Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Брюс СТЕРЛИНГ - ЦАРИЦА ЦИКАД

Скачать Брюс СТЕРЛИНГ - ЦАРИЦА ЦИКАД

   Даже здесь чувствовалась рука Уэллспринга. Когда эта ледяная гора пройдет
мимо Царицына Кластера, тысячи охваченных отчаянием людей будут провожать ее
глазами. Вдруг я почувствовал, как меня поднимает  ввысь  на  своих  крыльях
надежда.
   - Как насчет того, чтобы высадить меня туда? - спросил я.
   - На лестероид? - догадался Модем.
   - Да. С него ведь должны в последний момент снять двигатели,  верно?  Уже
на орбите Марса. Там я смогу присоединиться к  моим  друзьям  и  не  пропущу
великий момент пригожинского катализа!
   - Сейчас проверю. - Модем повернулся к жидкостному компьютеру  и  ввел  в
него длинный ряд чисел. - Так... -  сказал  он  спустя  минуту.  -  Да.  Это
возможно. Я могу  продать  тебе  маленький  ранцевый  двигатель.  С  помощью
киберштурмана ты можешь попасть на лестероид примерно  через  семьдесят  два
часа.
   - Прекрасно! - воскликнул я. - Великолепно! Начнем это прямо сейчас.
   - Очень хорошо, - спокойно сказал Модем. - Осталось лишь подумать о цене.
   У меня оказалось достаточно времени, чтобы подумать о цене; пока ранцевый
двигатель нес меня сквозь  зияющую  пустоту.  Думаю,  я  принял  единственно
верное решение. Биржа ЦК приказала долго жить, поэтому мне  все  равно  были
нужны новые коммерческие агенты для реализации моих камней с Ейте  Дзайбацу.
Конечно, омары -  жутковатые  создания,  этого  у  них  не  отнимешь.  Но  я
интуитивно чувствовал, что могу им доверять.
   Киберштурман обеспечил мне спокойную мягкую посадку на солнечной  стороне
астероида, который слегка подтаивал под лучами  Солнца.  Легкие,  но  хорошо
заметные в инфракрасном диапазоне струйки пара то здесь, то  там  вырывались
из трещин в голубом льду.
   Лестероид представлял собой обломок, образовавшийся некогда в  результате
распада одной из древних ледяных лун  Сатурна.  То  была  громадная  ледяная
гора, покрытая  застарелыми  шрамами  зазубренных  по  краям  расщелин.  Она
напоминала формой гигантское яйцо, размерами три  на  пять  километров.  Его
поверхность,  покрытая  оспинами  небольших  ямок,   была   ярко-голубой   -
характерный вид для льда, миллионы лет находившегося под воздействием мощных
электрических полей.
   Я выпустил шипы из своих перчаток и, цепляясь ими за ледяную поверхность,
перетащил свой ранцевый двигатель в тень. Энергетические  ресурсы  двигателя
были почти полностью истощены, но мне все же не хотелось, чтобы вырывающиеся
из расщелин струи пара унесли его в открытый космос.
   Затем я раскрыл тарелку - антенну, проданную мне Модемом, - сориентировал
ее в сторону ЦК и подключился к ней.
   Катастрофа, постигшая ЦК, была поистине тотальной. Царицын Кластер всегда
гордился свободой своего радио-и  телевещания,  важнейшей  составной  частью
присущего ему общего духа всеобъемлющих свобод. Теперь же, и атмосфере общей
паники, это вещание выродилось в потоки туманных завуалированных  угроз,  и,
что  самое  плохое,  по  всему  диапазону  то  там,  то   здесь   вспыхивала
предательская захлебывающаяся морзянка закодированных сообщений.
   Крещендо  посулов  и  угроз  нарастало  подобно  лавине,  пока   наиболее
могущественные группировки сами себя не подвели к краю  обрыва,  за  которым
начиналась гражданская война. Коридоры пригородов  и  туннели  дорог  кишели
мародерствующими псами, слепо выполнявшими  приказы  обезумевшей  от  страха
элиты. Насквозь порочные  марионеточные  суды  раздавали  направо  и  налево
жесточайшие приговоры, лишая  всех  несогласных  их  статуса,  имущества,  а
зачастую - и жизни. Не дожидаясь очередного неправедного вердикта, многие из
диссидентов сами оканчивали свой путь в приватах.
   Никакие  детские  учреждения  не  работали.  С  неподвижными   лицами   и
застывшими глазами, дети бесцельно скитались по опустевшим  холлам,  оглушая
себя мощными супрессантами. От неумеренного потребления  ингалянтов-допингов
биржевики, харкая кровью, обессилено падали на клавиатуру своих компьютеров.
