Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Антуан де Сент-Экзюпери. - Ночной полет

Скачать Антуан де Сент-Экзюпери. - Ночной полет

II

     Итак, три почтовых  самолета -- из Патагонии, из Чили  и из Парагвая --
возвращались  в Буэнос-Айрес с юга, запада  и севера. В  Буэнос-Айресе почту
должны  были  погрузить  в самолет,  который  около полуночи  отправлялся  в
Европу.
     Трое пилотов  летели, затерянные в ночи, размышляли о полете  и,  держа
курс на огромный  город, медленно  спускались  со своих  грозных  или мирных
небес, как спускаются с гор крестьяне.
     Ривьер,  директор сети  воздушных  сообщений,  шагал  взад  и вперед по
посадочной площадке буэнос-айресского аэропорта. Он был молчалив: ни один из
трех  самолетов  еще  не  приземлился  --  и  день  продолжал  таить  в себе
опасность.  Но приходили телеграмма за телеграммой,  и  Ривьер ощущал, как с
каждой минутой  сокращается область неведомого и он,  вырывая  что-то из лап
судьбы, вытягивает экипажи самолетов из ночи на берег.
     Подошел служащий и передал Ривьеру радиограмму:
     -- Почтовый из Чили сообщает, что видит огни Буэнос-Айреса.
     -- Хорошо.
     Скоро Ривьер услышит гул мотора; ночь  уже отдает ему один самолет; так
приливы и отливы моря, полного тайн, выбрасывают на берег сокровище, которое
долго качалось в волнах. А вскоре ночь вернет ему и два других самолета.
     Тогда этот день завершится. Тогда  усталые  команды  отправятся спать и
свежие команды придут  им на  смену. Но Ривьер не сможет отдохнуть: настанет
черед тревоги  за европейский почтовый. И так будет всегда. Всегда.  Впервые
этот старый боец с удивлением почувствовал,  что устал.  Прибытие  самолетов
никогда не  явится для него той победой, которая завершает войну и открывает
эру благословенного мира. Это  будет всегда лишь еще одним шагом, за которым
последует  тысяча  подобных  шагов.  Ривьеру  казалось,  что  он  держит  на
вытянутой руке огромную  тяжесть, держит  долго, без отдыха, без  надежды на
отдых.  "Старею..." Должно быть, он стареет, если душа его требует  какой-то
иной  пищи,  кроме  действия.  Странно,  такие  мысли  никогда  еще  его  не
тревожили.  Задумчиво  журча, к нему  подступали волны  доброты и  нежности,
которые  он обычно гнал  от себя,  -- волны безвозвратно утраченного океана.
"Значит,  все это  так  близко?.." Да,  незаметно и постепенно пришел  он  к
старости, к мыслям: "А вот настанет время", к мыслям, которые так скрашивают
человеческую  жизнь.  Будто и на  самом деле  в  один прекрасный  день может
"настать время" и где-то в конце жизни достигнешь блаженного покоя  -- того,
что рисуется в грезах!.. Но покоя  нет. Возможно, нет и победы. Не могут раз
навсегда прибыть все почтовые самолеты...
     Ривьер остановился около старого механика Леру, возившегося у самолета.
Как и  Ривьер, Леру работал уже сорок лет. Он отдавал работе все свои  силы.
Когда в  десять  вечера  или  в полночь Леру  приходил  домой, перед  ним не
открывался какой-то другой мир; возвращение домой не было для него бегством.
Ривьер улыбнулся этому человеку с грубым лицом; механик кивнул на отливающую
синевой  ось:  "Она  была  слишком  туго  закреплена,  я  исправил".  Ривьер
наклонился  к оси.  Он  снова  вернулся к  служебным заботам.  "Нужно  будет
сказать  в  мастерских, чтобы подгоняли  эти  штуки  посвободнее."  Потрогав
пальцем царапины на металле, Ривьер опять внимательно посмотрел на  Леру, на
его суровое морщинистое лицо. С языка сорвался странный вопрос, и сам Ривьер
улыбнулся, задавая его:
     -- Скажите, Леру, в своей жизни вы много времени потратили на любовь?
     -- О, любовь, господин директор... знаете ли...
     -- Вам, как и мне, всегда не хватало времени...
     -- Да, не очень-то хватало...
     Ривьер вслушивался  в его голос,  пытаясь  понять,  звучит ли в  ответе
горечь;  но  горечи  не  было. Оглядываясь на  прожитую жизнь, этот  человек
испытывал  спокойное  удовлетворение  столяра,  отполировавшего великолепную
доску:
     "Вот и все! Готово!"
     "Вот и все! -- подумал Ривьер. -- Моя жизнь тоже готова!"
     Он отогнал грустные мысли, навеянные усталостью, и направился к ангару:
чилийский самолет уже гудел в воздухе.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0918 сек.