Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Роберт СИЛВЕРБЕРГ - ВОЛШЕБНИЦА АЗОНДЫ

Скачать Роберт СИЛВЕРБЕРГ - ВОЛШЕБНИЦА АЗОНДЫ

                                    2

     Комната девушки оказалась чистенькой, хорошо ухоженной, несмотря даже
на то, что само здание  было  очень  старым.  Мебели  в  ней  было  совсем
немного: дешевое кресло, небольшая  конторка,  видеоустановка  и  кровать,
ширина которой была достаточна для двоих. Барсак  беспрекословно  следовал
за нею, думая о Зигмунне, не переставая гадать, в какую все-таки переделку
попал нынче луаспарец.
     Девушка включила тусклый, мерцающий свет и заперла дверь. Сделав жест
в сторону кресла, сама небрежно развалилась на кровати, подтянув до самого
верха бедер свободную юбку, затем забросила ногу за ногу и стала выжидающе
смотреть на Барсака.
     -  Зовут  меня  Касса  Йидрилл  и  я   обладаю   лицензией,   которая
удостоверяет, что я девушка, доступная для  всех.  Это  наилучшая  работа,
которую может заполучить девушка в наши дни, если она ей хоть  чуточку  по
душе. Мне, честно говоря, она не нравится,  но  я  привыкла...  хочешь  не
хочешь. Моя мать родилась на Земле. Теперь вы  знаете  обо  мне  все,  что
стоит знать.
     Он присмотрелся к девушке. У нее были очень стройные  ноги,  приятные
взору плавные округлости бедер и колен. Глубокое  отчаянье,  переполнявшее
ее раньше,  заметно  поубавилось.  Но  он  отправился  в  Мильярд  не  для
баловства с доступными девушками.
     - Я разыскиваю Зигмунна, - произнес он. - Вы утверждаете, что  он  на
Азонде. Вы можете поклясться в этом?
     - Своим целомудрием, что ли? - едва произнесла  девушка.  -  Еще  раз
говорю, он, вне всякого сомнения, там,  прыгает  и  танцует  вокруг  своей
Волшебницы. Хотите верьте, хотите - нет, дело ваше.
     Барсак сцепил челюсти.
     - А как тогда я могу попасть на Азонду?
     - А  никак.  Туда  нет  регулярных  рейсов.  Хотя  и  можно  было  бы
попытаться нанять какого-нибудь бродягу-владельца  планетолета,  чтобы  он
вас туда переправил. А еще проще - присоединиться к культу и проехать туда
бесплатно, но это было бы чуточку жестоко по отношению к  вам.  Поберегите
лучше свои деньги и свое время. Из культа не уйти, стоит только хоть  один
раз попасть в лапы его приверженцев.
     Барсак встал, подошел к девушке и пристроился на краешке кровати.
     - Зигмунн и я - побратимы. Мы в  разлуке  вот  уже  десять  лет.  Мне
наплевать на то,  в  какой  грязи  ему  приходилось  валяться.  Я  намерен
вытащить его из трясины.
     - Цель благородная, но безрассудная.
     - Возможно и так.
     Он положил руку на ее обнаженное бедро. Оно  казалось  холодным,  как
лед.
     - Мне необходима помощь. Я располагаю на Глаурусе  всего  лишь  пятью
днями,  а  эта  планета  для  меня  -  совершенно  чужой  мир.  Мне  нужен
кто-нибудь, кто мог бы объяснить мне царящие здесь нравы.
     - И для этого вы выбрали меня?
     - Вы знали Зигмунна. Вы могли бы помочь.
     Она зевнула.
     - Если б захотела. Но иметь дело с Культом крайне опасно. Сходи  вниз
и купи бутылку, а затем дуй сюда. Забудь Зигмунна. Считай, что для тебя он
умер.
     - Нет!
     - Нет? - она небрежно пожала  плечами.  -  Тогда  валяй.  Мужчина  ты
сильный и упрямый. Полная противоположность Зигмунну.
     - Как мне добраться до Азонды?
     - Забудь Зигмунна, - певуче прошептала она,  резко  встрепенулась  и,
навалившись на него своим телом, обняла и страстно прижалась  к  нему.  Ее
светлые волосы упали ему на лицо. От них пахло дешевыми духами.
     - Нет, - решительно сказал Барсак и поднялся.
     Гнев и ненависть на мгновенье промелькнули в глазах Кассы, но она тут
же смягчилась.
