Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Филипп ФАРМЕР - ЧУЖОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ

Скачать Филипп ФАРМЕР - ЧУЖОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ

     Оторвав ее от капитана, Галерс, не в силах сдерживать испытываемое им
отвращение, отшвырнул Дебби к стене. Затем склонился над ее  отцом,  чтобы
осмотреть рану на голове, но тут же был вынужден  выпрямиться,  чтобы  еще
раз отпихнуть девушку.  Поняв,  что  она  не  остановится,  что  ее  будто
подгоняет что-то изнутри,  он  повалил  ее  на  пол  и  попытался  связать
подвернувшимся под руку кабелем от датчика автодиагноста.  Дебби  отчаянно
царапалась и кусалась, и ему пришлось ударить ее  по  затылку  ладонью,  а
затем нанести удар коленом под подбородок. Она  упала  на  четвереньки  и,
прежде чем успела подняться, была туго связана. Отдышавшись, Галерс связал
и капитана, уже начавшего приходить в себя.
     Казалось, какая-то внутренняя сила старается вырваться  из  Эверлейка
наружу, прорвать его плоть, словно чрезмерно раздутый воздушный шар. Глаза
капитана выкатились, рот широко открылся, спина изогнулась дугой...
     - Ради всего святого, Галерс, - хватая воздух ртом, взмолился  он,  -
выпустите меня! Я не перенесу этого! Какой стыд!
     Врач шагнул к нему, но капитан, видимо, неверно понял его  намерения,
и снова закричал:
     - Нет, я не это имел в виду! Не развязывайте меня! Я не  хочу  делать
этого!
     Стальной  панцирь  его   сдержанности   внезапно   раскололся,   лицо
исказилось. А затем, будто мускулы лица сыграли лишь увертюру перед громом
оркестра всей человеческой сущности, такие же движения охватили  все  тело
капитана.
     Ошеломленный Галерс понял, что у него припадок эпилепсии. Не успел он
подойти к Эверлейку, как услышал шум у себя за спиной  -  у  девушки  тоже
начались конвульсии, изо рта шла пена. Марк быстро сунул ей в зубы платок,
чтобы она не могла искусать губы и язык. Как только первый приступ  прошел
(а длился он примерно полминуты), он вынул  платок,  приподнял  девушку  и
приготовился сделать ей два укола: глюкозы и лазарина. Второй препарат был
стимулятором, вошедшим во врачебную практику незадолго до  его  назначения
на "Короля Эльфов". Хотя  такая  инъекция  и  не  гарантировала  оживление
трупа, изготовители лазарина утверждали, что,  кроме  этого,  он  способен
совершить все, что угодно. Единственным противопоказанием к его применению
было слабое сердце. Поэтому Галерс уверенно ввел препарат обеим Эверлейкам
и приготовил два шприца с инсулином на тот случай, если содержание  сахара
в крови начнет быстро нарастать. Сколько  чего  им  давать,  он  не  знал,
однако небольшой опыт лечения  Дебби  и  интуиция  подсказывали  ему,  что
делать.
     Марк внимательно наблюдал, как приходят в себя пациенты, ибо, по  его
мнению, механизм действия лазарина не был еще изучен в  достаточной  мере.
Более того, вещество это столь быстро сгорало в организме, что нужно  было
время  на  распознавание  признаков  понижения  его  в  организме,   чтобы
немедленно сделать второй укол. Производить  третью  инъекцию  разрешалось
только в особых случаях, при крайней необходимости.
     Как только щеки и  глаза  капитана  приняли  нормальный  вид,  Галерс
поднял его и подтащил к стене. Потом  развязал  Дебби.  Во  время  судорог
провод глубоко впился в ее тело, и он испытывал раскаяние  за  причиненные
ей ненужные мучения, хотя иного выхода у него просто не было.
     Девушка подняла на него большие светло-голубые глаза.
     - Вы чувствуете себя нормально? - спросил Марк, улыбаясь.
     - Немного слаба, - прошептала она.
     - Вы осознаете, что с вами произошло?
     Дебби отрицательно покачала головой.
     - Я верю вам, - сказал Галерс и повернулся к Эверлейку. -  Мне  нужно
знать абсолютно точно, что  произошло  с  вами  на  самом  деле.  По  моим
предположениям,  вся  община  ремоитов  чем-то  поражена,   причем   очень
серьезно. Я прав?
     Капитан молчал. Твердая  линия  его  челюстей  ясно  показывала,  что
отвечать он не собирается.
     -  Зря  упираетесь.  В  ходе  следствия  под  действием   специальных
препаратов вы все равно расколитесь,  как  миленький.  Но  произойдет  это
только на Земле, а я хочу знать уже сейчас, чтобы иметь возможность помочь
Дебби. Улетев отсюда, мы, возможно, никогда уже не  вернемся  на  Мелвилл.
Вашу дочь, скорее всего, поместят в клинику и не выпустят до тех пор, пока
не прояснится окончательный характер ее заболевания. Если бы я  располагал
всеми необходимыми данными сейчас,  то  смог  бы  оказать  ей  медицинскую
помощь, которая, может быть, вылечила бы ее. В противном случае...
     Он с надеждой вглядывался в лицо капитана, однако не заметил  никаких
признаков расслабления окаменевших мышц.
     - Так вот. То,  что  я  намерен  сейчас  сделать,  будет  жестоко  по
отношению к Дебби, но, по  крайней  мере,  это  заставит  вас  говорить...
Прости, дорогая, прошептал он девушке.
     Затем быстро поднял  ее  на  руки  и,  прежде  чем  она  успела  хоть
как-нибудь выразить свой протест, понес к отцу.
     - Не делайте этого! -  закричал  Эверлейк,  поняв  его  намерения.  -
Держите ее подальше! Я все расскажу! Все, что вы хотите!
     Галерс опустил Дебби. Она укоризненно  посмотрела  на  него,  шатаясь
подошла к столу, села и уронила голову на руки. Эверлейк с  болью  смотрел
на нее.
     - Вы  -  сущий  дьявол,  -  процедил  он  сквозь  зубы.  -  Вы  нашли
единственный способ заставить меня говорить.  Знали,  что  я  не  перенесу
этого!
     Дрожащей рукой Галерс зажег сигарету.
     - Верно. Поэтому давайте поговорим.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0567 сек.