Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Брюс СТЕРЛИНГ - ЦАРИЦА ЦИКАД

Скачать Брюс СТЕРЛИНГ - ЦАРИЦА ЦИКАД

   На  голове  тигра,  похожей  на  луковицу,  открылись  заслонки,   оттуда
выдвинулись и зажглись две фары.
   - У тебя были какие-нибудь имплантанты? - спросил он.
   - Нет, - сказал я.  -  Слава  Богу,  никаких  кибер-частей.  Я  в  полном
порядке. Ты спас мне жизнь.
   - Закрой глаза, - скомандовал  тигр.  Он  обдал  меня  из  своих  ноздрей
облачком растворителя, после чего осторожно содрал  когтями  остатки  ловчей
паутины вместе с прилипшей к  ним  одеждой.  Мой  электронный  браслет  тоже
полностью вышел из строя.
   - Здесь не замышлялось никаких преступлений, координатор, - сказал я. - Я
люблю Царицын Кластер.
   - Мы живем в странное время, - прогрохотал тигр. - Наши повседневные дела
приходят в упадок. Сейчас никто не может быть  вне  подозрений.  Вы  выбрали
самый неудачный момент для  того,  чтобы  устроить  себе  подобие  домашнего
привата, молодой человек.
   - Я все делал открыто, ни от кого не таясь.
   - Здесь никто не имеет права  поступать  по  своему  усмотрению,  цикада.
Только с благословения Матки. Одевайся. Тигр доставит тебя во дворец. Я хочу
с тобой поговорить.
   Дворец был одним гигантским приватом. Приходилось только гадать,  суждено
ли мне выбраться оттуда живым. Но выбора у меня не было.
   Я  тщательно  оделся  под   присмотром   пучеглазого   тигра,   а   затем
взгромоздился на его спину. От него несло застарелой смазкой.  Наверное,  он
не один десяток лет провалялся на складе. Свободно разгуливающих тигров в ЦК
давным-давно никто не встречал.
   Холлы были переполнены цикадами, деловито сновавшими туда-сюда  по  своим
делам. При приближении тигра они бросались врассыпную, охваченные страхом  и
благоговением.
   Мы покинули Фрот через выход в торце цилиндра, откуда начинались  туннели
дорог, связывающих пригороды друг с другом. Такие прозрачные  полиуглеродные
трубопроводы образовывали повисшую между  цилиндрами  пригородов  неряшливую
паутину. Вид  этих  гигантских  сооружений,  сверкающих  теплыми  огнями  на
бархатно-ледяном фоне Космоса и звезд, вызвал у меня приступ головокружения.
Я помнил о холоде.
   Мы миновали  узловатое  утолщение  этой  паутины,  вздутие,  под  которым
скрывалось  пересечение   нескольких   трубопроводов   и   где   прилепилось
придорожное бистро, одно из самых известных в ЦК.  Оживленная  болтовня  его
пестрых завсегдатаев при нашем приближении сменилась ошеломленным молчанием,
которое взорвалось нестройным хором  встревоженных  голосов,  как  только  я
верхом на тигре важно прошествовал мимо. Подобные  новости  распространяются
по всему ЦК в течение нескольких минут.
   Дворец имитировал форму межзвездного корабля Инвесторов: октаэдр с шестью
прямоугольными гранями. Но полированная наружная часть корпуса  у  настоящих
кораблей  Инвесторов  всегда   была   инкрустирована   чеканкой   на   самые
фантастические сюжеты, а внешняя поверхность  дворца  была  тускло-черной  и
шероховатой, под  стать  неизвестным  нам  прегрешениям  Матки.  С  течением
времени  дворец   разрастался   за   счет   космических   взлетно-посадочных
комплексов, правительственных учреждений и  множества  тайных  убежищ  самой
Матки. Он раздался во  все  стороны  и  казался  чересчур  грузным,  но  его
тяжеловесный корпус вращался с головокружительной скоростью.
   Мы вошли внутрь близ оси вращения, и нас  тут  же  залили  мощные  потоки
палящего, всепроникающего бело-голубого света. Мои глаза  сразу  заболели  и
начали слезиться.
   Все советники Матки были механистами, поэтому внутренние помещения дворца
кишмя кишели роботами. В отличие  от  людей,  роботы  продолжали  равнодушно
выполнять свои рутинные обязанности, ничуть не обращая  внимания  на  тигра,
хромированные поверхности которого  невыносимо  сверкали  под  безжалостными
лучами ртутных ламп.
   Стоило  ненамного  отойти  от  оси,  как  на  нас   начала   наваливаться
центробежная сила, и тигр со скрипом осел  на  свои  массивные  лапы.  Стены
вокруг были украшены причудливыми мозаичными панно и гобеленами с шитьем  из
драгоценных металлических нитей. Тигр не спеша шествовал  вниз  по  широкому
лестничному  маршу.  Гравитация   нарастала;   мой   хребет   начал   громко
похрустывать, и мне стоило все больших усилий держать спину прямо.