     - Ясно, еще одна неудача. В наше время доступной девушке очень трудно
заработать на пропитание, мужчины предпочитают рыскать в поисках непутевых
кровных братьев. Ну что ж, ладно. Отведу тебя к Лорду Кэрнотьюту.
     - К кому?
     - Губернатору провинции Мильярд.
     - Он разве в состоянии помочь мне чем-то?
     Ее голос понизился до едва различимого шепота.
     - Он заодно и один из верховных иерархов Культа,  хотя  мало  кто  об
этом догадывается. Большинство приверженцев Культа никогда не расстаются с
серебряной маской, за которой прячут свое  лицо,  символизируя  тем  самым
обезличенность Волшебницы. Но Лорду Кэрнотьюту в соответствии с его рангом
дарованы особые привилегии. Именно он и предложил  Зигмунну  и  мне  стать
последователями Культа после того, как провел одну ночь  в  этой  комнате.
Возможно, он откроет тайну местонахождения твоего побратима. Не исключено,
что Зигмунна еще не отослали на Азонду.  Посвящаемые  в  Культ  далеко  не
всегда отправляются туда тотчас же, как дадут  свое  согласие.  И  в  этом
случае у него еще остается шанс.


     Здание  губернаторского  дворца  представляло   из   себя   грациозно
устремленную в небо тонкую иглу и было  расположено  далеко  к  северу  от
улицы Слез. Чтобы добраться туда, Барсаку и Кассе пришлось потратить более
часа, хотя они и прибегли к услугам аэротакси.
     Она сменила свой костюм доступной девушки  и  надела  на  себя  более
скромное, черное шелковое платье, а лицо  закрыла  вуалью.  При  этом  она
нисколько не стеснялась присутствия Барсака, равнодушно раздевшись догола.
Он с  интересом  смотрел  на  ее  тело,  но  без  всякого  вожделения.  Он
давным-давно научился не разбрасываться, и  сейчас  главное  место  в  его
жизни заняли поиски Зигмунна. Все остальное стало для него в данное  время
несущественным.
     В том районе Мильярда, где располагался дворец,  воздух  был  намного
чище. По мере приближения к воротам дворца все больше фигур  в  серебряных
масках попадалось им на пути, причем по  улицам  они  двигались  всегда  в
одиночку.
     При входе в вестибюль Касса что-то отрывисто бросила часовому,  после
чего их провели через  главный  вестибюль  в  широкий,  хорошо  освещенный
коридор, который вел к лифтам.
     - Он дал мне пароль, которым я могу воспользоваться  а  любое  время,
когда захочу прийти к нему, - пояснила Кассе.  -  Обычно  к  нему  попасть
очень нелегко.
     Как только дверь лифта отворилась и они вышли наружу, Касса сразу  же
пала на колени, низко наклонив голову, так, что  едва  не  коснулась  лбом
пола. Барсак остался стоять прямо, пристально  глядя  на  стоявшего  перед
ними мужчину.
     Он  был  очень  высоким,  более  двух  метров  ростом,  и  столь   же
широкоплечим. На нем были  шоколадного  цвета  кружева,  тесно  облегающий
сюртук,  перетянутый  платиновым,  усыпанным  изумрудами  широким  поясом.
Волосы его, искусственно  посеребренные,  отливали  металлом.  Глаза  были
посеребрены тоже. Он улыбнулся, но в этой улыбке отсутствовала теплота.
     Касса поднялась и произнесла то же слово, что и часовому  при  входе.
Лорд  Кэрнотьют  на  мгновенье  нахмурился,  затем   снова   улыбнулся   и
громоподобным голосом произнес:
     - Ты - девица Касса. Кто твой друг?
     - Мое имя Барсак. Я  один  из  членов  экипажа  звездолета  "Дивэйн",
приземлившегося здесь вчера.
     Губернатор провел их в меньшую,  богато  меблированную  комнату,  где
Барсак неожиданно для самого себя обнаружил, что держит в руке хрустальный
бокал с каким-то напитком. Он  прикоснулся  к  нему  губами  -  ликер  был
сладковатым, но, как показалось Барсаку,  должен  был  быть  исключительно
крепким.
     - Он пришел ко мне  сегодня  утром,  -  пояснила  Касса,  -  и  начал
расспрашивать о луаспарце Зигмунне.
     По крупному спокойному лицу Кэрнотьюта пробежала тень.
     - Ты отвергла мое предложение, Касса. И теперь  ни  ты,  ни  кто-либо
другой не имеют никакого касательства к Зигмунну.
