Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Антуан де Сент-Экзюпери. - Ночной полет

Скачать Антуан де Сент-Экзюпери. - Ночной полет

XXII

     Почтовый из  Асунсьона  дал сигнал:  "Иду  на  посадку". Даже  в  самые
горькие часы  этой  ночи  Ривьер не  переставал  следить  по телеграммам  за
благополучным  движением асунсьонского самолета. Это было для Ривьера своего
рода реваншем за поражение, доказательством его  правоты. Телеграммы об этом
счастливом  полете  были  провозвестниками тысяч  других столь же счастливых
полетов. "Не каждую же ночь свирепствуют циклоны." Ривьер думал также: "Путь
проложен -- сворачивать нельзя".
     Спускаясь  из  Парагвая  по  ступенькам  аэродромов,  словно  выходя из
чудесного  сада,  богатого  цветами,  низенькими  домиками  и  медлительными
водами, самолет скользил вне границ циклона, и тучи  не закрывали от него ни
одной  звезды. Девять пассажиров,  закутавшись в пледы, прижимались лбами  к
окошкам, словно  к витринам с драгоценностями: маленькие аргентинские города
уже перебирали во мраке свои  золотые  четки,  а  над ними  отливало  нежным
блеском золото звездных  городов. Впереди пилот  поддерживал  своими  руками
бесценный груз  человеческих жизней; в его  больших, широко раскрытых глазах
козопаса  отражалась  луна.  Буэнос-Айрес  уже  заливал  горизонт  розоватым
пламенем,  готовый  засверкать  всеми  своими  камнями,  подобно  сказочному
сокровищу.  Пальцы радиста посылали последние радиограммы -- точно финальные
звуки большой сонаты, которую он весело отбарабанил в небе и мелодию которой
так  хорошо  понимал  Ривьер;  потом  радист  убрал антенну,  зевнул, слегка
потянувшись, и улыбнулся: прибыли!
     Посадив машину, летчик увидел пилота европейского почтового; тот стоял,
заложив руки в карманы и привалившись спиной к своему самолету.
     -- А! Это ты повезешь почту дальше?
     -- Да.
     -- Патагонец уже здесь?
     -- Его и не ждут. Пропал без вести. Погода хорошая?
     -- Великолепная. Значит, Фабьен пропал?
     Они  не  стали много говорить на эту  тему. Ощущение  великого братства
избавляло их от необходимости произносить громкие слова.
     Мешки с  асунсьонской  транзитной  почтой  перегружались  в европейский
самолет; пилот,  по-прежнему не шевелясь,  закинул  голову  и, прислонившись
затылком к кабине, смотрел на звезды. Он  чувствовал,  как  рождается в  нем
огромная сила, как затопляет его могучая радость.
     -- Погрузили?  -- спросил чей-то голос. -- Тогда --  контакт! Пилот все
не шевелился. Запустили мотор. Плечами, прижатыми к самолету, пилот  ощутил,
что  самолет ожил. Наконец-то, после стольких ложных  слухов --  летим... не
летим... летим...  -- пилот мог быть спокоен. Его рот приоткрылся; при свете
луны сверкнули зубы, словно зубы молодого хищника.
     -- Осторожно... ночью... эй!
     Он  не  слышал  советов товарища.  Засунув  руки  в карманы, запрокинув
голову,  обратив лицо к  тучам, горам, рекам  и морям, он беззвучно смеялся.
Смех был неслышным, но  он пронизал его, пробежав по всему телу, как ветерок
пробегает  по листве. Смех был совсем неслышным, но он был гораздо сильнее и
туч, и гор, и рек, и морей.
     -- Что это на тебя нашло?
     -- Этот болван Ривьер воображает... что... что мне страшно!

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0925 сек.