Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

СЕРГЕЙ ЗАЛЫГИН - ОДНОФАМИЛЬЦЫ

Скачать СЕРГЕЙ ЗАЛЫГИН - ОДНОФАМИЛЬЦЫ

   Звезда не звезда, а только нынче Бахметьев К. Н. занят соответству-
ющей мыслью:  он реабилитирует Клавдия Птоломея,  подтверждает высокую
репутацию Древней Греции и догадывается, что недаром выдающиеся астро-
номы прошлого - тот же Коперник - одновременно были  еще  и  медиками:
есть, есть что-то общее между системой мироздания и его, Бахметьева К.
Н., организмом!
   Умереть же по-хорошему - это значит - без воспоминаний.  Не вспоми-
нать Бахметьев К.  Н. давно уже умел - при том, что всегда знал, о чем
именно он не вспоминает.
   О чистке партии - никогда,  тем более о партии до блеска очищенной.
О  харьковском котле - как в этом котле командовал ротой из семи чело-
век,  как был ранен - никогда! (Кем он был, в тот раз раненный, спасен
-  он  действительно  не знал.) О немецком плене,  о собственном в том
плену телесном весе 29,5 кг - не вспоминал тем более.  Зачем?  Если  и
вспомнишь - все равно не поверишь!
   Несмотря ни  на  что  мелькало  одно и то же подземное воркутинское
воспоминание:  рубая уголек, мечтаешь о земной атмосфере - дыхнуть бы!
Как  бы не мечта,  то и не выдержал бы смену - двенадцать часов.  Ну а
подняли тебя на поверхность,  а там и атмосферы нет, туман - 40 граду-
сов,  больше ничего, и рот затыкаешь рукавицей и в колонне бегом-бегом
в барак. За плечами у тебя мешок с углем - бараки требуют отопления!
   Свобода от воспоминаний (и от фантазий) - это мудро и  справедливо.
Может быть,  и благородно? Недаром старцы крестьянские загодя сколачи-
вали себе гроб,  хранили его на чердаке либо  в  амбарушке  с  зерном.
Они-то знали,  знали хорошо,  почему и зачем это делают.  Недаром люди
говорят:  народ,  он - умный!  Бахметьев К. Н. смертей повидал, но все
это  были  смерти  навязанные,  бессмысленные и потому отвратительные,
совсем не те,  которых сама жизнь  требует,  с  которой  птоломеевское
сердце  выражает  согласие,  и когда его послушаешь,  слышно:  "По-ра!
По-ра!"
   Итак, самое доброе чувство испытывал Бахметьев К.  Н., самое, каза-
лось ему, заключительное, когда он протягивал руку к тумбочке, нащупы-
вал пластинку валидола,  с трудом, а все-таки выковыривал из нее две -
обязательно  две!  - капсулки и укладывал их под язык.  Под языком они
таяли,  просачивались в кровь и таким образом утешали  сердце.  Что  и
требовалось доказать! И какие могли быть после того еще желания?
   Конечно, Бахметев  Павел  Александрович в свое время плыл в Океанию
на корабле с паровым двигателем.  Не на паруснике же,  в  самом  деле,
следовал он из России в Океанию? По многим морям, по океанам? Бахметь-
ев же К.  Н.  нынче,  пользуясь достижениями науки и техники, вовсе не
плыл,  а легко летел по воздуху в кабине неизвестной конструкции лета-
тельного аппарата.  Летел и думал:  "Вот повезло,  вот повезло!  Через
час-другой буду на месте!" Одно было у него затруднение:  надо предуп-
редить жителей Океании о том,  что Бахметьев К. Н. к ним следует! Хотя
бы и без особых почестей,  все-таки требовалось его,  приземлившегося,
кому-то встретить.  Без этого он заблудится,  не на тот остров призем-
лится. Он оглянулся на три стенки кабины вправо, влево, назад, и слева
оказался прибор,  предназначенный для радиосвязи. "Опять повезло!" И с
сердечным трепетом он заговорил в этот аппарат:
   - Миленькие вы мои папуасы!  Я, Бахметьев Ка эН, спешу к вам, я уже
всем сердцем с вами,  но океан большой,  небо еще больше, и я не знаю,
каким следует считать тот океан, который подо мной, - он уже Тихий или
все еще Индийский?  Я не знаю,  в каком я нахожусь небе,  - пролетел я
международную  границу перемены календарной даты или все еще не проле-
тел? Не знаю - в атмосфере я лечу или в космосе? Но все равно: я русс-
