Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Женский роман

Кимберли РЭНДЕЛЛ - В ПОЛНОЧНЫЙ ЧАС

Скачать Кимберли РЭНДЕЛЛ - В ПОЛНОЧНЫЙ ЧАС

***

     Валентин уяснил для себя два важных обстоятельства, когда увидел, как на пороге квартиры появилась Вероника.
     Первое - она сегодня пришла домой рано, и второе - она определенно что-то задумала.
     Когда девушка, совершенно не обращая на него внимания, сразу же подошла к музыкальному центру, чтобы вставить диск, подозрения Валентина усилились.
     Он стал было подниматься со стула, но Вероника повернулась, пронзила его горячим взглядом и начала раскачиваться под зажигательную мелодию, раздавшуюся из динамиков.
     Валентин опустился на краешек стула.
     - Ты сегодня не пошла в "Джейк"?
     - Пришло время выпускного экзамена. - Несмотря на нервный блеск в глазах призрака. Вероника сбросила шлепанцы и коснулась чуть дрожащими руками пояса своего халата. Валентина захлестнула волна паники.
     Она раздевалась. Она раздевалась прямо здесь и прямо сейчас - передним!
     "Встань, мужчина! Встань и не дай ей этого сделать!"
     Но Валентин не мог пошевелиться, он не мог даже дышать, когда белый махровый халат упал возле щиколоток девушки. На Веронике остались только маленькие полоски кружевного черного белья. Валентин никогда не видел такого белья; оно, видимо, было таким же редким, как и корсет, но невероятно более открытым.
     Черные кружева оттеняли кожу Вероники, на их фоне она выглядела белоснежной и совершенной. Длинные черные чулки почти полностью закрывали длинные ноги девушки. Полоска мягкой белой кожи начиналась там, где заканчивались чулки, и дразняще тянулась вверх, где высоко на бедрах сидели черные кружевные трусики. Валентин заметил, как сквозь черные кружева треугольничка. между ног Вероники слегка проглядывает рыжий шелк волос. Потом он с трудом заставил себя поднять взгляд на едва прикрытые груди. Соски девушки выделялись на фоне черных кружев, сквозь тонкий материал просвечивали бледно-розовые круги. У Валентина пересохло во рту.
     - Черт возьми! - Его голос был хриплым и срывающимся. - Ты же не.., твоя одежда не...
     Вероника стояла так близко и выглядела столь соблазнительно, что Валентину с трудом удалось вновь обрести дар речи:
     - Господи, где же твоя одежда?!
     - Вот моя одежда. - Девушка показала на одну из узеньких лямок черного бюстгальтера. - В некотором роде это моя одежда. Хотя это белье стоит гораздо дороже большинства нарядов, оно страшно неудобное.
     Вероника улыбнулась, приоткрыв полные губы. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы Валентин почувствовал напряжение в паху.
     - Одно радует - мне не придется его долго носить.
     Странно, но не вид полуобнаженного тела девушки во всем своем совершенстве и не ее знойное обещание заставили Валентина затаить дыхание. Это сделал неистовый блеск золотистых глаз Вероники. Ее взгляд поразил Валентина, словно глоток виски, обжег его огнем и заставил надолго застыть на одном месте. Призрак не мог пошевелиться, он в этот момент не мог даже думать и дышать.
     - Шаги от второго до пятого, - прошептала Вероника, подходя к Валентину. - Как соблазнить мужчину своим взглядом.
     Девушка пристально посмотрела в глаза призраку и знойно подмигнула ему.
     - Губами. - Вероника облизнула полные розовые губы. - Руками. - Она прикоснулась рукой к шее, провела пальчиком вниз по глубокой впадинке до тонкого материала, скрывающего соблазнительную грудь, и принялась ласкать свой сосок. Этот восхитительный бутон затвердел, выдаваясь на фоне черных кружев. Вероника затаила дыхание от приятного ощущения, а потом спросила:
     - Ну как, я соблазняю тебя?
     - Да!
     Этот ответ эхом прозвучал в сознании Валентина, разбудив его инстинкт самосохранения и страхи, которые жили и дышали в нем.
     - Т-ты не должна, - удалось выдавить ему из себя. Нет. - Решимость на лице Вероники сменилась сомнением, и Валентин подумал, что девушка, может быть, и в самом деле прислушается к его словам.
     Но она не прислушалась, и призрак неожиданно для себя понял, что он скорее обрадован, чем испуган таким развитием событий.
