Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

СЕРГЕЙ ЗАЛЫГИН - ОДНОФАМИЛЬЦЫ

Скачать СЕРГЕЙ ЗАЛЫГИН - ОДНОФАМИЛЬЦЫ

    Конечно, Костенька  очень  любил  умничать,  но  тут он говорил так
серьезно,  с таким значением, что Бахметьев подумал: "Может, Костенька
и  в  самом  деле  бывает умным?" Он стал слушать,  удивляясь больше и
больше. Внимательно. Костенька внимание тотчас уловил, понизил голос с
тенора на баритон,  иногда и более низкие ноты,  басовые,  стал брать,
стал объяснять дальше и дальше:
   - Двум разным структурам,  дядя Костя,  несомненно, лучше существо-
вать  в сотрудничестве,  чем в непрерывном антагонизме.  Ты никогда не
думал,  сколько рабочих мест по борьбе с организованной  преступностью
создает организованная преступность в госаппарате? Сколько государство
получает от своих граждан, защищая их от организованной? Да если бы ее
не было, граждане могли бы даже и наплевать на свое собственное прави-
тельство - вот до чего могло бы  дойти!  Значит?  Значит,  государство
много  обязано  организованной преступности.  А теперь взгляд с другой
стороны. Разве хорошо организованному криминалу нужна анархия? Да ни в
коем  случае!  Ему  нужен порядок,  нужен высокий материальный уровень
граждан,  с нищих - что взять? Ничего не взять! Нужен кодекс государс-
твенных законов,  чтобы сознательно,  а не стихийно их нарушать, чтобы
знать,  сколько и за что положено лет заключения по суду,  по  суду  с
прокурором и с адвокатом, а вовсе не с перестрелкой с мафиозными анар-
хистами,  со всякими там подонками. Вот, дядюшка, какая теория за годы
перестройки сложилась в моей голове.  Вот почему меня ничуть не радуют
всякие перестроечные глупости,  и ты поверь - я еще сыграю свою роль в
формировании правильных отношений между двумя структурами. Я не просто
так, я итальянский опыт изучал, дважды ездил в Италию - один раз с го-
сударственной прокурорской группой, другой - с высококвалифицированной
криминальной.  А тебе я советую:  ты взгляни на наших  государственных
руководителей через ТВ со всем вниманием - и сразу поймешь:  у каждого
имеется собственная теоретико-материальная база,  и чтобы с ними  сот-
рудничать,  мне  тоже  нужна  собственная  материально-теоретическая -
только при этом условии мы будем на равных и нам будет с чего  начать.
Ну? Как? Остаешься ли ты при своем прежнем мнении?
   - Остаюсь:  тебя  надо повесить за яйца!  - подтвердил Бахметьев К.
Н., но Костеньку это ничуть не смутило.
   - Упорный ты человек!  - развел Костенька руками.  - Не  поддаешься
теориям  ни социалистическим,  ни капиталистическим.  Ну ладно,  тогда
коснемся практики:  буквально на днях я в доме  одиннадцать  по  улице
композитора Гудкова открываю контору "НЕЖИФ".
   - То Цика, а то - НЕЖИФ? Что за зверь? Млекопитающий?
   - "НЕЖИФ" - это Неприкосновенный Жилой Фонд. И такой фонд я органи-
зую в порядке помощи гражданам,  которые от своей жилплощади хотят из-
бавиться.
   - Или - не хотят?
   - Это я не для себя.  Я только посредник между теми,  кто много мо-
жет,  и теми, кто многого не может. Опять же благородное посредничест-
во! Я нынче же организую жилищную картотеку на всю Россию! Банк жилищ-
ных данных - такого на всем свете нет!  Пользуйся кто может,  мне  все
равно, зек это или высокий советник, или беженец, или южноамериканский
миллионер!  Человек живет в своей квартире,  но квартира хуже,  чем он
сам.  Человек живет в своей квартире,  но квартира лучше,  чем он сам.
