Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Шломо Вульф. - Тяжелая вода

Скачать Шломо Вульф. - Тяжелая вода

     ***
     Мелкий нерусский  сырой снег сыпал на аллеи  кладбища, где к Яше и  его
напарнику  проиближалась  густая  похоронная  процессия.  Cнег  быстро таял,
превращая землю вокруг  свежеприготовленных  могил в вязкую оранжевую грязь.
Мутная  желтая вода струйками стекала в бетонные  ванночки,  ожидавшие своих
самых постоянных в мире обитателей, а могильщики старались ванночку осушить,
по  крайней  мере,  на  момент  похорон.  Процессия проследовала  мимо,  как
проходила много  раз в  день  мимо отставного доктора Гольфера  все годы его
пребывания на  долгожданной исторической родине. Впереди с молитвенником шел
в прикрытой  пластиковым мешочком  шляпе  запорошенный  белой тающей  пудрой
раввин, нараспев  читая  молитву  из книги в таком же мешочке.  За  ним двое
служащих  и  двое родственников  катили тележку  с мокрым и тоже  словно уже
подернутым белым  тлением темным саваном.  Толпа позади скользила  на снегу.
Люди держались  друг за друга,  прикрываясь  разноцветными зонтами, а потому
процессия  имела  какой-то  неприлично праздничный вид. Двое-трое  сразу  за
тележкой  громко плакали, остальные рядом  с  ними шли понуро,  но  по  мере
удаления от  усопшего  люди  все громче  и  непринужденнее  переговаривались
неизвестно о  чем,  спорили,  отвечали на  звонки сотовых  телефонов  и даже
смеялись. Их было так много, что горе естественно уступило место равнодушию,
чувству долга, повинности, а то  и более неприглядным чувствам. Чего  только
не нагляделся и не наслушался здесь Яков!..
     Как только бесконечная процессия скучковалась в трех десятках метров от
Яши, появилась очередная тележка за таким же мокрым раввином с книгой. Те же
молитвы  нараспев  без  тени  интонаций или эмоций.  Тележку  с  безликим  и
безымяным  пока  евреем, отбывшим  свой  срок на Святой Земле, здесь  катили
четверо кладбищенских служек.  Пожилая красиваяженщина в черном уткнула лицо
в  мокрый платок  и непрерывно сотрясалась от  рыданий. С  двух сторон вдову
поддерживали  молодой  высокий  мужчина  со сморщенным  страданием  лицом  и
худенькая девушка в плаще с капюшоном, которая сама едва  держалась на ногах
от  горя. Мужчина прикрывал вдову  большим  черным  зонтом. Ни  сослуживцев,
отбывающих  привычную повинность, ни наследников, ни дальних  родственников.
На кладбище в центре мира появится  очередное еврейское  имя с  переводом на
русский.  Очередной   соискатель  еврейского  счастья  на  еврейской  родине
прекратил,  наконец, свою  безнадежную  борьбу за  существование  и  оставил
маленькую одинокую семью еще более беззащитной в этом мире...
     Яша снизу из  могилы видел  удивительно стройные ноги вдовы, ее красное
сморщенное мокрое от слез и снега  дрожащее  лицо. Он выбрался из  осушенной
бетонной  ванночки,  когда невпопад  в  таком месте  зазвонил  мобильник  во
внутреннемкармане промокшей  куртки. Яша  вытер руку  о  край  кашне  и тихо
включился в разговор, пока служки несли покойника за ноги и плечи к могиле и
опускали на мокрое бетонное основание среди  таких же серых  грубых каменных
стен,  какие  окружали усопшего все последние  годы  и будут окружать теперь
навеки. "Перезвоните через четверть  часа, - тихо сказал Яша. -  Я занят..."