     Валентин не хотел, чтобы Вероника останавливалась.
     - Я должна это сделать, - заявила девушка и, выставив грудь, направилась к нему, чуть сильнее раскачиваясь в такт музыке.
     Через пятнадцать секунд обольстительного стриптиза, за которым Валентин наблюдал с напряженным ожиданием, на Веронике остались лишь маленький треугольничек трусиков и черный, почти прозрачный бюстгальтер. Девушка стояла всего в нескольких сантиметрах от него - так близко, что ему оставалось только дотронуться до нее.
     Валентину хотелось дотронуться до Вероники, ему ужасно хотелось сделать это. Только одно прикосновение, обещал он себе.
     Но в глубине своего сознания Валентин понимал, что одного прикосновения будет недостаточно. За одним-единственным прикосновением обязательно последует другое, в результате Вероника потеряет свою девственность, а он потеряет свою душу, свой мир - потеряет все.
     Девушка потянулась руками за спину, собираясь расстегнуть бюстгальтер, и Валентин вскочил на ноги.
     - Остановись! - Он протянул руку, пытаясь остановить Веронику, но девушка отступила назад.
     Она пронзила его отчаянным взглядом.
     - Стой там, где стоишь, я все равно сделаю это!
     - Нет, не сделаешь.
     - Нет, сделаю. - Вероника старалась справиться с крючками, пятясь назад. - Эта штука... - Она стиснула от напряжения зубы. - Она должна расстегиваться, - продолжала бороться с застежками девушка, - легким движением пальца... По-моему... - снова стиснула зубы Вероника, - мне нужно потребовать назад свои деньги. Ну вот! - наконец объявила она. Крючки расстегнулись, девушка улыбнулась, а Валентин рванулся вперед.
     - Нет! - Его руки легли на черные чашечки кружевного бюстгальтера и удержали их на своем месте, когда лямки уже соскользнули с плеч Вероники.
     На мгновение в комнате установилась невероятная тишина: можно было услышать, как колотится сердце девушки. Через некоторое время Вероника взглянула на руки Валентина, а потом на его лицо. Неожиданно она нервно рассмеялась.
     - Почему ты смеешься?
     - Просто весь твой вид говорит о том, что тебе страшно не хочется видеть меня обнаженной, и если я не буду смеяться, то мне придется заплакать.
     Валентин взглянул на свои руки, лежащие на груди Вероники и удерживающие чашечки ее бюстгальтера. Улыбка появилась на его губах, а потом сквозь тонкую ткань он почувствовал ладонями тепло девушки и трепет ее сосков.
     Их взгляды встретились, и радостное выражение моментально исчезло с лица Валентина.
     - Но почему, Рыжуля? Почему ты делаешь это перед мной?
     - Потому что я хочу тебя. - Вероника сглотнула, ее решимость немного дрогнула под пристальным взглядом призрака. - Я хочу, чтобы ты был у меня первым.
     "И единственным", - прошептал голос - ее голос. Он раздался в голове Валентина, сметая все возражения. Заявление Вероники разбудило в нем какое-то более сильное чувство, чем просто страх. Это чувство переполняло сознание Валентина и подавляло все другие желания, кроме желания сделать приятное этой женщине - его женщине.
     Вероника наблюдала за сомнениями, отражавшимися на лице призрака. Наконец он нахмурился и плотно сжал губы.
     - Это был самый худший стриптиз, который мне довелось видеть, - заявил Валентин, нанося удар по самолюбию девушки и вызывая у нее злость.
     Вместе со злостью Вероника почувствовала и ревность.
     - Понимаю, ты много повидал в своей жизни подобных зрелищ.
     - Действительно.
     Веронике стало неловко, и она немного успокоилась.
     - И мой на самом деле был самым худшим?
     - Его нельзя сравнивать с другими. - Чувственная улыбка появилась на лице Валентина. - Я полюбил его.
     Его слова запели в сердце Вероники, подпитывая ее решимость. Но девушка все еще была слишком неопытной в искусстве обольщения, чтобы полностью поверить ему.
     - Любовь - это ужасно сильное слово. Может быть, он тебе просто понравился.
     - Я полюбил его, - заверил ее Валентин, и в этих словах было так много чувства, что Вероника ощутила, как волна тепла пробежала по ее телу. - Ты действительно единственная и лучшая в этом искусстве.
     Он опустил руки, и бюстгальтер упал вниз. Но Валентин не стал смотреть на обнаженную грудь девушки. Он смотрел на ее лицо, глаза, губы.