кий  человек и лечу к вам,  мне больше не к кому лететь.  Ведь у вас с
Россией давно сложились хорошие и даже прекрасные исторические отноше-
ния!  Вспомните  Николая  Николаевича Миклуху-Маклая - он лечил вас от
разных недугов. Вспомните, дорогие мои, адмирала Михаила Петровича Ла-
зарева!  Михаил Петрович открыл ваши собственные острова в группе Туа-
миту,  а также цепь Радак в Маршалловых островах.  Заодно он открыл  и
материк  Антарктиду,  и  теперь вы вполне можете считать,  что вы тоже
открывали тот огромный и ледовый материк,  толщина льда - два километ-
ра.  Это вам не баран чихнул,  это вам,  приэкваторным жителям, трудно
представить.  И мне тоже! Теперь подумайте: если бы Николай Николаевич
не  вылечил иных ваших бабушек-дедушек,  можно с уверенностью сказать,
что многих из вас сегодня не было бы на свете, а если бы Михаил Петро-
вич  не  открыл и не нанес бы вас на географическую карту - вы бы и до
сих пор могли оставаться неоткрытыми!  Но едва ли не самый главный ге-
рой,  о ком я должен вас информировать, - это Павел Александрович Бах-
метев.  Обратите внимание: мы однофамильцы, только я - Бахметьев Конс-
тантин Николаевич с мягким знаком,  а он,  Павел Александрович,  - без
мягкого. Но я давно уже простил ему этот недостаток и искренне его по-
любил.  У кого из нас от природы нет недостатков? Вспомните, как Павел
Александрович устраивал на одном из  ваших  островов  коммунистическую
коммуну. И это еще не все: он был прототипом нашего Рахметова из рома-
на Николая Гавриловича Чернышевского под названием "Что делать?".  Об-
ратите  внимание - это вечный вопрос,  с этим же вопросом лечу к вам и
я,  в надежде,  что с кем,  с кем, а с вами-то мне удастся его решить!
Хотя бы - частично! По прибытии я еще и еще расскажу вам о Павле Алек-
сандровиче,  я уверен,  что это будет увлекательный рассказ,  а  может
быть, и увлекательная лекция (несмотря на то, что ни разу в жизни ниг-
де и никогда я не читал лекций).  Однако мне крайне необходимо призем-
литься на одном из ваших коралловых островов,  на том, где Павел Алек-
сандрович устраивал коммунизм.  Как только я  приземлюсь,  как  только
прочитаю  лекцию,  мы тут же и провернем какое-нибудь общественное ме-
роприятие! Я на этом свете, слава Богу, пожил, я понимаю в мероприяти-
ях.  К тому же, учтите, у меня имеются очень перспективные знакомства.
В частности,  можно сказать, родственные отношения с Бахметьевым П. И.
(Порфирий Иванович),  с автором анабиоза.  Великий человек,  и при его
содействии вполне возможно будет всему народонаселению вашего коралло-
вого и прекрасного острова погрузиться в анабиоз. Скажем, лет на пять-
десят. Скажем, лет на сто. Ну а по истечении срока снова восстановить-
ся  в текущей жизни и тем самым сохранить современную папуасскую куль-
туру для цивилизации,  которая к тому времени крайне будет в этом нуж-
даться!  Я,  как русский человек с собственным сердцем, не член "Памя-
ти", вообще не член какой-либо партии, зато поживший в разных отечест-
венных качествах,  готов вам помочь!  Не сомневайтесь:  готов,  готов!
Сделайте же мне,  пожалуйста,  какой-нибудь сигнал, чтобы я знал, куда
приземлиться!  Передо  мной в неизвестном океане множество неизвестных
островов,  один красивее другого,  но я все равно не знаю - где вы? На
каком из островов меня ждут больше всего? Сделайте мне сигнал!
   И действительно: с одного из островов, очень красивого - почти пра-
вильный круг, - стал подниматься голубой столб дыма, тоже строгой фор-
мы, очень напоминающий Ростральную колонну...
  - Вижу, вижу! Реагирую! Ориентируюсь! - громко закричал Бахметьев К.
Н.  - Спасибо,  спасибо,  дорогие мои папуасы! Какие вы, в самом деле,
вежливые!  Какие гостеприимные! Я - вижу ваш сигнал, я к вам приземля-
юсь. Я отчетливо чувствую земное притяжение! Уже!





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0422 сек.