушка вздохнула и остановилась на следующем перекрестке.
     - У меня нет ни времени, ни сил для любви.
     - А я и не говорю о любви. Я говорю о сексе, о небольшом физическом упражнении.
     - С моим распорядком дня мне довольно трудно выкроить время даже на сон. - Зажегся зеленый свет, и Вероника рванулась вперед.
     Дэнни тут же нагнал ее.
     - Это займет всего лишь пятнадцать минут.
     Девушка искоса посмотрела на него. Пятнадцать минут? Ее сон длился гораздо дольше.
     - Ну хорошо, может быть, двадцать или двадцать пять, все зависит от...
     - От чего? - спросила Вероника.
     Дэнни криво ухмыльнулся в ответ:
     - Ты же сама говорила, что единственная из группы выбрала курс Гайдри.
     Вероника нахмурилась:
     - Ты же знаешь, что я выбрала его курс только потому, что мне нужен еще один факультативный предмет, а Гайдри - единственный, кто проводит занятия рано утром.
     - Это они все так говорят.
     - Я серьезно, Дэнни, И кроме того, Гайдри не учит меня небольшим физическим упражнениям.
     - Конечно. Тогда скажи мне, - продолжил Дэнни, - что за катаклизм заставил необыкновенно пунктуальную Веронику Пэрриш подняться так поздно? У тебя взорвался будильник?
     Улыбка заиграла на губах девушки:
     - Я в первый раз спала в своей новой кровати, с тех пор как ее доставили из магазина.
     Дэнни выжидающе поднял брови.
     - Тебе было очень уютно, да?
     Девушка кашлянула, чтобы освободиться от внезапной сухости в горле.
     - Уютно - это не то слово, чтобы полностью выразить мои чувства. - Вероника подумала о том, что это было просто потрясающе, умопомрачительно, захватывающе. - Но наверное, можно сказать и так.
     - Здорово, - сказал Дэнни с мечтательным выражением лица. - Нет ничего лучше новой кровати. Я сплю на старом слежавшемся матрасе с тех пор, как мне исполнилось пять лет.
     Меньше всего Вероника думала о матрасе. Девушка чувствовала, как покалывает кожу на голове, словно кто-то мягко проводил пальцами по ее волосам. Она вспоминала знойный голос - низкий баритон успокаивал и усыплял ее.
     "Спокойной ночи, Рыжуля. Спокойной ночи".
     Рыжуля. Вероника слышала это слово так много раз. Девушку с ярко-красными волосами в южной Луизиане обязательно иногда называли рыжей, пока она не становилась взрослой. Но никто никогда не произносил это прозвище так, как мужчина из ее сна. Может быть, причиной служил низкий тембр его голоса или то, как он протяжно произносил букву "Р", но одного этого слова было вполне достаточно, чтобы вызвать у Вероники дрожь и лишить ее самообладания. То же самое можно было сказать и относительно его прикосновений.
     Гм... Его прикосновения.
     Грудь девушки неожиданно напряглась, бедра заныли, и Вероника почувствовала какое-то необъяснимое желание, которому не могла подыскать названия.
     Девушка перевела дух, приказала своему телу успокоиться и бросила взгляд на часы. Махнув Дэнни на прощание, она рванулась и со всех ног побежала через университетский городок.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.115 сек.