     - Вернемся к нашим урокам, милая. До чего мы дошли? Ах да, ты собиралась повторить шаг десять - поцелуй.
     Валентин пропустил первые девять типов поцелуев, шаги с десятого по восемнадцатый, и перешел сразу к девятнадцатому шагу - к страстному французскому поцелую.
     Его губы захватили губы девушки, а его ласковый и настойчивый язык глубоко проник к ней в рот. Наконец Вероника ответила на этот поцелуй, их языки переплелись, и Валентин почувствовал такое же наслаждение, которое он дарил девушке. "О Боже, да она становится просто восхитительной!" - подумал он.
     У Вероники закружилась голова, она почувствовала невероятное возбуждение, обжигающее тепло проникало в ее тело там, где его губы прикасались к ее губам. Это тепло рвалось наружу и разрушало все замыслы девушки, пока она сама окончательно не растаяла в объятиях Валентина.
     Вероника обвила руками шею призрака, сильнее прижимаясь к нему. Ее ноющая грудь уперлась в мягкий материал рубашки Валентина, страстно желая почувствовать тепло его тела.
     А оно было таким обжигающим.
     Валентин во всем был похож на живого человека, но в нем присутствовало и кое-что другое - он вибрировал.
     Везде, где бы Вероника ни прикоснулась к его телу, она чувствовала легкое покалывание: это давала о себе знать жизненная энергия призрака. Это ощущение воздействовало на нервные окончания девушки, невероятно возбуждая их. Наконец Вероника почувствовала, что ее тело тоже заряжено и так же вибрирует, как и тело стоящего рядом с ней мужчины.
     Валентин опустил одну руку, прижимая Веронику еще ближе к себе. Тем временем вторая его рука скользнула под кружевные трусики девушки, опустилась на ее ягодицы и стала поглаживать мягкую кожу. Валентин целовал и ласкал Веронику, пока у нее не осталось никаких сомнений в том, что он действительно полюбил ее стриптиз и хотел ее.
     Теперь девушка была уверена, что он собирается соединиться с ней - добровольно и окончательно.
     Когда последние сомнения покинули Веронику, ее тело буквально запело в предвкушении долгожданного события.
     Она прервала поцелуй и скользнула губами по небритой щеке Валентина к его уху, решив проверить себя на таком опытном объекте, добровольно согласившемся на эксперимент.
     С двадцатого по двадцать восьмой шаг нужно было сочинять сексуальные фантазии, и Вероника нашептала ему соблазнительный рассказ, в котором они оказались в ванной, наполненной земляникой со сливками. Потом она поиграла с мочкой уха Валентина и провела языком восхитительную дорожку вниз вдоль его шеи и дальше сквозь лес шелковистых волос. Затем Вероника пососала коричневый мужской сосок, исследовала рифленый живот и скользнула ниже, переходя к шагу тридцать.
     Нащупав нетерпеливыми пальцами выпуклость под брюками и услышав хриплый протяжный стон Валентина, девушка почувствовала свою женскую силу. Копируя в точности его действия в ванной той памятной ночью, она опустилась перед ним на колени.
     Затем Вероника прикоснулась к поясу брюк Валентина и расстегнула пуговицы ширинки. Напряженная и горячая мужская плоть выпрыгнула навстречу ей, капля жемчужной жидкости сверкала на возбужденной пурпурной головке.
     Обмакнув кончик пальца в этот нектар, девушка провела им вдоль всего трепещущего орудия любви Валентина прямо к окруженному ореолом соломенных волос основанию.
     Хриплое рычание сорвалось с губ призрака. Вероника улыбнулась, а потом обхватила рукой его мужское достоинство. Валентин подался навстречу этому прикосновению, его твердое орудие любви на фоне длинных бледных пальцев девушки выглядело темным и порочным. Мужская плоть соблазняла, словно запретный плод райского сада, а Вероника определенно была слабее Евы.
     Девушка подняла голову и пробежала взглядом по рифленому животу Валентина, по его широкой волосатой груди, жилистой шее, правильным точеным чертам лица. Голубые глаза призрака были невероятно горячими и яркими, они обжигали, словно бушующее пламя.
     - Не надо, - сказал Валентин, - хотя его взгляд говорил прямо противоположное.
     Вероника уже ничем не могла помочь себе. Она прикоснулась губами к его мужскому достоинству и постаралась подарить ему такое же удовольствие, какое он так легко подарил ей на прошлой неделе. Руки Валентина нежно обхватили лицо девушки, даже слишком нежно, если учесть, что все его мускулы были напряжены до предела, а на предплечьях буграми вздулись вены.
