Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Шломо Вульф. - Тяжелая вода

Скачать Шломо Вульф. - Тяжелая вода

     ***
     "Начали движение, - доложил  капитан буксира-толкача "Геркулес" Джосефу
Манго  -  руководителю  экспедиции,   находящемуся  на  борту  арендованного
исследовательского   судна   "Санкт-Лаврентий".   -   Винты   поставлены  на
максимальный упор. Пока сдвига с места нет... Скорость нулевая."
     Серые   волны   били    в   блестящий    осклизлый    бок   "небольшого
экспериментального" айсберга, казавшегося, тем не менее, островом в холодном
штормовом  океане.  Со  стороны  один из мощнейших в мире  толкачей  казался
лодочкой рядом с  этим вместилищем полутора миллионов  тонн  чистейшей воды.
Истинные размеры  айсберга  Манго  смог  оценить  только при  его  облете  с
вертолета. Над водой громоздились уже осклизлые скалы высотой два-три этажа,
но под воду уходили остальные двенадцать этажей.
     "Скорость один узел, - прозвучало в тишине на мостике штаба экспедиции.
- Полтора. Два! Пять!" "А нужно не менее пятнадцати, чтобы он не расстаял за
эти  восемь  суток  до  Акко, -  сказал  Джосеф  Манго,  молодой решительный
господин, похожий на испанского пирата времен капитана Блада; от его взгляда
ежился даже  дюжий канадец  -  капитан  "Санкт-Лаврентия". -  Мы  ухитрились
отловить небольшой айсберг, заблудившийся,  к тому же,  в относительно южных
широтах. Это  ли  не  редкая  удача? Так  не лишайте меня конечного триумфа.
Полный вперед!" "В Израиле все готово,  - сказал профессор Самуэль Лукацкий,
официальный автор  проекта.  - Гибкие ограждения в море, насосы, трубопровод
до специального экспериментального питьевого городского водопровода  Хайфы."
"Что  пишут  газеты?"  "Что   один   айсберг  -  капля  в  море  израильских
потребностей. И что ты  пускаешь  на ветер  одно  из крупнейших  израильских
состояний..."  "А  ты  что  думаешь,  Шмуэль?" "Не  такая уж  и  капля!  Нам
необходимо только привезти эту воду в Израиль!  822 литра воды на человека в
сутки,  которые  израильтяне потребляют в  среднем, включает всего лишь 5-10
литров  в  день  на  питье.  Остальное   -  на  нужды  сельского  хозяйства,
промышленности,  слив, стирку и  тому подобное,  для  чего  расходуется вода
другого сорта. Наши полтора миллиона тонн - это тристамиллионов пятилитровых
порций, то есть вода для 800 тысяч человек  на год! Всю Хайфу  и Север можно
год  поить чистейшей водой из одного такого айсберга. Вот мы его и привезем.
Пусть дегустируют." "А потом начнем продавать, - зажмурился  миллионер. - По
цене  не  выше  нынешней  турецкой и  всего  вдвое  выше  нашей. Я хотел  бы
посмотреть на семью,  которая  не  купит мою воду!  Я, видите ли,  пустил на
ветер состояние  моего отца... Идиоты! Я его удесятерю. Теперь владелец всех
айсбергов в мире теперь я  - Джозеф Манго. Каждый, кто захочет идти по моему
пути, будет покупать вот такие ледяные острова, эти горы лучшей в мире  воды
у меня!  Ну,  как там  скорость?" "Девять  узлов.  И навряд ли будет больше.
Буксир  работает  на  полную  мощность."  "Ты  сопротивление  воды  движению
айсберга посчитал правильно, Шмуэль? - спросил  Манго -  Ты говорил, что эта
штуковина  такая  скользкая,  что сопротивления  трения  вообще  нет.  А она
тормозит мне весь опыт..." "Это вихревое сопротивление, -  сказал профессор.
-  Айсберг  имеет формувыщербленного  яблока и  движетсявпадиной вперед.  Не
совать же буксир с людьми в ущелье междуледяными скалами, уходящими на сорок
метров в глубину!" "Вон они на твоей опасной глыбе в футбол играют..." "Я им
поиграю!  На "Геркулесе"! Кто позволил высадку  людей на айсберг? Немедленно
верните команду на судно..."
     "Профессор,  вода резко  потеплела,  - сказал  доктор  Томас Якобсон  -
гидролог-гляциолог экспедиции. - Возможно  запредельное  таяние.  И волнение
усилилось. Это тоже  увеличивает скорость  таянияберга."  "Ладно,  попробуем
надеть  на него мешок  по твоей гениальной идее, Шмуэль. А  то действительно
привезем  в  Хайфу сосульку...  если  не  самих  себя  только -  на всеобщее
осмеяние,"  -   Манго  явно   одолевали  мрачные  предчувстивия.  "Гибралтар
запрашивает, - сказал радист. - что будет, что  если наш айсберграсколется в
проливе. Это может создать непредсказуемые опасности для всего судоходства."
"Отвечайте, что мы его одели  в пленку. Если и  расколется, то внутри нашего
мешка. Мы привезем в Израиль не сосульку, а воду! Все полтора миллиона тонн.