Кто поможет этим человекам навести справедливость в своем  существова-
нии?  Обменяться квартирами? Я помогу! "НЕЖИФ" поможет. Опять не пони-
маешь?  Теорию не понял, а теперь и практика не доходит? Беда с тобой,
дядя Костя!  Ты человек слишком хороший, ты до плохого хороший - вот в
чем твоя беда! Ты настолько хороший, что не умеешь жить, а тот, кто не
умеет жить, - тот человек совсем плохой! Ничегошеньки не стоящий. Одно
название что человек.  Учти:  если никто никого не будет обманывать  -
все будут жить плохо, в лучшем случае - так себе. Если же сделать соц-
соревнование на обманность - кто-то будет жить хорошо,  и  даже  очень
хорошо.
   - А кто-то будет нищенствовать?
   - Без нищих ни одна страна не обходится. Но в нищих-то никто не за-
интересован:  их обманывать - толку нет, налог с них тоже не возьмешь,
рэкет  не  возьмешь  -  для всех нищенство совершенно невыгодно и даже
некрасиво.  Человечество, оно ведь, дядя Костя, вообще некрасивое! По-
чему?  А потому, что его слишком уж много. Его больше, чем всяких дру-
гих млекопитающих.  Сложить всех слонов, тигров и зайцев - столько го-
лов  не получится,  сколько получилось людей к концу двадцатого столе-
тия. Нынче разве только селедок в океанах все еще больше, чем людей на
земле!  Ага! Людей-то на земле как сельдей в бочке - точно! Я ведь все
ж таки на биологическом учился,  имею толк! У меня - кругозор! А также
- индивидуальность. Мне селедкой в бочке нет охоты быть!
   - А  ведь  ты малый-то был - шибко сопливый...- снова вспомнил Бах-
метьев К. Н.
   - Всему свое время!  Не помню,  кто из философов так выразился. Ты,
дядя Костя,  не помнишь - кто?  К тому же меня,  дядя Костя,  ничто не
страшит: куда мое дело клонит, туда я иду! Понятно?
   - Я понял,  - сказал Бахметьев К.  Н., и в самом деле ему стали по-
нятны разговоры,  которые Костенька то и дело вел из кухни,  волоча за
собой телефонный аппарат на длинном проводе.  Костенька будто снимал с
кого-то допрос:
   - Адрес? Этаж? Площадь? Санузел? Телефон? Возраст? Срок проживания?
Родственники? Отделение милиции? Участковый?
   Бахметьев К.  Н.,  слушая, недоумевал: какие это знакомства заводит
Костенька? А теперь он знал - какие.
   - В данном бизнесе,  дядя Костя, - и еще объяснял Костенька, - про-
цент на капитал несравненно выше,  чем в любом банке. ЭМ эМ эМ, Сержик
Мавроди и тот не угнался бы.
   - Ты  стариков-старушек со света сживаешь,  а дядюшке - исключение?
Дядюшку рыбой семгой потчуешь?
   - По-другому совесть не позволяет,  дядя Костя. Сколько тебе объяс-
нять? Кто меня из воды спас?
   - Старикам-старушкам, им легче жизнь потерять, чем жилую площадь. А
ведь ты их, бездомных, целую толпу сделал... Такую толпу даже и предс-
тавить невозможно. Такой толпы нет, не может быть, но на самом-то деле
ты ее сделал и она есть.  По вокзалам помирает,  по подъездам.  Накло-
нись-ка ко мне!
   Костенька наклонился над ним, лежачим, над самым его лицом:
   - Чего ты еще хочешь, дядя Костя? Говори? Чего тебе хочется?
   - Ты - сволочь! - сказал Бахметьев К. Н.
   - Что ты хочешь этим сказать, дядя Костя?
   - Ты - сволочь!
   - А какое это имеет значение? И что - дальше?