     Орудие любви стало еще тверже, горячее и тяжелее, и Вероника принялась ласкать его с новой силой. В этот момент Валентин тяжело задышал и рванулся назад.
     - Нет, - сказал он, опуская руки на плечи девушки и отстраняя ее.
     Итак, он снова остановил ее. Сильное желание Вероники боролось с волной разочарования и неуверенности.
     - Неужели я сделала что-нибудь не так?..
     Валентин прервал вопрос девушки, подняв ее на ноги, крепко прижав к своей груди и припав губами к ее губам в страстном поцелуе. Веронике даже показалось, что он высасывал воздух из ее легких.
     Через некоторое время Валентин, тяжело дыша, отстранился от девушки, чтобы прошептать:
     - Я хочу попробовать тебя, милая. Я хочу доставить тебе удовольствие. Мне нужно...
     Внезапно он замолчал и замер. Вероника открыла глаза и увидела, что Валентин убийственным взглядом смотрит на входную дверь.
     - Что случилось? - срывающимся голосом спросила она.
     - Там кто-то есть.
     Эти слова вместе со слабым звуком шагов за дверью проникли в сознание Вероники сквозь пожар ее чувств.
     Девушка закрыла глаза. Только не сейчас, подумала она.
     Почему все происходит в самый неподходящий момент?
     Первым инстинктивным желанием Вероники было притвориться, будто ее нет дома. Кто бы ни был там, за дверью, он скоро уйдет.
     Но что, если это Сюзанна? Вдруг близнецам стало хуже?
     А может быть, это мистер Уэзерби? Что, если Принглз снова заболела?
     "Они проживут и без тебя", - сказал ей внутренний голос.
     Вероника притянула Валентина к себе и снова поцеловала, плотный контакт их губ должен был лишить ее здравого смысла. Однако она все еще слышала поскрипывание дерева и чувствовала присутствие постороннего с той стороны двери.
     Девушка отпрянула от Валентина, сделав глубокий вдох.
     - Подожди всего несколько секунд, и я отделаюсь от них, - пообещала она.
     Валентин ничего не сказал. Он внимательным взглядом осмотрел девушку с головы до ног, задерживаясь на всех ее самых важных местах, потом заискрился и исчез.
     Вероника подняла халат, повернулась и увидела, как шевелится дверная ручка, словно кто-то пытается открыть ее с другой стороны. Открыть? Этот вопрос промелькнул в сознании девушки, пока она просовывала руки в рукава и завязывала пояс на талии. Надев халат. Вероника направилась к двери, но ее нервы находились в слишком возбужденном состоянии и она слишком торопилась, чтобы задуматься, почему тот, кто находился за дверью, не постучал.
     - Наверное, это вопрос жизни или смерти, - пробормотала она, открывая дверь.
     И в тот же момент Вероника лицом к лицу столкнулась с мистером "Замечательный парень" и "Пламенная любовь".
     Только сегодня на нем была майка с надписью "Да здравствует Лас-Вегас!".
     В руках он держал топор.
     Да, это определенно был вопрос жизни и смерти, причем ее собственной.
     - Что вы здесь делаете? - накинулся на нее мистер "Да здравствует Лас-Вегас!".
     - Я.., я живу здесь.
     - Я знаю это, но вы должны быть в это время совсем в другом месте. - Он нахмурился, достал из кармана записную книжку и начал перелистывать ее, - В это время вы со своими друзьями должны находиться в кафе, где подают сладкие блюда.
     - В "Д-Джейке", - заикаясь, пробормотала Вероника, уставившись на топор. Ее сердце бешено колотилось и, казалось, вот-вот выскочит из груди.
     - Да, правильно, сегодня вечером вы должны быть в "Джейке". Всю прошлую неделю вечером вы были там.
     Шесть дней подряд!
     Когда смысл этих слов дошел до сознания девушки, ее мысли приняли другое направление: "Джейк". Каждый вечер. Шесть дней подряд.
     - Откуда вы знаете, где я была? - Она замолчала, когда разрозненные части мозаики стали складываться в ее голове. Слишком часто Вероника видела этого парня в университетском городке, потом этот странный случай, когда она почувствовала, что кто-то наблюдает за ней. - В-вы следили за мной?
     - Это называется изучением распорядка дня объекта.
     - Моего р-распорядка?