     - Он был моим побратимом, - упрямо  не  унимался  Барсак.  -  Я  хочу
разыскать его. На моем корабле, на "Дивэйне", его дожидается работа.
     - И каким же это образом я мог бы помочь вам отыскать его, милейший?
     Барсак,  не   мигая   и   не   отводя   глаз,   со   злостью   бросил
аристократу-великану:
     - Касса рассказала мне все о том, что  случилось  с  Зигмунном,  и  о
ваших связях с организацией, которой нынче он вверил свою судьбу.
     Касса  открылся  рот  в  изумлении.  Кэрнотьют  снова  нахмурился  на
какое-то мгновенье, но затем сказал просто:
     - Продолжайте.
     - Мне ничего не известно об этом Культе, - сказал Барсак.  -  У  меня
нет никаких моральных возражений против него и мне  абсолютно  вой  равно,
кто к нему принадлежит и какие, может и непотребные, обряды, связанные  со
служением  этому  Культу,  исполняются.  Меня  интересует  только   судьба
Зигмунна. Кровные узы очень сильны. Я не совершил бы такое со своим лицом,
если бы сначала не обдумал это несколько раз. Я хотел бы узнать,  где  он,
и, если он все еще на Глаурусе, мне хотелось бы получить разрешение на то,
чтобы повидаться с ним и передать ему, что его ждет  место  на  "Дивэйне",
если он, разумеется, захочет занять его.
     Кэрнотьют  слушал  его,  не  перебивая  и  не  высказывая  внешне  ни
неудовольствия своего, ни гнева, но у  Барсака  был  уже  опыт  общения  с
людьми столь внушительных размеров. Они долго в состоянии сдерживать  свой
гнев, опасаясь ненароком раздавить  маленькие  созданья,  населяющие  этот
мир, но когда они разражаются гневом, творится нечто невообразимо ужасное.
     - Ваш побратим не на Глаурусе, - медленно отчеканил губернатор.
     Касса бросила многозначительный взгляд  на  Барсака.  Я  же  говорила
тебе, казалось, напоминал ему этот взгляд, но он  предпочел  оставить  его
без внимания.
     - Тогда где он?
     - Он  отправился  на  Азонду  пятнадцать  дней  тому  назад  с  самой
последней группой посвященных... э... в нашу организацию.
     - А каким образом я могу добраться до Азонды?
     - Об этом не может быть и речи.
     Некоторое время Барсак как будто впитывал в себя эти слова  вместе  с
тем  пойлом,  которое  предложил  ему  Кэрнотьют.  Губернатор,   казалось,
подавлял окружающих своими размерами и своим  самодовольством.  У  Барсака
неожиданно возникло страстное желание воткнуть  нож  между  ребрами  этого
гиганта.
     - А когда же он  сможет  вернуться  на  Глаурус?  -  наконец  спросил
Барсак.
     - Скорее всего, никогда. Или, может быть, даже завтра. Посвящение  на
Азонде длится год. После этого он волен отправляться туда, куда пожелает -
до тех пор, пока сохраняет свою приверженность.  Он  также  обычно  должен
закрывать  лицо  маской.  Приверженцев  Культа  совершенно  не   беспокоит
сокрытие факта своей принадлежности,  если  отсутствуют  причины,  которые
делали бы необходимым подобное сокрытие.
     - Причем такие, например, как пребывание на посту губернатора крупной
провинции Глауруса? - не выдержал Барсак.
     Кэрнотьют сделал вид, будто не заметил этот укол.
     - Верно. Теперь, если у вас нет никаких других  пожеланий,  связанных
со мной лично либо с моей деятельностью...
     -  Я  бы  хотел  связаться  с  Зигмунном.  Пошлите  меня  на  Азонду,
Кэрнотьют. Если б только я мог переговорить с ним...
     - В ритуал посвящения вмешиваться  строго  воспрещено,  Барсак.  Даже
если бы вы  сами  присоединились  к  Культу,  вам  бы  пришлось  подождать
несколько месяцев, пока вас не сочли бы готовым к отправлению на Азонду. У
вас трудно излечимый случай помешательства на чем-либо одном, Барсак. Но я
хочу вас предупредить о том, что вы только навлечете на себя гибель,  если
будете упорствовать, следуя своей нынешней манере поведения. Вы свободны.
     Они еще постояли немало времени вместе на улице, за пределами дворца.
