Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Брюс СТЕРЛИНГ - ЦАРИЦА ЦИКАД

Скачать Брюс СТЕРЛИНГ - ЦАРИЦА ЦИКАД

   Матка была для нас всем.  Без  нее  все  наши  головокружительные  успехи
превратились бы в замки, построенные на зыбучем песке. Надежность банков  ЦК
гарантировалась  умопомрачительным   богатством   Царицы   цикад.   Хваленая
независимость  наших  академических  образовательных  центров   также   была
возможной лишь под сенью ее крыл. И так далее.
   А ведь мы даже не знали, чем была вызвана ее опала. Ходили разные  слухи,
но всю правду до конца знали лишь Инвесторы.  Если  Матка  когда-нибудь  нас
покинет, Царицын Кластер перестанет существовать в ту же самую ночь.
   - Мне и раньше приходилось слышать, что она не  слишком-то  счастлива,  -
сказал я небрежно. - Такие слухи всегда имеют  обыкновение  распространяться
все шире и шире. А потом очередной  раз  слегка  увеличивается  размер  доли
Матки. Потом стены  еще  одной  залы  во  дворце  отделываются  драгоценными
камнями. Ну а после слухи как-то сами собой стихают.
   - Все так... - не стала спорить Аркадия. - Конечно,  Матка,  как  и  наша
дорогая Валерия, - из тех, кто часто подвержен припадкам дурного настроения.
И тем не менее. Мне совершенно ясно, что у контролера просто  не  оставалось
никакого другого выхода, кроме самоубийства. А значит,  в  самом  сердце  ЦК
зреет катастрофа.
   - Все это только слухи, - упрямо повторил я.  -  Кто  знает,  чем  в  эту
минуту заняты мысли нашей мудрой Царицы?
   - Уэллспринг должен знать, - с нажимом сказала Аркадия.
   - Но он  -  не  советник,  -  заметил  я.  -  Формально  для  круга  лиц,
действительно близких к Матке, он немногим лучше простого пирата.
   - Ты должен немедленно рассказать мне о том, что видел в привате "Топаз"!
   -  А  ты  должна  дать  мне  время  подумать,  -  отпарировал  я.  -  Эти
воспоминания причиняют мне боль.
   Наступило молчание. Я быстро прикидывал  в  уме,  о  чем  именно  следует
рассказать Аркадии и чему из рассказанного она  захочет  поверить.  Молчание
затягивалось. Тогда я поставил пленку с записями  голосов  земных  морей.  В
студию ворвался зловещий рев океанского прибоя. Чуждые звуки.
   - Я просто оказался совершенно не готов к тому, что произошло, - сказал я
наконец.  -  Меня  еще  в  детском  саду  учили  скрывать  свои  чувства  от
посторонних, а тут... Отношение лиги к этому вопросу мне хорошо известно, но
такая степень близости с женщиной, с которой я до того едва был знаком, - да
если к тому же учесть прочие обстоятельства той  ночи...  Меня  это  всерьез
ранило, даже оскорбило, Аркадия.
   Она вздрогнула, склонила голову  на  сторону,  болезненно  поморщилась  и
спросила:
   - Кто композитор?
   - Что? - не понял я сперва. - Какой композитор? Ах, это... Просто  запись
шума. Звуки моря. Земного моря. Этой записи уже лет двести.
   Аркадия посмотрела на меня как-то странно:
   - Послушай, тебя по-настоящему захватывают  только  явления  планетарного
масштаба, да? "Звуки моря". Надо же.
   - Когда-нибудь на Марсе тоже будут моря. Ведь именно в этом  суть  нашего
проекта, верно? - отпарировал я.
   Аркадия слегка смутилась.
   - Конечно, - сказала она, - для того мы  и  работаем.  Но  это  вовсе  не
означает, что мы сами будем там жить. Я имею в  виду,  немало  воды  утечет,
прежде чем проект будет завершен. И даже если мы  с  тобой  доживем  до  тех
времен,  мы  станем  совершенно  другими  людьми.  Нет,   только   подумать:
добровольно влезть в гравитационный капкан! Одна мысль о  такой  возможности
до смерти меня пугает.
