Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Джон ВАРЛИ - НАВЯЗЧИВОСТЬ ЗРЕНИЯ

Скачать Джон ВАРЛИ - НАВЯЗЧИВОСТЬ ЗРЕНИЯ

     Я понимаю, что дал лишь поверхностное представление о Келлере. А есть
кое-что, о чем я должен сказать,  чтобы  у  вас  не  создалось  ошибочного
впечатления.
     Например, об одежде. Большинство из  них  носили  какую-то  одежду  -
почти все время. Похоже, только Пинк относилась к одежде неприязненно. Она
все время была обнаженной.
     Никто никогда  не  носил  что-либо  похожее  на  штаны.  Одежда  была
свободной: халаты, рубахи, платья, шарфы и тому подобное.  Многие  мужчины
носили то, что можно было бы назвать  женской  одеждой.  Это  просто  было
удобнее.
     Почти вся одежда была сильно поношенной.  В  основном  ее  делали  из
шелка, бархата или  чего-нибудь  другого,  приятного  на  ощупь.  Типичная
келлеритка могла шлепать по свинарнику с ведром помоев в японском шелковом
халате, вручную расшитом драконами, со множеством дыр и болтающихся  ниток
и покрытым чайными и томатными пятнами. В конце дня она его стирала  и  не
беспокоилась о его цвете.
     Я, похоже, не упомянул и  гомосексуализм.  Вы  можете  отметить,  что
из-за  сложившихся  обстоятельств  самые  близкие  отношения   в   Келлере
сложились у меня с женщинами: Пинк и  Царапиной.  Я  ничего  не  сказал  о
гомосексуализме  просто  потому,  что  не  знаю,  как   это   сделать.   Я
разговаривал и с мужчинами, и с женщинами - одинаково, не делая  различий.
Мне оказалось удивительно нетрудным проявлять нежность к мужчинам.
     Я не мог рассматривать келлеритов как бисексуалов, хотя в клиническом
смысле они ими были. Дело было гораздо глубже. Они не могли и  представить
себе такую  злонамеренную  вещь,  как  табу  на  гомосексуализм.  Если  вы
различаете гомосексуализм  от  гетеросексуализма,  вы  отсекаете  себя  от
общения - всестороннего общения с половиной человечества. Их сексуальность
была всеобъемлющей; в их  стенографии  не  было  даже  слова,  которое  на
английский можно было перевести именно как "секс". У них было  бесконечное
множество разнообразных слов, обозначавших "мужчина" и "женщина", и  слова
для  разных  уровней  и  вариантов   физиологических   ощущений,   которые
невозможно было бы выразить по-английски; но  все  эти  слова  включали  и
другие области мира ощущений - ни одно из этих слов не образовывало  стены
той глубоко упрятанной каморки, которую мы называем секс.
     Есть еще один вопрос, на который  я  не  ответил.  Ответить  на  него
необходимо, поскольку я сам размышлял о нем сразу после  своего  появления
там. Нужна ли вообще эта коммуна? Должна ли она быть именно такой? Не было
бы для них лучше, если бы они  стали  приспосабливаться  к  нашему  образу
жизни?
     Мирной идиллии не было. Я уже упомянул о вторжении и  изнасилованиях.
Это  могло  произойти  снова,  если  бродячие  шайки,  действующие  вокруг
городов, и впрямь начнут делать вылазки. Компания на мотоциклах  могла  бы
истребить их за ночь.
     Продолжались также и юридические дрязги. Примерно раз в год работники
органов соцобеспечения устраивали рейд на Келлер и пытались забрать детей.
Обвинения простирались  от  жестокого  обращения  с  детьми  до  поощрения
правонарушений. Пока что этого сделать не удалось, но когда-нибудь могло и
удаться.
     И, в конце концов, в  продаже  были  хитроумные  устройства,  которые
позволяли слепым и глухим отчасти видеть и слышать. Кому-то из  келлеритов
они могли помочь. Однажды в Беркли я познакомился со слепоглухой женщиной.
Я выступлю в защиту Келлера.
     А что касается этих машин...
     В библиотеке Келлера была машина, состоявшая из телевизионной  камеры
и игольчатой матрицы, управляемой компьютером.  С  ее  помощью  вы  можете
получить движущееся изображение того, на что смотрит камера. Она небольшая
и  легкая,  предназначена  для  ношения  -  так,  что  игольчатая  матрица
прилегает к спине. Стоит она около тридцати пяти тысяч долларов.
     Я обнаружил ее в углу библиотеки, провел по ней пальцем, и на толстом
слое пыли появилась блестящая полоска.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0661 сек.