Солнце склонилось  к  западу,  сильно  удлинились  тени.  Курчавые  облака
заполнили темнеющее небо, и на нем появились неясные очертания  трех  лун.
Заходящее распухшее солнце зависло над  горизонтом,  и  золото  его  лучей
переходило в кроваво-красное зарево заката.
     - Ну и дурак же ты, - тихо сказала  Касса.  -  Выламываешься,  несешь
всякую чушь, обвиняешь его то в одном, то  в  другом,  да  еще  упоминаешь
Культ и о его связях!
     - А что же мне оставалось делать? Ползать на брюхе и умолять  о  том,
чтобы он вернул мне Зигмунна?
     - Ты думаешь, ползанье бы помогло? Кэрнотьют правит  этой  провинцией
вот уже тридцать лет. Он привык к  пресмыкающимся.  Нам  нужен  был  более
тонкий подход.
     - Так что же, ты полагаешь?
     Она вынула из сумки лист бумаги и нацарапала на нем имя и адрес.
     - Этот человек отведет тебя в такое место, где ты сможешь  попытаться
купить билет на Азонду. Сколько у тебя денег!
     - Тысяча сто галактов.
     Она присвистнула.
     - Не предлагай за перелет более, чем пять сотен.  И  смотри,  сохрани
сотенку для меня. Я отнюдь не из благотворительных  целей  занимаюсь  всем
этим, Барсак.
     Он улыбнулся и прикоснулся к ее подбородку. Он понимал ее честность и
высоко ценил это. Может быть, подумал он, ей еще предоставится возможность
подзаработать и другую сотню у него, несколько  иным  способом,  но  после
того, как он найдет Зигмунна.
     Его адресат жил на Улице Королей. Барсак засунул листик в карман.
     - А что будешь делать ты, пока я буду там?
     - Я намерена вернуться к Кэрнотьюту. Может  быть,  губернатору  нужна
женщина. Я предложу свои услуги. В этом случае я могла  бы  упросить  его,
чтобы он велел отменить посвящение  своего  побратима  и  вернуть  его  на
Глаурус; он, может быть, сделает это, особенно если сочтет,  что  кандидат
неподходящий. Вероятно, такая тактика сработает. Какие только обещания  не
даются в постели, особенно девушке, которая хорошо знает свое дело.
     - И где же я потом с тобою повстречаюсь?
     - У меня дома. Вот ключ. Ты, скорее всего, вернешься раньше.  Подожди
меня обязательно.  И  не  давай  им  себя  надуть,  Барсак.  Будь  с  ними
осторожен.
     Она повернулась и легкой походкой направилась  ко  входу  во  дворец.
Барсак смотрел, как она  прошла  внутрь,  улыбнулся  и  двинулся  в  путь.
"Следующий пункт - Улица Королей", - подумал он.
     Она произвела на него гораздо меньшее  впечатление,  чем  можно  было
ждать, судя по ее царственному названию. По-видимому, много сотен лет тому
назад это была улица театров и увеселительных  заведений,  но  теперь  она
была ничуть не лучше Улицы Слез. К тому времени, когда Барсак достиг  этой
улицы, ночь уже полностью вступила в свои права.
     Он быстро отыскал нужного ему человека, Долина Споррфина из пятьдесят
шестого номера. Это был невысокий  круглолицый  мужчина  лет  шестидесяти,
совершенно лысый, и только за ушами виднелся налет  белого  пуха.  Он  мог
показаться совершенно безвредным, если б не его глаза. Они были далеко  не
безвредными.
     Он сумрачно глядел на Барсака, тщательно изучал его и наконец заявил:
     - Значит, вы - теперешний любовник Кассы, а? Она всегда  отсылает  ко
мне своих дружков за тем или иным  одолжением.  Шустрая  девка,  верно!  И
точно была бы одной из самых лучших, если бы только взялась за ум. Но она,
видите ли, не хочет. Она отказывается быть достойной  своих  прелестей,  а
каковы они у нее, вы и сами, наверное, уже  могли  определить  за  парочку
проведенных с нею ночей, юноша?
     Барсак даже не делал попыток что-либо отрицать.
     - Мне нужен кто-нибудь, кто мог бы сегодняшней ночью переправить меня
на Азонду, - сказал он.
     Тотчас же добродушное выражение исчезло с лица Споррфина.
     - Бывают  такие  одолжения,  сделать  которые  намного  труднее,  чем
другие.
     - Я заплачу за это. И притом хорошо.
