Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

СЕРГЕЙ ЗАЛЫГИН - ОДНОФАМИЛЬЦЫ

Скачать СЕРГЕЙ ЗАЛЫГИН - ОДНОФАМИЛЬЦЫ

    Вл. Бахметьев был обескуражен, обескураженный предложил:
   - Перейдем к художественной литературе.  Пора к художественной! Ка-
кие  произведения  выдающегося писателя революционной эпохи Бахметьева
Владимира Матвеевича вы читали?  - спросил он.  - Читали "Преступление
Мартына"?  Поняли, что это полемика с "Преступлением и наказанием" Фе-
дора - забыл отчество - Достоевского? Знаете, что Мартын почти что по-
лучил Государственную премию эС эС эС эР? У вас захватывало дух, когда
вы читали "Мартына"?
   - Захватывало! - приврал Бахметьев К. Н.
   - Тогда - начнем!
   - Начнем. У меня цитаты из "Мартына" выписаны, и вот я читаю: "Мар-
тын  знающими глазами оглядывал черное небо,  тонким слухом ловил при-
зывные крики рожка и не сторонясь встречал галоп курьера". Пожалуйста,
поясните  - какой галоп и какого курьера не сторонясь встречал Мартын?
Здесь, в тексте, больше ни о галопе, ни о курьере - ни слова?
   Вл. Бахметьев молча,  с закрытыми глазами слушал цитату из него са-
мого, попросил цитату повторить, потом сказал:
   - Если бы я не знал, что это написал я, я бы подумал, что это напи-
сал Лев Николаевич... Еще вопросы?
   Они оба не стояли и не сидели,  они попросту в некотором пространс-
тве находились, как показалось Бахметьеву К. Н., в пространстве, хоро-
шо приспособленном для цитат. И он прочел еще:
   - "Что такое жизнь, если она не согревает сердце? И к чему эти дол-
гие дни размеренного желания,  если голова в бурьяне, а кровь в плесе-
ни? Если нельзя одним прыжком разорвать стеклянный день, раздуть тихие
солнечные угревы в пожарище,  сложить из обычных терпеливых слов труда
ликующий призыв к подвигу?"  А  -  это?  Как  по-вашему,  найдется  ли
что-нибудь подобное в мировой литературе?
   - Поищу... Сию минутку!
   Чуть покачиваясь, вперед-назад, вперед-назад, Вл. Бахметьев поискал
и нашел:
   - В мировой - Байрон. Тоже в мировой, но отечественной - проза Лер-
монтова. - Вл. Бахметьев глубоко вздохнул, вздохнул еще глубже и приз-
нался: - Не скрою: всегда любил прозу Лермонтова! В молодости даже го-
тов был у него учиться...
   Бахметьев К.  Н.  цитировал  еще и еще,  а в ответ следовали Чехов,
Тургенев, Лесков, снова Толстой, снова Лермонтов.
   Бахметьев К. Н. спросил:
   - Скучно все-таки на том свете,  а? Писателю с таким именем - скуч-
новато?
   - Что говорить! - развел руками Вл. Бахметьев. Реалистически, быва-
ло,  еще при жизни меня поддерживал Алексей Максимович Горький.  Я ему
благодарен. Большая Советская Энциклопедия поддерживала: "Произведения
Б.  отличаются ясностью изложения и чистотой языка" - так  писала  обо
мне Большая Советская. Это - по форме. А по содержанию Большая писала:
"Б.  изображает победу партии Ленина - Сталина в борьбе  за  Советскую
власть".  Я Большой благодарен.  Но все это было там,  а что же здесь?
Здесь - подумать только!  - не имеется ничего!  Никакой поддержки.  Ни
малейшей. Как хочешь, так и присутствуй.
   - Тогда - не присутствуйте.
   - А вот этого - нельзя. Там можно, здесь - ни-ни!
   Тут Бахметьев  К.  Н.  счел момент подходящим и произнес с задумчи-
востью:
   - Как бы это устроить... поддержку?!
   - Что вы имеете в виду, дорогой Константин Николаевич? Есть возмож-
ности? - живо отреагировал Вл. Бахметьев.
   - Какие-то есть всегда и везде, - подтвердил Бахметьев К. Н.
   - Не может быть?!
   - Как вы думаете - здесь Россия? В этом пространстве?
   - Не сомневаюсь. На сегодня здесь России больше всего! Численно!
   - Ну  а в России только то и есть,  чего не может быть...  (универ-
сальное выражение, которому Бахметьев К. Н. безусловно доверял).
   - Конечно! Конечно, я бы пошел на жертвы... почти на любые! - заве-
рил Вл. Бахметьев.
   - Жертвы должны быть серьезными. И даже - принципиальные.
   - Это  меня не пугает.  Нисколько.  Я - закален.  Тамошняя закалка,
она, знаете ли, и здесь сказывается, и здесь она - не баран чихнул.
   - Тогда - партбилет на стол!
   Прошла минута, и Вл. Бахметьев кивнул. Оглянулся вокруг - вокруг не