"Но  это  очень  важно! И прежде всего для вас, именно для вас,  - торопился
голос  в  трубке.  -  Я  прошу  несколько  минут."  "Беседер,  но позже,"  -
отключился могильщик.  Они с напарником  стали прикрывать неподвижное тело в
саване  бетонными  плитками  и  забрасывать  их  жидкой  грязью,  в  которую
превратилась  земля. Желтая  вода торопливо сочилась из нее и исчезала между
плитками.Слышно было, как струйки стекают  на саван  под плитками.  "Кто это
тебе сюда звонит? -  тихо  спросил  напарник,  когда  они стали разравнивать
зеплю, сразу покрываемую усиливающимся снегом. - Я так  всегда отключаю.  От
кого ты ждешь звонка?" "Вообще-то я никаких  звонков не жду, аэто  тем более
пустой  звонок. Судя  по елейному  голосу, какая-то  реклама..." Яков не мог
отвести взгляда от сбившейся в кучку маленькой семьи, только что  оставившей
здесь навеки своего непутевого  мужа и  отца. Они  словно  боялись вернуться
одни отсюда в  тот мир, где и с этим,  явно никчемным, что  сейчас заливался
водой,  было  так тяжело. Но без него  будет и  вовсе  невыносимо. Мимо них,
оживленно переговариваясь, шли участники той процессии, что  хоронила своего
среди своих и уже  безопасных чужих. Тут их и стерпеть можно...  Телефон все
звонил,  сотрясая  Якову  грудь.  Он  огляделся,  понял,  что  с  обитателем
следующей бетонной ячейки  никто еще  не спешит, и  снова ответил в пелефон.
"Доктор Гольфер? - раздался в трубке тот же вроде бы знакомый, но непривычно
сладкий голос Михаеля Бейцана. - Это вас беспокоят из..." "Я знаю. Можете не
беспокоиться." "Подождите,  я вас  умоляю.  Вас хочет  видеть доктор Менахим
Кац. Мы хотим тщательно изучить ваш проект. Как быстро можно получить первую
воду?"
     (Воду? Какую  воду? В голове у  Якова  вертелась только  та  вода,  что
сейчас сочилась  между плитами на саван незнакомого, но почему-то бесконечно
симпатичного  ему покойника. И будет стекать всю ночь, весь месяц, пока  вся
бетонная  ванночка-могила не заполнится.  К весне вода  испарится и наступит
сушь, которая так  мучила этого  оле,  пока он не  стал  покойником. Вот я и
напоил очередного еврея, невесело подумал он.)
     "Вы  имеете  в  виду воду  из  айсбергов?"  "Естественно.  Когда мы  ее
попробуем в Израиле, если  осуществим ваш  проект?" "Как только  ни  вас, ни
вашего  сцикуна   Каца,  ни  чего-либо  подобного..."  "Вместо  того,  чтобы
нервничать  и  заниматься взаимными  оскорблениями, давайте,  как говорится,
посмотрим в глаза фактам. Да, действительно, многие годы некоторые  ученые и
инженеры-репатрианты подобно вам не смогли наладить  связи  с организациями,
занятыми  водными ресурсами.  На  то есть  множество  причин,  в  том  числе
определенное недоверие  к  проектам... включая  ваш. Но  сейчас-то открылась
реальная возможность плодотворного сотрудничества,  которая  бы  не возникла
без той колоссальной поддержки, которую мы получили от депутата  кнессета...
Именно он отворил двери, и этот факт надо встречать аплодисментами..."
     (Осиротевшая семья все еще  стояла там же под усиливающимся снегопадом.
Дети   время  от  времени  пытались  увести  вдову,  но  та  с  раздражением
выдергивала  руку  и  продолжала судорожно рыдать, сгибаясь  вперед,  словно
хотела  упасть на  эту  грязь и  остаться здесь навеки.  "...не изменяла ему
никогда,  -  услышал  Яков обрывок  ее крика, -  И  он мне...  Мы  с ним  не
расставались тридцать лет... Как же я теперь...")