     - И насколько хорошо?
     - Найдите нужного человека, -  произнес  Барсак.  -  О  цене  я  буду
говорить с ним, а не с вами.
     - Это может обойтись вам в несколько сотен, - двусмысленно ухмыляясь,
произнес Споррфин. - Вы продолжаете настаивать?
     - Да.
     - Тогда идите за мной.
     Споррфин вывел  Барсака  из  своего  дома  на  улицу.  Теперь  сквозь
сумрачную дымку, которою  был  укутан  город,  виднелись  немногочисленные
звезды. Они зашли в другой дом  по  соседству,  где  сидел,  вцепившись  в
кувшин с вином,  какой-то  мужчина  и  затуманенным  взглядом  смотрел  на
маленького ребенка, спавшего на грязной кровати в углу комнаты.
     - Барсак, познакомьтесь с Эммери, - произнес Споррфин. - Эммери,  это
Барсак. Эммери работает частным курьером. У него есть небольшой корабль  -
несколько устарелый, правда, но  все  еще  действующий.  Барсак  изъявляет
желание, чтобы вы, Эммери, сегодняшней же ночью переправили его на Азонду.
     Мужчина, которого звали Эммери, повернулся и равнодушно уставился  на
Барсака, отодвинув кувшин.
     - На Азонду?
     - Как вы уже слышали. Какова цена?
     Налитые кровью глаза Эммери притухли на мгновенье, но когда он  вновь
открыл их, они алчно блестели.
     - Сколько вы можете заплатить?
     - Пятьсот галактических кредитов, - четко произнес  Барсак.  -  Я  не
намерен торговаться. Я начинаю со своей максимальной платы, и это все, что
я могу себе позволить.
     - Пятьсот, - повторил Эммери, почти что про себя. - Очень  подходящая
сумма. Когда я получу деньги?
     - Когда мы совершим рейс туда и обратно.
     - Нет, - возразил Эммери. - Деньги вперед, или поездка отменяется.  Я
знать не знаю, что вы там захотите делать на Азонде, поэтому  и  деньги  я
хочу получить до того, как мы отправимся туда.
     Барсак на  мгновенье  задумался,  но  в  конце  концов  вынужден  был
сдаться.
     - По рукам. Начинайте подготовку. Мне нужно вылететь в эту  же  ночь.
Мне осталось только еще раз повидаться с Кассой, и тогда я буду готов.
     Пожав плечами, Эммери поднялся и шатаясь поплелся через всю комнату к
умывальнику. Не больно уж он похож на квалифицированного  пилота,  отметил
про себя Барсак. Пальцы у того тряслись, взгляд был затуманен и, что самое
главное, у него не просматривалась та быстрота  рефлексов,  которая  столь
необходима для работы пилота.
     Но сейчас все это не имело никакого значения.  Главное  -  заполучить
корабль. А рассчитать необходимые данные для полета на Азонду он мог бы  и
сам, если в этом возникнет необходимость.
     Эммери обернулся.
     - Деньги при вас?
     Барсак кивнул, а затем добавил:
     - Вы их получите, когда я увижу ваш космический корабль, не раньше. Я
не  намерен  отдавать  пятьсот   галактов   каждому   горькому   пропойце,
возомнившему себя пилотом.
     - Вы думаете, что я хочу вас надуть?
     - Я ничего не думаю. Я просто не желаю зря выбрасывать деньги.
     - В таком случае вы пришли туда, куда следовало  бы,  -  самодовольно
произнес Эммери.
     Только теперь Барсак со страхом понял, что потерял из виду Споррфина.
Старикан будто растворился во тьме где-то позади него. Слишком  поздно  до
него дошло, что его загнали  в  западню.  Он  хотел  было  обернуться,  но
Споррфин оказался проворнее и кувшином от вина нанес  сокрушительный  удар
прямо по голове.
     Барсак покачнулся и сделал два неустойчивых  шага  вперед.  Он  успел
заметить, как снова поднимается пока еще целый кувшин,  и  сделал  попытку
защитить голову. Тогда Споррфин, скрежеща зубами, обрушил его  за  затылок
Барсака.
     Барсак упал навзничь. Последнее, что он услышал, это хриплый  смех  и
сухой голос старика:
     - Только желторотый чужак не знает,  что  никто  не  повезет  его  на
Азонду даже  за  миллион  наличными,  когда  там  совершается  посвящение.
Эммери, давай-ка обыщем его карманы.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.097 сек.