     - Куда вы ходите, что вы делаете и тому подобные вещи. - Заметив озадаченное выражение на лице девушки, мистер "Да здравствует Лас-Вегас!" добавил:
     - Да, я знаю весь ваш распорядок дня, леди. Для меня не существует ничего тайного в вашей жизни. - Он прищурил глаза. - Вы не должны были находиться здесь в это время, - снова повторил он, сжав пальцами топорище. - Я, конечно, извиняюсь, но мужчина должен делать то, что он должен делать. - Топор взлетел вверх, и мистер "Да здравствует Лас-Вегас!" шагнул вперед.
     Он собирается убить Веронику прямо здесь и прямо сейчас! Перепуганная девушка открыла рот, но слова застряли у нее в горле. Она бросила взгляд на открытую входную дверь. "Беги!" - приказывал мозг Вероники, но перед лицом смерти ее тело, кажется, отказывалось повиноваться. Девушка не могла кричать, двигаться, дышать - она ничего не могла сделать.
     Ей удалось только закрыть глаза и начать молиться:
     - Пожалуйста, прости меня за все мои грехи...
     Пол скрипнул.
     - ..за все мои плохие мысли...
     Тяжелое дыхание мужчины эхом раздавалось в ушах Вероники.
     - ..за то, что я солгала Дженни в восьмом классе по поводу ее ужасной прически, назвав это уродство просто божественным...
     Шаги приближались.
     - ..за то, что я мало помогала пожилым людям и маленьким детям, смотрела порнографический фильм по кабельному телевидению несколько месяцев назад, ела двойные порции дурной пищи, хотя и понимала: мое тело - храм...
     - Извините, - снова проворчал парень. Пол скрипел под ним, его топор рассек воздух, и...
     Он прошел мимо нее! Слава Богу! Топор не опустился на ее голову, и кровавого убийства не произошло...
     Неужели он прошел мимо?
     Вероника резко открыла глаза, обернулась и увидела мистера "Да здравствует Лас-Вегас!" у кровати. Он поднял топор. Полукруглое лезвие блеснуло серебристым светом, собираясь обрушиться на беззащитную стойку...
     - Нет! - закричала Вероника.
     Неожиданно к ее голосу присоединился крик другой женщины:
     - Норман Натаниель Пресли!
     Топор застыл в воздухе, девушка оглянулась и увидела незнакомку, стоящую в дверях ее квартиры. На лице такой высокой симпатичной женщины было такое печальное выражение, что даже у Вероники остановилось сердце.
     - Я знала об этом! - заплакала незнакомка, пронзая девушку своим пристальным взглядом. - Ах ты, подлый ползучий змей. Я знала, что ты обманываешь меня!
     - Обманываю? - Норман с видимым облегчением посмотрел на нее. - Ты так думаешь? Но я здесь вовсе не из-за нее, дорогая.
     - Неужели? - сверкнула глазами женщина. - Расскажи это своей мамочке, подонок! Как только я вернусь домой, первым делом сообщу ей, чем ты занимался в последнее время!
     - Подожди немного и не устраивай истерики. Я сказал правду и пришел сюда вовсе не ради этой девушки, а вот за этим. - Мужчина показал на кровать.
     Сердитое выражение Нормы Рени сменилось замешательством, когда она взглянула туда, куда показывал Норман. Женщина мигнула и стала вытирать заплаканное лицо.
     - Кровать? О Боже мой, ведь это кровать!
     - Подожди немного, я сам ждал этого момента несколько недель. Теперь я наконец сделаю то, что сказал док.
     Норма сердито посмотрела на своего жениха.
     - А я думала, что ты в это время бегал за юбками.
     Значит, обманывая меня и сочиняя сказки про игру в карты с Бадди и Вудроу, ты на самом деле разыскивал эту кровать?
     - Да. - Казалось, Норман был рад тому, что обвинения в измене сменились обвинениями во лжи.
     - Ты знаешь, как мне было плохо, когда сегодня вечером позвонил Бадди и захотел поговорить с тобой? Я ответила ему, что ты у него дома играешь в карты. А он мне сказал, что тебя там нет. Как все глупо! - снова закричала Норма, не давая своему жениху даже вставить слова, - Я расстроилась и чуть не сошла с ума! Я проплакала несколько часов и решила, что если ты действительно дурачишь меня, то мне нужно самой это увидеть.
     - Как же ты нашла меня?
     - Я ездила несколько часов по городу, а потом заметила тебя, когда ты брал воду в киоске.
