Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

СЕРГЕЙ ЗАЛЫГИН - ОДНОФАМИЛЬЦЫ

Скачать СЕРГЕЙ ЗАЛЫГИН - ОДНОФАМИЛЬЦЫ

    Невозможно представить, что было бы с населением земного шара, если
бы все племянники стали такими, как Костенька.
   В детстве  он был веснушчатым и сопливым мальчиком,  любил бить со-
седские окна,  в юности - драчливым парнем,  в возрасте мужчины - без-
дельником и повесой.  Годам к тридцати пяти он стал совершенно невезу-
чим: сколько ни начинал учиться - не научился ничему, сколько ни начи-
нал служить - ни на одной службе ничем не проявился. Годам к сорока, к
сорока пяти Костенька стал неимоверным хвастуном,  послушать - он  все
умеет, все знает, если же у него что не ладилось - то ли очередная же-
нитьба,  то ли он снова попал под сокращение штатов, - так это потому,
что он на все плюет,  плюет же на все потому, что он своенравный и лю-
бит справедливость.
   Недавно Костенька въехал в новую квартиру  и  торжественно  отметил
событие.
   Костенькино новоселье  действительно было ведь чем-то таким,  что в
сознание Бахметьева не укладывалось.  Хотя бы и при всем желании. Но у
него и желания такого не было, не могло быть.
   Квартира -  шесть  комнат,  все отделаны не то мрамором,  не то под
мрамор. Бахметьев обошел, ознакомился, в шестую шагнуть не смог: разве
такие бывают?
   Мебель... Из Кремля,  что ли,  ее Костенька спер? Никак не мог себе
Бахметьев К.  Н. представить, будто такую можно пойти и купить в мага-
зине.  Другое дело - спереть.  Не просто, но кто умеет, у того, навер-
ное, получится.
   Гости... Таких гостей Бахметьев через час и выгнал бы,  к  чертовой
бабушке:  ходят, смотрят - и ничему не удивляются! Подумали бы, сукины
дети,  что это за гость, который ходит по таким вот комнатам, пьет-ест
от  пуза  невероятные  блюда и вина и ничему не удивляется.  Да такого
гостя на порог нельзя пускать!
   Нажравшись, но все еще не напившись, прихватив по бутылке, эти хамы
гости сели в покер - и что же?  И три,  и пять, и более тысяч долларов
проигрывает гость и по-прежнему лыбится как ни в чем не  бывало!  Бах-
метьев сидел в сторонке,  соображал:  это сколько же в каждом проигры-
ше-выигрыше минимальных пенсий?  Продовольственных корзин? Единых про-
ездных билетов? Хлебных батонов? Нет и нет - уму было непостижимо!
   Еще был струнный квартет,  играл концерт и "Калинку". Под "Калинку"
гости плясали.  И неплохо, грамотно плясали - значит, им это дело было
знакомо.
   Гуляли два дня и две ночи,  отдыхая на всех кроватях, на всех дива-
нах и на всех коврах, а что было после этих двух дней, Бахметьев К. Н.
не знал - он ушел.
   Когда ушел,  стали ему мниться напольные в квартире Костеньки часы,
он такие видел по ТВ в кабинете президента,  маятник разве только чуть
меньше человеческой головы (может быть, и не меньше?), а впечатление -
будто бы Костенька время и то приобрел в частную собственность.  И вот
гуляет  при участии маятника,  под глухой,  из каких-то других времен,
бой этих часов.  Кроме того - удивительно:  этот же механизм  того  же
назначения и свойства помещался и в крохотных ручных часиках, исполняя
совершенно ту же работу. Есть ли еще подобная машина на свете, чтобы в
любых размерах оставалась самой собою?
   Если бы  в подземной Воркуте,  в угольной шахте,  кто-нибудь сказал
Бахметьеву К. Н., что он, во-первых, останется жив, а во-вторых, попа-
дет на такое вот новоселье собственного племянника, он бы ту же минуту
спятил с ума.  Хорошо,  что никто не сказал! Вот он нынче и соображал:
кто  же все-таки такой - его племянничек?  Кажется,  неоткуда было ему
взяться, но он все равно взялся? Должно быть, проявились до сих пор не
реализованные  особенности  Костенькиного организма - то ли он обонял,
как охотничья собака, то ли видел, будто ястреб, то ли слышал, как за-
яц с большими-большими ушами, но что-то такое органическое жизнь в нем
вдруг востребовала...
   Еще недавно неряшливый - нечесаный,  везде, где можно и где нельзя,
расстегнутый,  -  Костенька нынче преобразился:  расчесан-надушен,  на
пальцах перстни,  на ногах белые с синими или красными по белому поло-
сами носки,  галстук из пестрых пестрый, костюм то ли блестящий, то ли
матовый и неизвестного качества.  (Правда, надо сказать, несколько раз
Костенька  являлся и в прежнем своем виде:  расхристанный,  под граду-
сом.)
   Костенька посещал Бахметьева К.  Н., и всякий раз это было интерес-
но, но с еще большим интересом воспринимался его уход. Может быть, по-
тому, что уходил он особенно - и попрощавшись, и пожелав больному ско-
рого  выздоровления,  он все равно не уходил через двери,  а мгновенно
исчезал,  казалось, сквозь стены. Наверное, потому, что он вот так ис-
чезал,  и думать о нем уже не хотелось:  был, не стало - значит, так и
надо,  и все дела. Тем более что дела-то были доведены до конца, глав-
ный  разговор,  главное  соглашение  состоялось месяца два тому назад,