Хватит терять на таяние хоть литр!"
     Спущенные  с  "Геркулеса"  буксиры растянули  на  волнах  циклопическое
покрывало,  сразу превратившее  водную поверхность  океана в блестящий серый
пруд. Мешок раскрылся вверх и вниз по уникальной технологии  никому здесь не
известного  доктора   Гольфера.   Не  говоря,  конечно,   о   несостоявшемся
покровителе Гольфера -профессоре Лукацком, который теперь, естественно, ни с
кем не делился источником "своей" оригинальной идеи. Вздыбившись, мешок стал
наплывать на ледяной плавучий остров. Когда горло  мешка снова сомкнулось на
поверхности  океана  впереди айсберга,  буксиры  начали,  прыгая  на  волнах
заваривать мешок. Вскоре он местами прилип к ледяным бокам, а местами тяжело
полоскался на ветру и в волнах. "Скорость упала, -  сказали с "Геркулеса". -
Хотя  машина работает  на  полную  мощность."  "Теперь не  важно.  Идем  как
получится. Только  бы мешок  не порвался. Не порвется? - Джозеф Манго вперил
свой пиратский взор в  представителя фирмы  пластиковых  пленок.  -  Если  я
потеряю мою воду, то тебе я не завидую..." "Пока такого  не было  в теплицах
даже при ураганном  ветре и снежном покрове.  А  тут  пленка  вдвое толще  и
впятеро прочнее." "Алевай..."
     В  Гибралтаре конвой  подхватило благоприятное  течение  из  океана. Не
возникло  и  проблемы с толчеей судов -  все обходили  конвой чуть ли не  за
линией горизонта. Урок "Титаника" был  усвоен моряками навеки. В Средиземное
море  берг  вошел  единым  монолитом без  заметного уменьшения  в  размерах.
Волнения  тут почти не  было.  Буксир пыхтел,  упираясь  специальным  мягким
кранцем  в бок  берга,  покрытый  серой пленкой. За ней уже вовсю плескалась
вокруг  льда драгоценная талая  вода.  Скорость  не  превышала восьми узлов.
Теперь они шли вообще вне морских путей,ни одного судна на горизонте  уже не
было. Все говорило в пользу успеха экспедиции.
     Но на траверсе Сицилии ночью вдруг завыла сирена  на "Геркулесе." Манго
и   Лукацкий   в   одном   белье   вылетели   на   мостик   штабного   судна
"Санкт-Лаврентий".Толкач поспешно отходил задним ходом, освещая прожекторами
мешок, под которым  словно  шевелилось циклопическое  живое  существо. Оно с
грохотом  выпирало все выше вверх, туго натягивая пленку,  пока не замерло в
виде пика высотой в десятиэтажный дом,  косо нависшего  над остальной массой
острова.  "Что это? - холодея спросил Манго. -  Откуда эта гадость выперла?"
"Торошение,  - опоздавший гляциолог зябко кутался в плащ  на ночном  ветру.-
Откололась часть берга и подплыла внутри мешка под  днище острова. И подняла
глыбу  на  себя.  А поскольку  она имеет длину около  двухсот метров, то над
водой  поднялась   ее  десятая  часть...  Просто  поразительно,  что  пленка
выдержала." "Как теперь его буксировать?  - спросил капитан "Геркулеса". - Я
под таким навесом плавать  не буду. А ну как  рухнет на нас?" "Переходите на
буксировку  канатами." "Попробую... Хотя  канат  может  запросто  перетереть
пленку."
     От "Геркулеса"  отчалил  малый буксир,  обогнул  айсберг и  завел конец
вокруг мешка.  Толкач осторожно двинулся вперед. Рассветное солнце  осветило
мешок с уродливо торчащей  внутри  горой с  туго натянутой на  нее угрожающе
звенящей  на  ветру пленкой, продавленной к  тому  же  буксирным  канатом до
соприкосновения с  уродливыми  нагромождениями  ледяных  глыб,  стремительно
тающими в субтропических  водах.  Праздничная атмосфера экспедиции сменилась
унынием и предчувстивием катастрофы.
     И она произошла под вечер, уже на траверсе Кипра, на подходе к Израилю.
Нависшаягора вдруг  полезла вверх,  натягивая  до  предела  пленку  своимуже
острым  от таяния пиком.  Люди с  судов в ужасе  услышали  пушечный  удар, и
пленка с облегчением слетела с пика на  жалкие остатки айсберга и далее -  в
море, куда  и  разлилась драгоценная  пресная вода,  своей волной  достигшая
"Санкт-Лаврентия".  Манго  оцепенел.  Все  было  кончено. В голубых  соленых
волнах бились в  остатках  мешка блестящие чужеродные  этим  широтам ледяные
осколки. Один  из  них,  все  еще гигантский,  втрое больше буксира-толкача,
поплыл прочь, поблескивая  на  закатном  солнце и  вдруг с  треском  лопнул,
подняв брызги  и  пену.  Осколки  его, сверкая на  закатном  солнце,  словно
радостно поплыли в разные стороны...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0476 сек.