Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

СЕРГЕЙ ЗАЛЫГИН - ОДНОФАМИЛЬЦЫ

Скачать СЕРГЕЙ ЗАЛЫГИН - ОДНОФАМИЛЬЦЫ

    Или - в подземной Воркуте...  И во многих, многих других местах. Но
правда и то,  что во всех местах его, погрузившегося в анабиоз, тут же
и  закопали бы в какую-нибудь братскую траншею,  сожгли бы в какой-ни-
будь преогромной и специальной печке.
   - Вы - счастливы? - был первый вопрос Бахметьева П. И. к Бахметьеву
К. Н., когда тот даже и не открыл, а только дрогнул глазами.
   - Кажется,  как никогда! - поспешил заверить Бахметьев К. Н. - Могу
свидетельствовать перед народом, что...
   - Тогда и я счастлив бесконечно!  Тем более что  настоящее  научное
открытие  должно быть счастьем не только для открывателя!  И что же вы
там почувствовали? В анабиозе?
   - Я-то? Собственные клетки и клеточки я почувствовал. Может, даже и
собственные молекулы.  С детства я твердо знал,  что состою из клеток,
что клетки состоят из молекул,  но чтобы твердо и натурально  это  по-
чувствовать - нет, не приходилось!
   - Все ваши клетки - одинаковы?
   - Какое там! Метастазные, это, знаете ли, это такие стервы - объяс-
нить невозможно!  Эти твари всякое счастье испортить могут! Всякое на-
учное достижение свести на нет могут.
   - А все остальные? Клетки? Неметастазные?
   - Да ничего, нормальные. Отношения между ними добрососедские. Впол-
не.
   - Еще наблюдения?
   - Безработицы нет.  Не склочничают. Дисциплинка - будь здоров! Каж-
дая единица занята своим делом.
   - Скажите:  не  было ощущения,  будто вы погружаетесь в одну-единс-
твенную клетку?
   - Как же, как же! В самую маленькую-маленькую!
   - Я так и думал,  я не сомневался: от свободы в пространстве и вре-
мени до свободы в пределах одной-единственной клетки - один шаг.
   А вот  эти слова профессора несли оттенок совершенно,  казалось бы,
неуместного и неожиданного пессимизма и тревоги.  Смена настроений по-
разила Бахметьева К.  Н.  до глубины души.  Он, собственно, сию минуту
только и понял,  что такое глубина души,  но как в этой глубине  может
отзываться столь невероятная смена настроений - не понимал.
   Была пауза, после паузы Бахметьев К. Н. спросил:
   - Почему это,  Порфирий Иванович, туберкулезные клетки вылечиваются
анабиозом, а метастазным - тем анабиоз до лампочки?!
   - Это потому,  Константин Николаевич,  что  универсальных  лекарств
нет. Их не может быть. Кроме одного.
   - Одно все-таки есть? Одно все-таки имеется?!
   - Собственное здоровье!
   Вот так неожиданно тема анабиоза оказалась исчерпанной. Рухнула на-
дежда,  Бахметьев К.  Н.  и не заметил, когда она рухнула. А если так,
тут же вскоре явилась тема неисчерпаемая - политическая. Ведь она, по-
литика, не мыслит, будто можно обойтись без нее.
   - Скажите,  в России сталинисты все еще есть?  Ходят по  улицам?  -
спросил Бахметьев П. И.
   - Ихние руки-ноги целы.
   - Неужели вы лицом к лицу с ними встречаетесь и не узнаете - стали-
нист?!
   - Разве что на митинге.
   - Не может быть!
   - У нас в России только то и есть,  чего не может быть... А вы бы у
своих узнали.  Что у вас - своих сталинистов нет? Настоящих, ленинских
призывов?  Или тех, кто непосредственно от сталинских забот к вам яви-
лись?
   - Есть-есть! Только они молчат! Как мертвые!
   - Не понимаю! Мертвым-то почему молчать? Живые ведь на них только и
надеются?!
   - И я не понимаю. И беспокоюсь: предположим, анабиоз находит приме-
нение в России,  а его тут же объявляют морганизмом?  Как в тысяча де-