     После этого я стала следить за тобой. - Женщина покачала головой. - Несколько недель лжи, несколько недель, Норман Натаниель. Как ты мог?..
     - Я должен был быть уверен; что этой девушки нет дома. Мне нельзя было рисковать, приходя сюда. Я должен был понаблюдать за ней, чтобы знать, где и когда она находится. Только в ее отсутствие я мог взломать замок и сделать то, что я сделал бы раньше, если бы этот сторож не остановил меня.
     - Так, значит, вы - помощница адвоката? - спросила Вероника, вспомнив рассказ Валентина о том, как ему чудом удалось избежать топора взбешенного жениха в магазине.
     - Была, - всхлипнула Норма Рени. - Когда сторож рассказал, что Норман чуть не искрошил на части мебель из особняка, меня уволили. - Слезы хлынули из глаз женщины, оставляя за собой черные следы туши.
     - Теперь, дорогая, тебе самой уже не нравится эта работа.
     - Это не имеет никакого значения. Меня выгнали!
     Меня никогда раньше не выгоняли. А потом я вдруг узнаю, что мой жених обманывал меня.
     - Я не обманывал.
     - Ты сам признался несколько секунд назад!
     - Теперь, дорогая, когда ты все узнала, поезжай домой. - Норман посмотрел на кровать. - Остальное - между мной и этой вещью. Я и в самом деле чувствую, как агрессия покидает меня от одного вида этой кровати, Норма.
     Док был прав в этом. Я понимаю, он...
     - Док? - спросила Вероника, все еще пытаясь понять суть нелепой сцены, разыгравшейся перед ней.
     - Наш психотерапевт, - объяснила Норма Рени. - С тех пор как Норман обнаружил, что я в этой кровати хорошо провожу время без него, он почувствовал себя виноватым и стал ревновать меня. Доктор Уэйнер предложил, чтобы Норман выместил свою агрессию на каком-нибудь неодушевленном объекте. - Женщина быстро взглянула на Нормана:
     - Но я думаю, что для этого подошла бы любая кровать, Норман, ведь все это чисто символически.
     - Я тоже думал и решил, что только эта кровать - только она одна - раздражает меня в первую очередь. - И он снова поднял топор.
     - Остановитесь! - закричала Вероника. Хотя незнакомец был сумасшедшим и держал в руках топор, из предыдущего разговора она быстро поняла, что перед ней не маньяк-убийца. И теперь девушка совсем не собиралась безучастно смотреть, как ее заработанные упорным трудом деньги вылетят в трубу. - Вы не должны этого делать! Это же кровать, ради всего святого, всего лишь кровать! Моя кровать!
     Кровать Валентина, подумала она. Он определенно был в комнате. Веронику не покидало покалывающее чувство его присутствия, которое успокоило внутренние страхи и заставило ее выпрямить спину. Она зло посмотрела на Нормана, когда тот достал из кармана пачку банкнот.
     - Я заплачу вам за ущерб, леди.
     - Почему же вы просто не купили первым эту кровать?
     - Я пытался это сделать, но вы раньше меня зашли в антикварный магазин. Именно там я и узнал ваше имя и адрес. Я списал их с товарного чека.
     - Почему же вы просто не обратились ко мне и не попросили продать вам ее?
     - А вы бы ее продали?
     - Нет.
     - Вот поэтому я и не мог рисковать. Допустим, я предложил бы вам деньги и вы отказали бы мне, а потом на разрушенной кровати нашли деньги в качестве компенсации за причиненный ущерб. Кого вы стали бы подозревать?
     - Парня, который просил меня продать ему кровать.
     - Правильно, леди. Вы описали бы меня полиции и назвали бы им мое имя. Следовательно, я просто не мог так рисковать, - Но я все еще могу описать вас полиции, назвать ваше имя и имя вашей подруги.
     Этого не следовало бы говорить человеку с топором в руках, поняла Вероника, когда заметила, как Норман сжал топорище и злобно посмотрел на нее.
     - Мы позаботимся об этом, - начал он, но тут Норма оборвала его.
     - Он совсем не такой, каким кажется, - умоляюще сказала она, когда Вероника подняла телефонную трубку. - В самом деле, он совсем не такой, просто у него сейчас кое-какие проблемы...
     - Норма Рени!
     - Поэтому мы и обратились к психотерапевту. Он сказал нам, что время иногда излечивает такие вещи и, возможно, стресс поможет ему преодолеть это...
     - Норма Рени!
