Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Джон ВАРЛИ - НАВЯЗЧИВОСТЬ ЗРЕНИЯ

Скачать Джон ВАРЛИ - НАВЯЗЧИВОСТЬ ЗРЕНИЯ

    Стена была сделана из аккуратно  пригнанных  камней  и  имела  высоту
около пяти футов. Она совершенно не походила ни но что,  виденное  мной  в
Нью-Мексико, хотя и была построена из местного камня. Там просто не строят
таких стен. Если нужно что-то огородить,  пользуются  колючей  проволокой,
хотя многие  все  еще  не  огораживают  пастбища  и  клеймят  скот.  Стена
почему-то казалась перенесенной сюда из Новой Англии.
     Она выглядела достаточно массивной  для  того,  чтобы  я  решил,  что
перелезать ее не стоит.  Во  время  своих  странствий  я  преодолел  много
проволочных изгородей, и пока что с неприятностями  не  сталкивался,  хотя
перепалки  с  владельцами  ранчо  и  случались.  По  большей   части   они
приказывали мне идти дальше, но мое  появление,  похоже,  из  себя  их  не
выводило. На этот раз было иначе.  Я  решил  обогнуть  стену.  По  рельефу
местности я не мог судить о ее длине, но время у меня было.
     На вершине следующего холма я увидел, что далеко  идти  не  придется.
Прямо передо мной стена поворачивала под прямым углом. Я посмотрел  поверх
нее и увидел несколько зданий. В основном они имели форму купола,  которой
повсеместно пользовались коммуны - из-за сочетания  легкости  постройки  и
прочности. За стеной бродили овцы и несколько коров. Трава, на которой они
паслись,  была  такой  зеленой,  что  мне  захотелось  перелезть  стену  и
поваляться на ней. Стена ограждала прямоугольный  участок  луга.  Снаружи,
там где стоял я, росли лишь кустарники и шалфей. Эти люди пользовались для
орошения водой из Рио Гранде.
     Я обогнул угол и снова пошел вдоль стены - на запад.
     Я увидел человека на лошади примерно  тогда  же,  когда  тот  заметил
меня. Он находился к югу от меня, за стеной; он повернул и  направился  ко
мне.
     Это был смуглый человек с грубым лицом, одетый  в  джинсы,  сапоги  и
поношенную серую ковбойскую шляпу. Может быть, индеец навахо. Об  индейцах
я знал мало, но слышал, что в этих местах они есть.
     - Привет, - сказал я, когда он остановился. Он оглядывал меня. - Я на
вашей земле?
     - Земля племени, - сказал он. - Да, ты на ней.
     - Я не видел никаких знаков.
     Он пожал плечами.
     - Все в порядке,  приятель.  Ты  не  похож  на  тех,  кто  собирается
воровать скот. - Он ухмыльнулся мне. У него были большие зубы, пожелтевшие
от табака. - Ты собираешься заночевать здесь?
     - Да. Как далеко простирается... ммм... земля племени? Может быть,  к
ночи я доберусь до ее границ?
     Он с серьезным видом покачал головой.
     - Нет. Тебе и завтра это не удастся. Все  нормально.  Если  разведешь
огонь, будь поосторожней, ладно?
     Он снова ухмыльнулся и тронул лошадь.
     - Эй, а это что? - я указал на стену. Он  придержал  лошадь  и  снова
повернул ее. Поднялось облако пыли.
     - А почему ты спрашиваешь? - Он, казалось, слегка что-то подозревает.
     - Не знаю. Просто из любопытства. Это непохоже на то, что я  видел  в
других местах. Эта стена...
     Он нахмурился.
     - Проклятая стена.
     Затем пожал плечами. Я подумал, что больше он не скажет ничего. Потом
он продолжал:
     - Эти люди, мы остерегаемся их, слышишь? Может быть, нам не  нравится
то, чем они занимаются. Но им нелегко, понимаешь? - Он взглянул  на  меня,
ожидая чего-то. Я так и не научился разговаривать с этими  немногословными
людьми с Запада; мне всегда казалось, что мои фразы  слишком  длинны.  Для
краткости  они  пожимают  плечами,  издают   нечленораздельные   звуки   и
пропускают слова. При разговорах с ними я всегда чувствовал себя городским
хлыщом.
     - А гостей они принимают? - спросил я. - Я думал взглянуть,  не  смог
ли бы переночевать у них.
     Он снова пожал плечами, и смысл этого движения был совершенно другим.
     - Может быть. Ты знаешь, что все они глухи и слепы? -  Это  был  весь
разговор, на который он был  способен  за  день.  Он  издал  что-то  вроде
клохтанья и ускакал.
     Я продолжал идти вдоль стены  пока  не  вышел  на  грунтовую  дорогу,
которая огибала высохшее русло реки и вела к стене. В той были  деревянные
ворота, но они были открыты. Я подумал: зачем же  было  трудиться  ставить
стену, если оставлять ворота открытыми. Затем  я  заметил  кольцевой  путь
рельсов узкоколейки; они выходили из ворот, образовывали перед ними  петлю
и замыкали этот  круг.  Вдоль  внешней  стороны  стены  имелось  небольшое
ответвление длиной в несколько ярдов.