   - Дальше,  - тихо сказал Бахметьев К. Н., крикнуть - сил уже не бы-
ло,  - дальше хочу дать тебе по морде,  сволочь! - И он приподнял было
руку, но рука упала обратно в постель.
   - Это  вполне естественно,  дядя Костя!  - сказал Костенька.  - Мне
много кто хочет дать по морде,  но знаешь ли, дорогой, у всех руки ко-
ротки! Успокойся! Волнение это вообще зря и вообще ни к чему, а в суб-
боту,  в первой половине дня, я тебя навещу. Ты к тому моменту поправ-
ляйся. Окончательно!
   Натянув высоконький картузик, а шикарное пальтишко - сверху широко,
книзу узенько - накинув на плечи, Костенька и еще сказал:
   - Дядя Костя,  пойди-ка на кухню, в холодильник пойди, погляди, что
там и как в твоем холодильнике.  А то пошли туда свою тетю Лизу.  Если
сам не сможешь, тете Лизе тоже будет интересно.
   И Костенька исчез, а Бахметьеву К. Н. потребовалось подумать.
   Бахметьев К. Н., он с десяток смертей за свою жизнь пережил, по ка-
ким-то случайным обстоятельствам не состоявшимся. Несостоявшиеся смер-
ти интересуют людей-читателей, а вот попробуй поделись опытом, соедини
все  междусмертные жизни в одну жизнь - невозможно!  А теперь,  что ни
говори,  Бахметьев К.  Н.  умирал вовремя. Он так и думал: "Умру - вот
хорошо-то мне будет!" Он так думал,  потому что уж очень нехорошо было
нынче жить - непомерную тяжесть души обустроила ему нынешняя жизнь. От
этой тяжести он пытался отбрыкиваться, но, пока жив, - не получалось.
   Тяжесть физическую,  холодную и голодную, с телесным весом 29,5 кг,
он испытал и прошел, но такой, как нынче, - нет, никогда.
   он раньше-то видел милицейского  старшину,  который  нынче  нередко
сопровождает Костеньку ("по вашему приказанию явился!")?
   Ну как  же,  как же!  - этот старшина в штатском и еще двое (тоже в
штатском) сидели в прихожей,  охраняя Костенькино новоселье,  всех его
гостей.  И еще стало вспоминаться... Костенька объявил гостям, кто та-
кой его дядюшка,  Бахметьев К.  Н., как он, К. Н., спас из воды своего
еще  не родившегося племянника,  и гости закричали "ура!" и,  нетвердо
стоя на ногах,  стали качать Бахметьева К.  Н.,  подбрасывать к самому
потолку (3 м 40 см),  а он все не знал и не знал, что лучше: врезаться
в потолок или упасть на пол? Потолок все-таки был предпочтительнее. Но
не прошло и десяти минут - все кончилось безболезненно. "Слава Богу! -
подумал в тот раз Бахметьев. - Видит Бог - слава Богу!"
   Костенька сказал освобожденному от качки  дядюшке:  "Я  тебя,  дядя
Костя,  уважаю!  Ты понял, как я тебя уважаю?!" И почему Костенька уже
тогда зауважал Бахметьева К.  Н.?  Он ведь тогда и раком-то еще не бо-
лел?
   Потом прошло еще часов пять,  утро наступало,  и гости решили: надо
Костенькиного дядюшку покачать еще раз!  Как-никак он Костеньку,  было
дело, из воды спас. Но тут гости и вовсе плохо стояли на ногах, качать
у них почти не получалось,  а тогда они позвали охрану в штатском, три
человека,  старшина в том числе.  У этих получилось. Вот, оказывается,
когда Бахметьев К.  Н. с милицейским старшиной впервые познакомился. А
нынче качка вдруг возникла по образцу той,  получившейся,  хотя была и
разница:  тогда Бахметьев К.  Н.  летал то вверх,  то вниз,  а нынче -
только вниз.  Будто в воркутинской шахте оборвалась клеть,  а он в той
клети мечется из угла в угол...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0967 сек.