   В помещениях в основном никого не было. Иногда на стенах, мимо которых мы
проходили, попадались как бы случайные вкрапления драгоценных камней, друзы,
сверкавшие порой ярче молний. Я обессилено приник к тигриной спине, уперев в
нее локти; сердце мое тяжко бухало в груди. Все ниже  и  ниже  по  лестнице.
Слезы теперь безостановочно бежали по лицу, попадая в рот; новое для меня  и
довольно Противное ощущение. Руки непрерывно дрожали.
   Кабинет координатора находился на периметре. Так он  поддерживал  должную
форму, необходимую ему для аудиенций с Маткой. Тигр со скрипом  миновал  две
массивные двери, рассчитанные на габариты Инвесторов.
   В самом кабинете тоже все было рассчитано на их габариты. Потолки  в  два
человеческих роста; люстра над головой изливала ослепительный купол света на
два громадных кресла с высоченными спинками, в которых имелись  расщелины  -
отверстия для хвостов... Рядом с креслами из пола пробивался довольно хилый,
придавленный колоссальным тяготением фонтан, почти не дававший брызг.
   Координатор сидел за рабочим  столом,  оборудованным  сложной  встроенной
клавиатурой. Плечи его едва возвышались над крышкой стола, а ноги в  высоких
сапогах болтались в воздухе, не доставая до пола. По экрану стоявшего  рядом
с ним монитора быстро бежали строчки последних биржевых сводок.
   Похрюкивая от напряжения,  я  тяжело  сполз  со  спины  тигра  и  кое-как
вскарабкался на сиденье  большущего  кресла.  Изготовленное  специально  для
жестких чешуйчатых  задниц  Инвесторов,  сиденье  было  покрыто  игольчатыми
выступами, сидеть на которых было  так  же  удобно,  как  на  мотке  колючей
проволоки.
   - Здесь есть солнечные очки, - сказал координатор.  Он  открыл  огромный,
похожий на пещеру ящик стола, нырнул в него по  плечи,  выудил  оттуда  пару
защитных очков и швырнул ими в меня. Я не сумел их поймать, и они  врезались
мне в грудь.
   Вытерев  глаза,  я  надел  очки  и  даже  застонал  от  облегчения.  Тигр
распростерся у подножья моего трона, мурлыча что-то себе под нос.
   - Первый раз во дворце? - спросил координатор.  Я  кивнул;  это  движение
далось мне с большим трудом.
   - В первый раз это ужасно. Да и потом ненамного лучше. И  все  же  ничего
другого нам не дано. Тебе придется хорошенько усвоить  это,  Ландау.  Именно
здесь находится точка пригожинского катализа Царицына Кластера.
   - Философией интересоваться изволите?
   - Разумеется. Не все же мы тут превратились  в  ископаемые  окаменелости.
Среди советников тоже имеются самые разные группировки. Это общеизвестно.
   Координатор слегка оттолкнул кресло назад и встал на сиденье, с  которого
ловко перебрался на крышку стола. Усевшись на самом краю ко  мне  лицом,  он
снова принялся болтать ногами.
   Он  был  приземистым,  угловатым  человеком  с  переразвитыми  мускулами,
позволявшими ему легко двигаться при такой силе тяжести,  которая  буквально
сплющивала мое тело. Отвисшую кожу его  лица  избороздило  множество  старых
рубцов и глубоких морщин. Его черная кожа тускло светилась под яркими лучами
опаляющего света. Глазные яблоки производили  впечатление  изготовленных  из
хрупкой пластмассы...
   - Я просмотрел все записи, сделанные псами, - сказал он,  -  и  чувствую,
что понял тебя, Ландау. Твой главный грех - холодность И  отстраненность.  -
Координатор вздохнул. - Но ты менее развращен, чем другие. Есть некий порог,
предельно допустимый уровень греховности и цинизма, за которым уже не  может
существовать никакое общество... Послушай. Мне многое известно  о  шейперах.
Совет  Колец.  Он  вызван  к  жизни  пеплом  страха  и   коптящим   пламенем
стяжательства.  Он  черпает  энергию  из  инерции   собственного   грядущего
коллапса. Но у цикад еще есть надежда. Ты жил здесь  и  мог  наблюдать  это,
если даже был не в состоянии прочувствовать непосредственно. Ты  должен  был
понять, насколько драгоценен этот город.  Находясь  под  властью  Матки,  мы
черпали жизненные силы из состояния нашего духа. Вера решает все; нет ничего
более важного, чем доверие. - Координатор взглянул на меня, темная кожа  его
лица на глазах обвисала все сильнее. - Теперь я скажу  тебе  всю  правду.  А
затем положусь на твою добрую волю, в надежде получить  столь  же  правдивый
ответ.
   - Благодарю вас.
   - ЦК в глубоком кризисе. Слухи о болезни Матки поставили биржу  на  порог
коллапса. Но в настоящий момент это больше чем слухи, Ландау. Матка  вот-вот
может бежать из ЦК.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0468 сек.