Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

СЕРГЕЙ ЗАЛЫГИН - ОДНОФАМИЛЬЦЫ

Скачать СЕРГЕЙ ЗАЛЫГИН - ОДНОФАМИЛЬЦЫ

   Другой раз редко,  а все-таки Бахметьеву К. Н. вспоминалась любовь.
Первая,  рыженькая  и  довоенная супруга возникала,  будто было вчера,
вторая, послевоенная, отодвигалась вдаль и вдаль, теряя подробности, а
главное, никогда не снилась. Во сне являлась исключительно рыженькая -
прическа, зеленые глазки, аккуратные грудки.
   В этой неразберихе с прошлым, с укорами товарищ Кротких в настоящем
надо было придумать что-то,  что называется "хобби", и Бахметьев К. Н.
пошел играть в домино.
   Он на доминошников до тех пор глядел с удивлением: кругом проблемы,
у  них же задача - загнать партнера в безвыходное положение,  в сортир
загнать, в котором проблем нет и не может быть.
   Два года соревновался в этом деле Бахметьев К. Н., приобрел автори-
тет в сборной трех корпусов А, Б и В по улице имени композитора Гудко-
ва,  11,  дважды (с успехом) участвовал в чемпионате дворовых  команд,
три раза получил по неизвестной причине в морду,  столько же и сам съ-
ездил кому-то (не помнит кому),  но других забот у него и в самом деле
не стало, он тайно был доволен жизнью, хотя вслух и ругал жизнь нецен-
зурно.
   И тут оказалось: он-то, Бахметьев-то К. Н., - он снова в партии! Он
не думал и не гадал, когда ему сказали:
   - Бахметьев К. Н.! Так ты же давно уже наш! Придурка строишь, будто
не знаешь! Ты - с нами! Душой и телом!
   - Ей-богу, мужики, не знаю! Это с кем же я есть? Кто такие вы?
   - Мы "Память"!  Усек?! У нас таких, как ты, - подавляющее большинс-
тво!
   Действительно, под стук костяшек нередко говорилось: кого в будущем
году надобно повесить, кого пожечь, кого выслать за городскую черту, с
какими  странами порвать дипломатические отношения.  Он все это в одно
впускал, в другое ухо незамедлительно выпускал, поскольку домино - иг-
ра  беспартийная,  большинство голосов не имеет в ней значения:  выиг-
рыш-проигрыш на голосование не ставится.
   Мнилось ему так,  а в действительности большинство снова заговорило
известным языком: когда ты не с нами, значит, против нас!
   И еще спросили у Бахметьева К. Н.:
   - Газетку "День" читаешь? Внимательно?
   - Мне подобная газетка не довелась...
   - Доведется!
   - Нет,  мужики, не для того выходил я из Ка Пе эС эС, чтобы войти в
вашу "Память"! Мне и на собственную память грех жаловаться!
   - А русский ли ты человек, Бахметьев Костя?
   - Всю жизнь был русским.
   - А мы сомневаемся.  Сколько гоняли козла,  не сомневались, нынче -
пришло!
   - Мне на ваши сомнения плевать и растереть! Или русские лучше всех?
По вас этого не видать!
   - А ты, гад, ты шибко хороший?
   - Я и не претендую!
   - Научим - запретендуешь!
   - Не такие учили - не научили.
   - Может, ты сознательно мечтаешь сделаться нерусским человеком? Та-
ких, учти, народ сильно не любит.
   - А еще бывают дураки дурнее дураков. Не встречали?
   - А  я  вот штаны спущу,  а ты погляди:  хороший я или - плохой?  -
отозвался самый ретивый и начал расстегивать ширинку.
   Разговор кончился,  и все на свете Бахметьеву К. Н. стало противным
и отвратительным, он зачем-то и еще спросил:
   - А что,  мужики?  Если по душам:  или вам никому никогда не стыдно
было быть человеком русским? Никогда в жизни?
   - Поговори у меня!  - замахнулся старикашка с костылем - костылем и
замахнулся.  По фамилии старикашка был Семенов,  по кличке Соплячок. С
таким связываться невозможно, он сейчас начнет орать, что Бахметьев К.
Н.  в  немецких лагерях полвойны отсиживался,  когда другие на фронтах
денно и нощно ковали победу.
   Бахметьев К.  Н.  сам себе объявил:  "Дурак ты,  дурак и есть!" - и
умотался прочь с настроением хуже некуда.
   А когда на другой день Бахметьев К. Н. хоть и с опаской, а все-таки
пришел погонять в домино, ему сказали:
   - Пшел вон, сволочь! Отныне и навсегда обходи нас стороной!
   И еще кое-что было сказано,  и сказано к месту:  два года Бахметьев
К. Н. гоношился с доминошниками, вот уже год, как сортирные комбинации
снились ему по ночам, пора было кончать.
   Конца, покуда ты жив, не бывает без начала чего-нибудь нового, и он
отправился  в  районную библиотеку.  Он совершенно не помнил,  когда в
последний раз ему в библиотеке приходилось бывать.  Может, когда в ин-
дустриальном техникуме учился? Техникумовской ему хватало, о существо-
вании подобных учреждений и еще где-то ему известно не было.  Он  стал
вспоминать названия книг.  Вспомнилась "Война и мир".  Он ее не читал,
но знал о Наташе Ростовой, о князе Андрее Болконском из политбесед по-
литрука на фронте. Тогда же он поклялся: живой останусь - прочитаю Ль-
ва Николаевича!  Живой остался,  а святую клятву забыл.  Однако  лучше
поздно,  чем никогда!  - правило известное,  и библиотечных лет у него
было почти три. Книг за эти годы он прочел тьму тьмущую, читал денно и
нощно - ежели в одной руке ложка,  то в другой книжка.  Его фотографию
вывесили в районной библиотеке:  "Бахметьев Константин Николаевич, ве-
теран-пенсионер, наш верный читатель. Книги сдает исключительно в срок
и даже досрочно".  Еще что-то было написано машинкой под его фотопорт-
ретом,  он книги читал,  читал, читал, и все чаще приходила ему мысль:
что бы такое сделать в результате чтения?  Не обязательно что-то очень
государственное, не обязательно очень общественное, но что-нибудь исс-
ледовательское.  Что-нибудь библиофильское,  хотя бы и вовсе краткое -
на неделю-другую работы.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0433 сек.