     Некоторое время я стоял там. Я ее знаю, что повлияло на мое  решение.
Может быть, мне немного надоело спать на воздухе,  и  захотелось  домашней
еды. Солнце опускалось к горизонту.  В  западном  направлении  пейзаж  был
примерно таким же. Если бы я увидел шоссе, то, может быть, направился бы к
нему и попытался остановить  попутную  машину.  Но  я  повернул  в  другом
направлении и вошел в ворота.
     Я шел по шпалам. По обеим сторонам рельсов была деревянная ограда  из
горизонтальных планок, как в загоне для скота.  По  одну  сторону  паслись
овцы. С ними была шетландская овчарка; она подняла уши и  проследила  меня
взглядом, но не стала подходить, когда я посвистел ей.
     До группы зданий впереди было примерно полмили. Там было  четыре  или
пять куполов, сооруженных из чего-то полупрозрачного, похожих на  теплицы,
и несколько обычных квадратных зданий. Крылья двух ветряных мельниц лениво
вращались под легким ветерком. Было  там  и  несколько  батарей  солнечных
водонагревателей - плоских устройств из стекла и и дерева, приподнятых над
землей, так чтобы их можно было поворачивать в направлении Солнца.  Сейчас
они стояли почти вертикально, улавливая  его  косые  закатные  лучи.  Были
видны несколько деревьев - возможно, сад.
     Примерно на полпути до зданий я оказался  под  деревянным  пешеходным
мостиком. Он аркой изгибался над рельсами, и соединял восточное пастбище с
западным. Я подумал: а чем плохи обычные ворота?
     Затем я увидел, как что-то движется по рельсам в направлении  меня  -
очень тихо. Я остановился и подождал.
     Это было что-то вроде переделанного электровоза для перевозки угля  в
шахтах. Сзади была прицеплена вагонетка. Питался он  от  аккумуляторов,  и
прежде, чем я  услышал  его,  он  подошел  довольно  близко.  Управлял  им
низенький человек. Он пел во весь голос, невероятно фальшивя.
     Поезд приближался со скоростью около  пяти  миль  в  час;  одна  рука
машиниста была вытянута, как будто  обозначала  левый  поворот.  Внезапно,
когда он был уже совсем близко, я понял, что происходит. Он  не  собирался
останавливаться. Рукой он считал стойки ограды. Я едва успел взобраться на
нее. Между вагонеткой и оградой по обеим сторонам  было  не  больше  шести
дюймов. Я, как мог, прижимался к  ограде;  рука  человека  коснулась  моей
ноги, и поезд внезапно остановился.
     Он соскочил с поезда, схватил меня, и я подумал,  что  следует  ждать
неприятностей. Но он выглядел озабоченным, а не сердитым, и ощупал меня  с
ног до головы, пытаясь определить, не ранен ли я. Мне было неловко, но  не
из-за этого обследования. Индеец сказал, что все они глухи и слепы, но  я,
наверное, не до конца поверил ему.
     Его охватило облегчение, когда я сумел  донести  до  него,  что  я  в
порядке. Красноречивыми жестами он дал мне  понять,  что  мне  не  следует
находиться на рельсах. Показал, что  мне  надо  перелезть  ограду  и  идти
полем. Он повторил этот жест несколько раз, чтобы  увериться,  что  я  его
понял, и,  пока  я  перелезал  ограду,  касался  меня,  убеждаясь,  что  я
освободил ему дорогу. Он протянул руки сквозь изгородь и подержал меня  за
плечи, улыбаясь мне; покачал головой, указав на рельсы и кивнул, указав на
здания. Прикоснулся к моей голове, и улыбнулся, когда я  тоже  кивнул.  Он
забрался в электровоз и включил мотор, все  это  время  кивая  и  указывая
туда, куда он хотел меня направить. Затем он уехал.
     Я размышлял, что же делать. Почти все  во  мне  говорило:  повернись,
дойди пастбищем до стены и направься  в  холмы.  Эти  люди,  наверное,  не
захотят, чтобы я был здесь. Я сомневался, что смогу  общаться  с  ними,  и
может быть, я им даже неприятен. С другой стороны, я был заворожен,  да  и
кто не был бы на моем месте? Мне хотелось знать, как им  удалось  устроить
свою жизнь. Я все еще не  верил,  что  _в_с_е_  они  глухи  и  слепы.  Это
казалось невозможным.
     Собака обнюхивала мои ноги. Я взглянул на нее, и она отступила назад,
затем осторожно приблизилась, когда я протянул к ней раскрытую ладонь. Она
понюхала мою руку и лизнула ее. Я потрепал ее по голове, и  она  поспешила
обратно к своим овцам.
     Я направился к заданиям.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0972 сек.