   - Но я вовсе не рассматриваю эту проблему  с  утилитарной  точки  зрения:
кому где жить. Надо научиться глядеть на нашу  деятельность  шире.  И  более
абстрактно. Гностицизм, действующая сила познания  четвертого  пригожинского
уровня, должен будет инспирировать пригожинский скачок третьего уровня. А  в
результате - на голую, девственно-чистую основу  пространства-времени  будет
привнесена новая жизнь! Понимаешь?
   Но Аркадия в ответ  только  жалобно  потрясла  головой  и  устремилась  к
выходу.
   - Мне очень жаль, Ганс, - сказала она, - но эти  звуки..,  они  проникают
внутрь меня, будоражат мою кровь... - Она вдруг задрожала; крупные бисерины,
вплетенные в ее длинные белокурые волосы,  отозвались  громким  стаккато.  -
Нет, это в самом деле невыносимо!
   - Сейчас я выключу запись, - сказал я.
   Но Аркадия уже была у дверей.
   - Прощай, Ганс, прощай! - помахала она мне рукой. - Скоро увидимся.
   Аркадия исчезла за дверью. А я вновь погрузился в свое одиночество.
   В студии гремел неумолчный шум прибоя - стонущего, ревущего,  остервенело
грызущего несуществующие берега.
   Один из кулагинских роботов встретил меня у порога и  принял  мою  шляпу.
Сам Кулагин сидел за  рабочим  столом  в  углу  своей  насквозь  провонявшей
цветами студии, просматривал бегущие по экрану  дисплея  биржевые  котировки
ценных бумаг и диктовал  в  микрофон,  закрепленный  на  наручном  браслете,
какие-то приказы. Когда робот объявил о моем приходе, Кулагин отсоединил  от
браслета разъем идущего от консоли кабеля,  встал  из-за  стола  и  дружески
потряс мою руку.
   - Добро пожаловать, друг, - радушно сказал он, - добро пожаловать!
   - Надеюсь, не очень помешал?
   - Что ты! Совсем нет. Играешь на бирже?
   - Слегка, - сказал я. - Ничего серьезного. Может быть, позже... Когда  ко
мне начнут поступать отчисления с Ейте Дзайбацу.
   - Тогда позволь мне чуть-чуть расширить твой кругозор заранее,  -  сказал
Кулагин. - Каждый истинный постгуманист просто обязан  иметь  самый  широкий
круг интересов. Пододвинь стул и садись, если ты не против.
   Я послушно примостился рядом с Кулагиным, который  немедленно  уселся  на
прежнее  место  и  снова  подключился  к  консоли.  Он   был   стопроцентным
механистом, но содержал свое тело и свою студию в строжайшей чистоте. Мне он
нравился.
   - Забавно, насколько быстро все финансовые учреждения начинают заниматься
совсем не тем, для чего они предназначались первоначально, - сказал  он,  не
оборачиваясь. - Вот,  например,  биржа.  Она  в  каком-то  смысле  совершила
пригожинский  скачок.   На   фасаде   обозначено:   "Биржа   -   инструмент,
способствующий коммерции". А на деле за этим  красивым  фасадом  вовсю  идет
грязная игра. Тайные соглашения. Продажа конфиденциальной информации. И  так
далее. Мы, цикады, выросли на слухах и сплетнях, ими питаемся, не можем  без
них жить; а потому биржа - точное  отображение  того  самого  духа  времени,
которым мы все пропитаны насквозь.
   -  Да,  -  отозвался  я.  -   Конечно.   Безнравственность,   вычурность,
манерность, самодовольство. И ничего путного в основе.
   Кулагин приподнял свои выщипанные брови.
   - Да, мой юный друг, - насмешливо  согласился  он,  -  совершенно  верно.
Точно так же, как нет ничего  путного  в  основе  Великого  Космоса.  Каждый
следующий уровень сложности свободно парит  над  предыдущим,  поддерживаемый
одними лишь абстракциями. Даже так называемые законы природы - не более  чем
наша жалкая попытка распространить свое видение за  пригожинский  событийный
горизонт...  Ну  а  если  ты  предпочитаешь  более  примитивные  метафоры  -
пожалуйста. Биржу можно смело сравнить с  океаном  информации,  по  которому
разбросано несколько маленьких островков. Эти островки - акции  с  надежным,
устойчивым курсом - последняя надежда на спасение для,  усталого  пловца.  А
теперь посмотри сюда.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0983 сек.