вятьсот сорок,  кажется,  восьмом году: "идейный разгром генной теории
открыл путь мичуринской биологии"? Ну а теперь идейный разгром анабио-
за откроет новый путь в космос? Еще во что-нибудь?
   - Трудности действительно есть. И действительно будут: покуда чело-
век находится в анабиозе - у него квартиру приватизируют,  холодильник
и телевизор сопрут, вклад в банке потеряют. А то - с неподвижного шта-
ны снимут. Человек из анабиоза выходит - и что же? Гол как сокол.
   - Неужели в России все еще воруют?
   - Случается...
   - А если людям объяснить, что они вступают в новую эру?
   - Тем более оголят! В надежде, что новая эра оденет-обует. И накор-
мит.
   - Странно...  А вот еще что скажите: что такое, по-вашему, интелли-
гент? Современный?
   - Как бы,  в самом деле,  сказать...  Человек,  который думает не о
том,  о чем думать надо, но о том, о чем ему думать хочется. И говорит
так же. Ну а поступает, как все.
   - Опять странно, странно...
   - По-другому:  интеллигент - это человек,  который считает себя ин-
теллигентом...
   - Извините,  Константин Николаевич!  Позвольте вас погладить, а? Из
самых добрых побуждений, а?
   - Вдруг?
   - Не вдруг - на прощанье! Убедиться, что вы все-таки живой.
   - Убеждайтесь.
   Бахметьев П.  И. молча стал поглаживать Бахметьева К. Н. по голове,
по лицу, по плечам, по рукам. Прикосновения были почти неуловимы, лег-
кий ветерок.  Счастья к этому моменту уже не было,  увы, но трогатель-
ность была, хотелось плакать, и Бахметьев К. Н. едва сдерживался, что-
бы не пустить слезу из того и другого глаза.
   Бахметьев П. И. сказал:
   - Бесконечно удивительный вы человек, Константин Николаевич!
   - Это почему же? Бесконечно-то?
   - Ну как же!  Я пережил всего-навсего одну, тысяча девятьсот пятого
года,  революцию, но до сих пор мнится: усадьба горит, а вот баррикада
через улицу,  а вот карательный казачий отряд...  У меня,  признаться,
осталось впечатление,  что от революций, от русских особенно, люди ме-
няют кожу. А может быть, и все остальное...
   - Все может быть.
   - Я вот вас гладил,  а про себя думал:  вовремя я умер,  вот что...
Вот если бы не люди придумывали идеи по своему образу  и  подобию,  а,
наоборот,  идеи придумывали бы людей - тогда дело другое... Можно было
бы и еще пожить. И пережить революции.
   - Нелегкое дело... Для нереволюционера.
   - А тогда позвольте, дорогой Константин Николаевич, дать вам в зак-
лючение совет: будете умирать, умирайте раз и навсегда!
   - Спасибо!  - от души поблагодарил Бахметьева П. И. Бахметьев К. Н.
- Большое спасибо! Но - получится ли?
   В порядке помощи больному (умирающему?) приходила к  Бахметьеву  К.
Н. женщина Елизавета.
   Не так давно эта же женщина в этой же квартире,  при том же хозяине
жила в качестве полноценной сожительницы.  Каким образом она в ту пору
сюда попала - в какие календарные сроки,  зимой или летом, - Бахметьев
К.  Н. не помнил, когда из этой квартиры вышла, вспомнить было затруд-
нительно - она все реже стала Бахметьева К. Н. посещать, тем более но-
чевать у него.  Но когда Бахметьев К. Н. засобирался в дорогу дальнюю,
она  бывать  у него стала едва ли не ежедневно - кому-то надо было его
собрать и проводить?  Он в свое время не подозревал за ней такой  спо-
собности.  Значит, глупый! Нынче он называл ее Елизаветой Второй. Сло-
ва,  они всегда умнее людей,  если,  конечно, ими пользоваться с умом:
самая первая жена Бахметьева К. Н. тоже была Елизаветой.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1192 сек.