     - Что? Если ты хочешь отправиться в тюрьму, то я сразу же могу сообщить тебе, что у твоей матери остановится сердце, когда ты позвонишь ей из участка. - Женщина снова умоляюще взглянула на Веронику. - Его мамочка - член городского совета. Она сойдет с ума, если узнает, что ее сыночек не слишком хорошо выглядел с топором в руках накануне выборов. Но так или иначе у Нормана возникла проблема, и мы обратились к врачу, хотя меня эта кровать привлекала не более чем большая римская свечка. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду.
     Но когда я села на эту кровать, то испытала невероятное чувство. Мне показалось, что День независимости четвертого июля и новогодний сочельник нахлынули на меня одновременно, а потом вошел Норман. Если бы он был другим человеком, то сделал бы вид, что ничего не заметил. Именно так он и поступил, когда Дейви Джой Карвер, лучший друг моего брата, попытался поцеловать меня в прошлом году на семейной рождественской вечеринке. Моя мамочка всегда устраивает самые большие пиршества в Шривпорте...
     - Почему бы тебе не рассказать ей всю историю нашей жизни, чтобы избежать ошибок, когда она будет ее описывать?
     - Не говори со мной таким тоном, Норман Натаниель.
     Ты сам ворвался в квартиру к этой прекрасной леди и теперь ведешь себя как сумасшедший человек. Так или иначе, - Норма снова повернулась к Веронике, - но Норман поразил меня, посчитав этот фейерверк моих чувств за персональное оскорбление его мужской гордости. Я должна была заметить, что он ужасно ревнив.
     - Просто мне нужно дать выход своим чувствам, - сказал Норман. - Док говорил, что надо действовать, и я должен это сделать, дорогая, ради нас, ради нашего будущего. - После этого он решительно посмотрел на кровать и занес топор.
     Вероника увидела, как рядом с Норманом материализовался Валентин и перехватил топор в воздухе. Дерево затрещало, топорище переломилось, и мистер "Да здравствует Лас-Вегас!" отступил назад, широко раскрыв глаза и в изумлении уставившись на упавший топор.
     - Что за черт?.. - воскликнула Норма.
     - Это не обычная кровать, - сказала им Вероника. -В ней живет привидение.
     - П-привидение? - пробормотал Норман.
     - Да. - Хотя девушка и думала в этот момент о том чтобы вызвать полицию, однако ей показалось, что они с Валентином одерживают победу. Поэтому, учитывая столь необычные обстоятельства, она решила, что напугать сейчас Нормана до смерти будет гораздо лучше и куда более забавней. Кроме того, Веронике совсем не хотелось, чтобы полицейские с усердием обшарили каждый дюйм ее кровати или, может быть, даже конфисковали ее в качестве вещественного доказательства. - Привидение огромного злобного и кровожадного любителя классической музыки. которое ненавидит Элвиса Пресли.
     Норман посмотрел на свою рубашку, снова придвинулся к кровати и потом искоса посмотрел на Веронику.
     - Вы все это выдумали.
     - Если вы так считаете, то можете продолжать. Спойте какую-нибудь песню Элвиса и увидите, что произойдет - Я думаю, что нам лучше побыстрее уйти отсюда, - сказала Норма Рени.
     Но Норман и так уже пятился назад, его огромные. размером с блюдца, глаза с ужасом смотрели на кровать Вероники.
     Девушка обернулась и увидела причину его внезапного страха Над кроватью висела подушка, которую держали загорелые руки Валентина, но Норман с Нормой не могли видеть его. Они видели только подушку.
     - Он очень не любит ночных гостей, - пояснила Вероника.
     Неожиданные посетители во все глаза смотрели туда, где разворачивались основные события. Над кроватью поднялась простыня, постепенно приобретая очертания и форму привидений, которых можно увидеть 31 октября, накануне Дня Всех Святых. Этому привидению теперь не хватало только черных прорезей для глаз.
     Норман и Норма рванулись к двери, словно за ними гнался сам дьявол.
     Или знаменитый любовник, завернутый в простыню...
     Дверь захлопнулась, и Вероника повернулась к Валентину.
     - Это некрасиво.
     Призрак снял простыню с головы и ухмыльнулся:
     - Зато смешно.
     Губы девушки расплылись в улыбке, когда она закрыла дверь на замок, а потом набросила цепочку для надежности.
     - Очень смешно. - Вероника закрыла глаза и положила руку па все еще бешено колотящееся сердце. - Но в течение нескольких секунд я была уверена, что из меня сделают фарш.