Женщины голыми выбрасывались из воздушных шлюзов,  испуская  свой  последний
выдох в виде сверкающей на солнце струи  кристаллов  замороженного  воздуха.
Остальные цикады либо проливали у себя дома слезы  над  навсегда  утраченным
благоденствием,  либо,  отупев  от  отчаяния  и   наркотиков,   бессмысленно
гуртовались в неосвещенных бистро.
   Многовековая борьба за место под солнцем отточила волчьи зубы картелей до
неимоверной остроты. И теперь они рвали этими зубами на части  агонизирующее
тело ЦК. Рвали  с  холодной  кибернетической  отточенностью  механистов,  со
скользким, не признающим никаких моральных ограничений коварством  шейперов.
Промышленность ЦК подверглась захвату и  дикому  разграблению.  Коммерческие
агенты и надменные дипломаты, соперничая друг с другом, выхватывали  друг  у
друга ее сочащиеся живой кровью, теплые, дымящиеся куски. Толпы нанятых  ими
ко всему безразличных  людей  наводнили  дворец  Царицы,  гадя  по  углам  и
бессмысленно разрушая все, что нельзя было украсть.
   Сцепившиеся в дикой схватке фракции ЦК  угодили  в  классический  двойной
капкан, в ловушку, уже  давно  угрожавшую  человечеству.  С  одной  стороны,
намертво увязанный с последними  техническими  достижениями  образ  жизни  и
мыслей неуклонно подталкивал общество к взаимному  недоверию  и  распаду.  С
другой стороны, разобщенность и самоизоляция сделали все эти фракции  легкой
добычей  мощных,  объединенных  в   монолит   картелей.   Вдобавок   повсюду
свирепствовали пираты и приватеры. Картели на словах осыпали их проклятиями,
а на деле - поддерживали.
   А я? Я, вместо того чтобы помогать моей родной Полиуглеродной  лиге,  был
сейчас  всего  лишь  исчезающе   малой   черной   точкой   в   пространстве,
тускло-черной спорой, прилепившейся к обрыву  несущейся  в  пустоте  ледяной
горы.
   Но именно эти скорбные дни помогли мне познать истинную цену  моей  новой
оболочки. Если и дальше все пойдет так, как предусмотрено  Уэллспрингом,  не
за горами новые возрождение и расцвет. А мне было суждено  пережить  тяжелые
времена в моей  спороподобной  оболочке,  уподобившись  высохшему,  гонимому
ветром маленькому  клочку  лишайника.  Клочку,  который  с  легкостью  может
провести  в  таком  состоянии  долгие  десятилетия,  чтобы,  попав  в  более
благоприятные условия, вспыхнуть в  один  прекрасный  день  цветущей  волной
всепобеждающей  жизни.  Да,  Уэллспринг  проявил  присущую   ему   мудрость,
обеспечив меня такой оболочкой. Я всецело ему теперь доверял.  И  я  не  мог
обмануть его ожидания.
   Меня одолевала скука; я мало-помалу погрузился в медитативный ступор. Мои
чувства, зрение  и  слух  простерлись  далеко  за  пределы  возможного,  мое
сознание растворилось в себе самом и я оказался в ревущем  предсуществовании
пригожинского  горизонта   событий.   Пространство-время,   второй   уровень
сложности, заявляло о себе скулящим воем далеких звезд, раскатистым  ропотом
планет, треском и шипением разворачивающегося Солнца.
   Прошло  немало  времени,  прежде  чем  меня  вновь  пробудили   к   жизни
космическая пустота и безысходность вечной симфонии Марса. Тогда я  отключил
усилители своей оболочки.
   Они были мне больше не нужны.
   Я направился к южной оконечности астероида, где, по моим расчетам, должна
была высадиться команда,  посланная  для  демонтажа  двигателей.  Автономная
киберсистема уже переориентировала ледяную гору, подготовив ее к  частичному
торможению, поэтому именно  с  южной  оконечности  теперь  открывался  самый
хороший вид на древнюю планету.
   Не успели стихнуть последние толчки тормозных дюз, как  на  ледяную  гору
тихо опустился пиратский  корабль.  Это  было  изящное  и  прекрасное  судно
шейперов, с широко раскинутыми  крыльями  солнечных  парусов  из  тончайшей,
переливающейся  всеми  цветами   радуги   пленки.   Сверкающий   корпус   из
органометалла  скрывал  под  собой  мощнейшие  магнитные  реакторы  восьмого
поколения, позволявшие кораблю развивать фантастическую  скорость.  Торчащие
из бортов тупые дула оружейных киберсистем лишь  подчеркивали  стремительную
плавность его обводов.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0979 сек.