Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Антуан де Сент-Экзюпери. - Ночной полет

Скачать Антуан де Сент-Экзюпери. - Ночной полет

XXI

     Робино    меланхолически   бродил    по    конторе.   Жизнь    компании
приостановилась:  ночное  отправление  почтового, обычно вылетающего  в  два
часа,  видимо,  отменено, и самолет  вылетит только с  рассветом. Служащие с
хмурыми лицами еще  дежурили, но их  дежурство было  бесцельным. С  северных
аэропортов  метеосводки  еще  поступали с обычной регулярностью; но все  эти
слова  о  "ясном небе", о  "полной луне"  и "совершенном безветрии" вызывали
теперь  лишь  представление  о каком-то мертвом  царстве. Лунная, каменистая
пустыня...
     Перебирая  без всякой  цели  папку  с бумагами, над  которыми  трудился
заведующий  бюро,  Робино вдруг обнаружил, что тот стоит прямо  перед ним  с
нагло-почтительным видом --  в ожидании, когда ему вернут наконец его папку.
Казалось, он  говорил:  "Разумеется,  как  вам  угодно,  но все же  это  мои
бумаги..."  Такое  поведение подчиненного  покоробило  инспектора;  но он не
нашелся  что  сказать  и  раздраженно  протянул ему папку.  Заведующий  бюро
вернулся на свое место с выражением величайшего благородства. "Мне следовало
послать его ко всем чертям", -- подумал Робино. И, сохраняя  достоинство, он
сделал несколько  шагов по  комнате, думая о  драме.  Эта драма  повлечет за
собой опалу для Ривьера и  всей его политики. Робино страдал и  за Фабьена и
за Ривьера.
     Потом перед его глазами возник  образ Ривьера, одиноко сидящего в своем
кабинете, Ривьера, который сказал  ему: "Старина..." Никогда еще человек так
не нуждался в поддержке. Робино от души пожалел Ривьера. Он перебирал  в уме
несколько  туманных  фраз,  предназначенных  для сочувствия и утешения.  Его
охватил  порыв, показавшийся  ему прекрасным.  Робино  тихонько  постучал  в
дверь. Ответа не было. Не осмеливаясь  нарушать тишину более громким стуком,
он  отворил дверь. Ривьер был в кабинете. Впервые Робино входил к Ривьеру не
на цыпочках,  а  ступая почти  на  всю ступню,  входил почти как  друг;  ему
представлялось,  что  он  сержант,  который  под пулями  следует  за раненым
генералом,  не отходит от него ни  на  шаг в часы разгрома и, как брат, идет
вместе  с  ним в  изгнание.  Казалось,  Робино  хотел  сказать:  "Что бы  ни
случилось, я всегда с вами".
     Ривьер молчал и, наклонив  голову, смотрел на свои руки. И Робино, стоя
перед  ним,  не  смел заговорить.  Лев, хотя и  поверженный,  вселял  в него
робость. Инспектор подыскивал высокие  слова,  которые должны  были выразить
его стремление к самопожертвованию; но  каждый раз,  подымая глаза, он видел
перед  собой склоненную голову,  седые волосы,  горько  -- о, как горько! --
сжатые губы. Наконец он решился:
     -- Господин директор...
     Ривьер поднял голову и посмотрел  на него.  Он очнулся от  задумчивости
такой глубокой, вернулся из  такой  дали, что,  вероятно,  даже  не  заметил
присутствия Робино. И никому никогда  не узнать, какие  видения прошли перед
глазами Ривьера,  что  пришлось ему  испытать в  эти минуты и  какая  печаль
охватила его сердце... Ривьер  смотрел на Робино долгим  взглядом, словно на
живого свидетеля каких-то событий. Робино смутился. И чем дольше смотрел  на
него  Ривьер, тем  яснее обозначалась  на его  губах непостижимая для Робино
ирония. Чем дольше  смотрел  на него Ривьер, тем  больше  краснел Робино.  И
Ривьеру  все больше казалось, что  Робино с  его  трогательно  добрыми и,  к
сожалению,  необдуманными   намерениями  пришел  сюда  живым  свидетельством
человеческой глупости.
     Робино охватило сомнение. Сержант,  генерал, град пуль -- все оказалось
неуместным. Он  не понимал,  что  происходит. Ривьер  все смотрел на него. И
Робино невольно даже переменил  позу, вытащил руку из левого кармана. Ривьер
все  смотрел на  него. Тогда,  с чувством  огромной неловкости,  сам не зная
почему, Робино произнес:
     -- Я пришел за распоряжениями.
     Ривьер вынул часы и просто сказал:
     -- Два часа. Почтовый из Асунсьона приземлится в два десять.. Прикажите
дать отправление европейскому почтовому в два пятнадцать.
     И  Робино  разнес  по  конторе  удивительную  весть: ночные  полеты  не
отменены. Он обратился к заведующему бюро:
     -- Принесите мне ту папку, я проверю ее.
     Когда заведующий бюро подошел к нему, Робино сказал:
     -- Ждите.
     И заведующий бюро ждал.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0988 сек.