     "Простите, а почему  этот ваш депутат Кнессета должен  кому-то по своей
милости оказывать  поддержку или отказывать в  ней,  если речь идет о  делах
государственной  важности, доктор Бейцан? -  решил отвести уже  казалось  бы
давно задубевшую  душу Яков,  пораженный  этой  такой  привычной,  но чем-то
невыносимой сценой. -  Это немилость депутата, а его  единственнаяработа, за
которую  он получает зарплату из денег, которые у  меня насильно  отнимают в
виде налогов на содержание его семьи. Если он вдруг проснулся, когда в кране
нет воды, то такого депутата, как и его коллег, следовало гнать еще до того,
как   избрали,  а  теперь  следует  судить   за  бездействие,   приведшее  к
национальной  катастрофе."  "Вы,  -  закипел  все-таки Бейцан, -  по  давней
"совковой"  привычкесчитаете, что государство  должно  было заботиться о вас
всех. Нормальный человек избавляется от этих иллюзий в течение года... Мы не
закрываем глаза на  то, что система медленно адаптирует специалистов  и бьем
во все колокола. Сколько бы мы  сами ни критиковали положение, сложившееся с
абсорбцией научно-технических  работников  из стран СНГ, следует  учитывать,
что  ни  одна  страна в  мире за  столь короткий  срок  не  смогла бы  вдвое
увеличить число ученых и инженеров в  государственных и частных структурах."
"Вас  слушать  одно  удовольствие. - зло засмеялся Гольфер.  -  Прямо доклад
парторга  о  достижениях  народного  хозяйства  в  целом  и  вверенного  ему
предприятия  в  частности..  Только  в  результате   тамошних  достижений  в
магазинах стало пусто, а в результате ваших  - в кране нет воды.  А лозунги,
на которые  вы и ваш депутат только и способны, о якобы достижениях с  вашей
якобы помощью напоминают мне пародию на песенку о хорошем настроении: если у
вас комната одна на шестерых, вспомните, как  много есть квартир хороших, их
у  нас  гораздо больше, вспомните про  них,  и -  улыбка, без сомненья вдруг
коснется ваших  глаз... Не  коснулась,  Бейцан. Ваша ложь  еще  противнее  и
примитивнее тамошней. Там она  сочинялась профессионалами с высшим партийным
образованием, а  тут  тупыми самоучками."  "Так как мы решили?" "А решили мы
так. Я пошел себе нахуй. А  ты  давай прямо за мной. И никуда не сворачивай,
козел!.." "Инфантильный идиот..." "Демагогический ублюдок..."
     В мокрой тихой  мгле  затрещал мотоцикл. Шаешник  Мишка  лихо тормознул
около  все еще  неподвижной  семьи и снял шлем. Снег  радостно припудрил его
космы и неопрятную обширную бороду. "Вы  позволите выразить вам мое глубокое
соболезнование?"  -  проникновенно  начал  он высоким простуженным  голосом.
Вдова с какой-то безумной надеждой подняла голову: "Вы знали Сему?" "Не имел
счастья,  -  торопливо отмахнулся Мишка.  - Но если вам  нажен  недорогой  и
приличный памятник,  то у нас..." Сын  усопшего  Семы взял у Мишки  визитную
карточку.  Мотоциклист блеснул большими выпуклыми желтыми зубами  в зарослях
мокрой  бороды и рванул с места,  обдав несчастных брызгами и вонючим дымом.
После него на  кладбище стало еще тише. "Не  пользуйтесь его услугами, прошу
вас, - Яков  неслышно подошел к троим под  серым небом.  -  Зайдите прямо  у
ворот  в мисрад.  Вам там дадут  телефон  достойного  мастера. Верьте мне, -
добавил  он.  -  Это просто  бандиты." "Все эти годы,  - тихо  и удивительно
внятно, словно скандируя, сказала  вдова, глядя в глаза Якову  с невыразимой
тоской,  - он  говорил, что слышит грохот  их  боевых барабанов..." "Это  из
"Затерянного  мира"? -  вдруг вспомнил Яков. - Индейцы  на Амазонке...  Если
сможем  -  убьем..." "Вы  образованный  человек. Спасибо  вам.  Мы не станем
очередной раз подставлятьсявездесущим бандитам..."




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0991 сек.