разве только чуть меньше,  вскоре после того, как под присмотром и при
активном содействии племянника Бахметьев К. Н. был эвакуирован обратно
домой из больницы, из ракового корпуса.
   И только он вернулся домой,  только осмотрелся в родных пенатах,  в
которые и вернуться не чаял, как его даже и не в субботний, в какой-то
другой день,  в среду кажется,  навестил Костенька,  принес  всяческой
снеди,  а еще принес бумагу с печатью и собственной подписью... Бумага
эта была завещанием (на случай смерти Бахметьева К.  Н.),  по которому
двухкомнатная, с кухней 6,5 кв. м, отходила в пользу Костеньки.
   Бахметьев К. Н. подивился и бумагу подписал - очень старался вокруг
него Костенька, его надо было чем-то отблагодарить.
   Костенька быстренько уложил бумагу в шикарный,  чуть ли не слоновой
кожи кейс:
   - Я,  дядя  Костя,  я нынче тебе честно и по гроб жизни благодарен!
Другой бы на моем месте знаешь как? Другой бы получил твою подпись и -
что?  В  тот же день и спровадил бы тебя с жилплощади в известном нап-
равлении - туда,  где ты так и так очень вскоре будешь.  Но я - нет! Я
буду до конца твои заключительные дни поддерживать.  Во-первых, я пом-
ню,  что ты меня еще не родившегося из воды спас,  во-вторых,  я знаю,
что ты подписал мне до чрезвычайности важную бумагу. В общем, ты, дядя
Костя,  сыграл исключительную роль в моей жизни, о чем я никогда и ни-
когда не забуду!
   - Ну а зачем тебе,  Костенька, эта двухкомнатная? - поинтересовался
Бахметьев К. Н. - Зачем? Малогабаритка и санузел совмещенный? Я у тебя
был на твоем новоселье, видел твои хоромы, потому и удивляюсь.
   - Мне, дядя Костя, не для себя. Мне - для нас.
   Когда в  субботу через две недели Костенька снова Бахметьева К.  Н.
навестил, он постарался узнать, что это значит - "для нас"?
   Оказалось, "для нас" нужны вот эти две комнаты с кухней, чтобы поз-
же  занять  всю  лестничную площадку,  а лестничная площадка тоже "для
нас" нужна, чтобы занять весь подъезд. Весь, кроме двух первых этажей,
в которых люди как жили,  так и будут жить.  Будто ни в чем не бывало!
Чтобы жилой дом по-прежнему выглядел как жилой дом, как жилой подъезд.
   - Сколько много-о!  - поразился Бахметьев К. Н. - А куда же денутся
жильцы с других этажей?!
   - Не беспокойся, дядя Костя! Люди с тех этажей получат жилплощадь в
пределах окружной дороги,  так что ты не беспокойся!  Это уже моя, это
уже не твоя забота!
   - Ну, Костенька, если ты все это можешь, тогда зачем тебе ждать ме-
ня?  Покуда я уберусь из своей двухкомнатной ногами  вперед?!  Занимай
покуда всю лестничную, а мне можно будет не торопиться.
   - Видишь ли,  дядя Костя, - не без философии стал объяснять положе-
ние Костенька, - видишь ли, разные люди действуют по-разному. Один то-
ропится  сразу  же  захватить  большую территорию и на ней искать свою
главную точку опоры, другие наоборот: сперва - точка, а уже затем рас-
ширяют ее до всех необходимых размеров! Я предпочитаю последнее.
   Тут вопрос и перешел в теоретическую плоскость,  Костенька воодуше-
вился, разоткровенничался и стал излагать дальше.
   Он имеет целью создать Центральный Институт  Криминальной  Информа-
ции,  сокращенно ЦИКИ, который будет обладать банком данных - кто, ко-
го,  когда убил или ограбил, каков получился при этом результат в дол-
ларовом выражении,  кто,  кого, когда имеет в виду убить, ограбить или
разорить, какие при этом результаты прогнозируются... Бахметьев К. Н.,
слушая внимательно,  понимал плохо, зато ясно видел Цику: большая яще-
рица с большими ушами, серо-зеленого камуфляжа, очи черные.
   - Да как же это ваша Цика будет существовать?  - удивлялся он. - Ее
завтра же на всех твоих этажах заарестуют - и делу конец?
   - И даже ничего подобного! - объяснял Костенька. - Информацией Цики
будут пользоваться многие клиенты, в том числе - государственные служ-
бы!
   - Но  тогда  тебе  надо будет сильно охраняться от всяческой мафии.
Кто-кто, а эти пришибут. Тебе не страшно? Ты еще молодой, тебе жить да
жить?!
   - Я и буду жить да жить! И вот я хочу, чтобы солидный криминал тоже
получал информацию Цики.
   - Как же так? Я что-то не пойму. Уже ослаб понятием.
   - Тут,  дядя Костя, в основе лежит совершенно новая и очень сильная
идея! Идея сотрудничества двух структур. Если подумать, подумать серь-
езно, - они друг без друга не могут, они друг другу совершенно необхо-
димы! И между ними должен быть компромисс, разумное планирование общих
инициатив и даже выдача на каждую криминальную  акцию  соответствующей
лицензии. Вот все объявляют: борьба с организованной преступностью! Ну
а если преступность организованная, значит, она управляемая? Вот и на-
до этим пользоваться и управлять совместно, вместе бороться с преступ-
ностью неорганизованной,  то есть с анархизмом, который и есть главная
опасность для обеих структур.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.098 сек.