было никого, он кивнул еще раз.
   - Вместе со стажем.
   Вл. Бахметьев  снова оглянулся,  снова кивнул и сам свой кивок нег-
ромко прокомментировал:
   - Где билет, там и стаж. Иначе не бывает.
   - Советскую власть ругать на каждом углу...
   Вл. Бахметьев вздохнул и кивнул.
   - Вождей партии и Советского государства - на каждом!
   Вл. Бахметьев сделал жест и только тогда кивнул.
   - Изданий - никаких.  С читателями,  если вдруг обнаружатся,  -  не
встречаться.
   Вл. Бахметьев кивнул не оглядываясь.
   И в  конце концов разговор сам собою стал совершенно безмолвным.  К
тому же еще более откровенным.  Совершенно без оглядок. И потому почти
что душевным.
   "Страшно было?" - спрашивал Бахметьев К. Н., сделав глаза круглыми,
а правую руку приложив ладонью к горлу.
   "Утром, бывало,  проснешься и по-беспартийному перекрестишься: ночь
прошла,  а  ты  все еще дома!  Слава Богу!  А в общем-то,  великий был
вождь.  Очень великий! Знал, кого сажать! Писателя Бахметьева не поса-
дил же!  Значит, не за что было садить. Значит, было за что не сажать!
Глубочайшая интуиция руководителя великого государства.
   "Хрущева вы что-то уж очень сильно ругали?"
   "Я, что ли, один? Ругал-то?"
   - А что же,  Владимир Матвеевич, вы так осторожничаете? Ни слова не
говорите?  Чего  в вашем статуте можно потерять?  - вслух и неожиданно
спросил Бахметьев К. Н.
   - Потерять в любом статуте можно. За потерями дело нигде не станет,
- не отступал от бессловесного варианта Вл.  Бахметьев.  - К тому же -
привычка. А - вдруг? Вдруг и здесь тебя достанет Хозяин? Хотя бы с по-
мощью какой-нибудь науки?
   - Так ведь он-то,  Хозяин-то, он еще раньше вас сюда поступил. Зна-
чительно раньше.  Кстати - не встречались?  Он как здесь - все  еще  с
трубкой? Или без трубки? Уже?
   - Не дай Бог! - смешанно, то есть словами и бессловесно, стал расс-
казывать Вл.  Бахметьев.  - У него же память - адская! Нет-нет, хозяев
здесь никого не видно. У них, вероятно, своя закрытая и номенклатурная
зона.  Мы,  советские, с немецкими товарищами по вопросу связывались -
нет,  говорят,  ни Ульбрихта, ни Аденауэра в глаза не видели. И поляки
так же. И чехи. Югославы - тем более. У англичан не спрашивали - народ
замкнутый.  В общем,  так оно и есть:  закрытая зона, делить ничего не
надо.  Воздуха и того нет. Чем дышим - неизвестно. Пустотой дышим. Для
посторонних часа на два,  на два с четвертью и пустота годится для ды-
хания.  Но чтобы годы и годы?  Очень скучно. Все живое потому и живет,
что потребляет, а здесь? Пустотное равенство, больше ничего.
   - Коммунизм?
   - До конца воплощенный.
   В чем  так и не было найдено между ними взаимопонимания - в вопросе
о гениальности Вл.  Бахметьева. Жертвы жертвами, но своей гениальности
Бахметьев не хотел уступить нисколько.
   - Почему?
   - Сами подумайте: а тогда чего же ради я приношу все другие жертвы?
   Правда, и еще состоялась между ними договоренность:  в этой встрече
участвовал как бы и не он,  не настоящий Вл. Бахметьев. Упаси Бог! Это
был некто,  кто Вл.  Бахметьева изображал,  предположим, Станиславский
какой-нибудь. Ну а кто сценарист - догадаться вообще невозможно.
   Расстались.
   Елизавете Второй Бахметьев К. Н. как бы между прочим рассказал:
   - Случай произошел,  - рассказал он.  - Встретился я с одним уже на
том свете... - Бахметьев К. Н. замолчал в ожидании вопросов со стороны
Елизаветы - дескать,  рехнулся ты, что ли? - и так далее. Но Елизавета
ухом не повела, она спросила:
   - Ну и что? Что из того?
   - Конечно, ничего особенного. Разговорились. Он оказался верным ле-
нинцем.
   - Ну и что?
   - Тебе бы с ним повстречаться?  Обменяться  мнениями?  Вы,  однако,
нашли бы общий язык...
   - Я туда все еще всерьез не собираюсь. Разве что изредка. И несерь-
езно!
   - Зато он сюда собирается.
   - А тогда - больно-то нужно?!  - изморщилась Елизавета всеми своими
морщинами.  - Он оттуда - сюда, я отсюда - туда? Какой же, спрашивает-
ся, между нами может быть общий язык?




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0451 сек.