     Валентин материализовался позади девушки. Его сильные руки опустились ей на плечи и начали массировать напряженные мышцы.
     - Тебе нечего бояться. Я никогда никому не позволю обидеть тебя. - При этом пальцы Валентина немного напряглись, и Вероника почувствовала его отчаяние и страх.
     То же самое испытывала и она, когда увидела, как Норман занес топор над кроватью, в которой жил Валентин, над его связью с этим миром, над ним самим.
     Губы призрака коснулись шеи девушки, его руки обвились вокруг ее тела, развязали пояс халата. Пальцы прикоснулись к бутонам груди Вероники и начали ласкать их, возвращая к трепетной жизни. Тем временем девушка снова опустила голову ему на плечо.
     - Итак, на чем мы остановились, милая?
     Вероника прикоснулась к его рукам и опустила их туда, где в ее теле полыхало самое жаркое пламя.
     - Я думаю, мы остановились где-то здесь.
     - Гм-м, - промычал Валентин. Его пальцы скользнули под трусики девушки, взъерошили кудряшки волос, а потом прикоснулись к гладким складкам кожи у нее между ног. - Мне кажется, что я только что был здесь.
     - Валентин?
     - М-м?
     - Что случилось, если бы этот сторож в первый раз не остановил Нормана?
     - Он изрубил бы мою кровать в щепки. - Валентин слегка ущипнул обнаженное плечо девушки, и волна дрожи пробежала вдоль ее позвоночника.
     - Я это знаю, - прошептала Вероника. - А что случилось бы с тобой?
     - Моя связь с этим миром была бы уничтожена, и я был бы вынужден переселиться в мир иной.
     - На небеса или нет? Что тебя ждет?
     - Загробная жизнь, вечное умиротворение. Все это ждет меня, как только я узнаю правду. - Валентин погрузил палец глубоко в тело Вероники. У девушки сразу перехватило дыхание, и прошло довольно много времени, прежде чем она вновь обрела способность говорить.
     - А если твою кровать уничтожат раньше, чем ты узнаешь, кто отец Эммы?
     Рука Валентина остановилась, а его тело напряглось, словно Вероника только что ему о чем-то напомнила.
     - Чистилище, - прошептал он после долгой тихой паузы.
     - Чистилище?
     - Вечное томление, тоска, одиночество. Место для вопрошающих, мучающихся душ. Для тех глупцов, которые дважды совершают одну и ту же роковую ошибку.
     "Роковая ошибка"... Эти слова эхом отдались в голове Вероники, и девушка застыла, осознав истину. Для нее стали понятными неприязнь Валентина к девственницам и его страх прикоснуться к ней. Вероника догадалась почему, несмотря на свое очевидное желание, он остановил ее в первый раз, когда она попросила его заняться с ней любовью.
     Девушка освободилась от объятий Валентина, повернулась и посмотрела ему в глаза.
     - Ты хочешь сказать мне, что если бы мы.., если бы ты.., потому что я... Ад? Ты мог бы попасть в ад? - Валентин кивнул, и Вероника осуждающе покачала головой. - Как же ты мог скрывать это от меня? Да я никогда бы не...
     О Боже мой, ведь я почти.., ты почти.., мы почти... Ад, Валентин, ад!
     - Это небольшая цена.
     - Вечное проклятие - небольшая цена? Мы говорим о вечности! Ты мог бы потерять все!
     - Все? - Горький смешок сорвался с губ Валентина. - Я тоже так думаю, милая. Но чтобы потерять все, нужно что-то иметь. А у меня ничего нет, только горькие воспоминания и сожаления о прошлом. Ничего! Но когда я обнимаю тебя... - На его лице появилось печальное выражение. - Тогда у меня что-то есть, есть все, есть ты.
     - Что ты говоришь?
     - Я стараюсь представить себе, что будет со мной, когда я узнаю правду. Вечный покой... Но как я смогу успокоиться, навсегда лишившись тебя? - Валентин покачал головой. - Тогда я оцениваю другую альтернативу - мгновение в твоих объятиях и вечные муки.
     Он пристально посмотрел в глаза Веронике.
     - Да я смогу пережить десять вечностей, если мне составят компанию сладкие воспоминания о тебе, пусть хотя бы одно-единственное! - Глаза призрака запылали более горячим и более ярким пламенем, и он подвинулся к Веронике. - Я смогу вытерпеть все, потому что люблю тебя, Вероник. - Валентин протянул руки к девушке. - Я люблю тебя.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0891 сек.