Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Кэтрин Энн Портер. - Полуденное Вино

Скачать Кэтрин Энн Портер. - Полуденное Вино

      Всякий раз, едва мистер Томпсон закрывал глаза,  силясь  уснуть,  мысль
его пробуждалась и куда-то  неслась  без  устали,  петляя  точно  заяц.  Она
перескакивала с одного на другое, металась туда, сюда,  пытаясь  напасть  на
след, который выведет его к тому, что произошло на самом деле  в  тот  день,
когда  он  убил  мистера  Хэтча.   Напрасно;   несмотря   на   все   потуги,
мистертомпсонова мысль лишь возвращалась на  то  же,  прежнее  место,  перед
глазами стоило лишь то же, что явилось им первый раз; хоть он  и  знал,  что
этого не было. Но если тогда, в первый раз,  он  видел  то,  чего  не  было,
значит, убийству мистера Хэтча, с начала и до конца, нет  оправдания,  тогда
уже ничего не изменишь и трепыхаться незачем. Ему и сейчас казалось, что  он
в тот день сделал, возможно, не то, что полагается, но уж, во всяком случае,
то единственное, что ему оставалось, - да так ли  это?  Была  ли  надобность
убивать мистера Хэтча? Ни разу в жизни он не встречал  человека,  который  с
первой минуты внушил бы ему такую неприязнь. Он прямо кожей ощущал, что этот
хмырь явился сюда пакостить. Одно только, по  прошествии  времени,  казалось
необъяснимым:  отчего  нельзя  было  попросту  послать  мистера  Хэтча  куда
подальше, не дожидаясь, пока он подойдет ближе?
     Миссис Томпсон, скрестив руки на груди, лежала рядом ^подвижно и  тихо,
но почему-то чувствовалось, что она не спит.
     - Спишь, Элли?
     В конце  концов,  он  мог,  пожалуй,  отделаться  от  мистера  Хэтча  и
по-хорошему, а в крайнем случае скрутить его, надеть эти самые  наручники  и
сдать шерифу за нарушение порядка. Подержали  бы  взаперти  денька  два,  на
худой конец, покамест не поостынет, либо штрафанули. Он старался  придумать,
как еще можно было повернуть разговор с мистером Хэтчем. Хм,  ну,  допустим,
сказать ему хотя бы так,  послушайте,  мистер  Хэтч,  давайте  говорить  как
мужчина с мужчиной. Но дальше этого у него не шло. Что бы такое можно было в
тот день сказать или сделать? Но если можно было в тот день  сделать  что-то
другое - что угодно, практически, - а не убивать мистера Хэтча, тогда ничего
бы не случилось с мистером Хелтоном.  Про  мистера  Хелтона  мистер  Томпсон
почти не  думал.  Его  мысль  перескакивала  через  мистера  Хелтона  и,  не
задерживаясь, неслась дальше.
     Если бы задержаться, задуматься, то пиши пропало, вовсе ни  к  чему  не
придешь. Он попробовал вообразить, как могло бы все  быть  сегодня,  в  этот
самый вечер, будь мистер Хелтон цел и невредим, - сидел бы  сейчас  в  своей
хибарке и наигрывал песенку о том, как хорошо на душе поутру, не утерпишь  и
выпьешь все вино до дна, чтобы стало еще лучше, а  мистер  Хэтч  куковал  бы
где-нибудь в тюряге, от греха подальше, злой как собака, скорей всего,  зато
поневоле готовый урезониться и заречься  делать  подлости,  сукин  сын,  гад
ползучий, кто его трогал, так нет же, явился терзать  безобидного  человека,
сгубил ни за что ни про что целую семью! Мистер Томпсон почувствовал, как на
лбу у него выступают жилы, пальцы сжимаются, хватаясь за невидимое топорище,
его прошиб пот, с гортанным сдавленным криком он сорвался с постели, и  Элли
вскинулась следом, восклицая: "Ой, нет, нет, не надо! Нет!" - точно в бреду.
Он стоял, сотрясаемый такой дрожью, что стучали зубы, и хрипло твердил:
     - Зажги лампу, Элли, зажги лампу.
     Вместо этого миссис Томпсон издала слабый и пронзительный вопль,  почти
такой же, какой он слышал в тот день, когда стоял с топором  в  руке  и  она
показалась из-за дома. Ее было не разглядеть в темноте, он только знал,  что
она неистово катается по кровати. В ужасе он потянулся к ней наугад, нашарил
поднятые руки, ее пальцы судорожно  рвали  волосы  на  запрокинутой  голове,
напрягшаяся шея содрогалась от задушенных воплей.
     - Артур, Герберт! - гаркнул он, и голос у него сорвался. - Маме плохо!
     Когда они ввалились в дверь, Артур - с лампой, поднятой над головой, он
удерживал миссис Томпсон за руки. При свете мистер Томпсон увидел ее  глаза,
широко открытые, они смотрели на него страшным взглядом, слезы лились из них
рекой. При виде сыновей она выпрямилась, протянула к ним руку, нелепо вращая
в воздухе ладонью, опрокинулась назад на кровать и внезапно  обмякла.  Артур
поставил лампу на стол и надвинулся на мистера Томпсона.
     - Она боится, - сказал он. - Боится до смерти. Лицо  его  было  сведено
гневом, кулаки сжаты, он наступал на отца, словно  готовый  ударить  его.  У
мистера Томпсона отвалилась челюсть, он до того оторопел, что  попятился  от
кровати. Герберт подошел к ней с другой стороны. Они стояли по  обе  стороны
миссис Томпсон, в упор глядя на мистера Томпсона,  как  глядят  на  опасного
дикого зверя.
     - Что ты ей сделал? - крикнул Артур голосом взрослого мужчины. - Только
тронь ее еще, я из тебя душу выну!
     Герберт стоял бледный, у него подергивалась щека, но он был на  стороне
Артура, он не задумываясь пришел бы Артуру на помощь.
     Из  мистера  Томпсона  точно  выпустили  весь  воздух.  Колени  у  него
подломились, плечи бессильно поникли.
     - Погоди, Артур, - сказал он, с  трудом  ворочая  языком  и  прерывисто
дыша. - Она опять потеряла сознание. Принеси нашатырный спирт.
     Артур не двинулся с места. Герберт  сходил  и  издалека  протянул  отцу
пузырек.
     Растер Томпсон поднес его к носу миссис Томпсон. Плеснул себе на ладонь
и потер ей лоб. Она судорожно глотнула воздух, открыла глаза  и  отвернулась
от мужа. Герберт безнадежно заскулил, шмыгая носом.
     - Мам, не умирай, - приговаривал он. - А, мам?
     - Мне уже лучше, - сказала миссис Томпсон. - Ну что  вы  все  набежали,
успокойтесь. Герберт, так нельзя. Мне уже хорошо.
     Она закрыла глаза. Мистер  Томпсон  стал  натягивать  брюки  от  своего
парадного костюма, надел носки, ботинки. Мальчики сидели с  двух  сторон  на
краю постели, не сводя глаз с лица миссис Томпсон. Он сказал:
     - Съездию, пожалуй, за доктором. Не нравятся мне эти  обмороки.  Вы  ее
тут постерегите без меня. - Они слушали, но не отзывались. Он сказал:  -  Не
берите себе в голову чего нет. Я вашей матери в жизни не сделал  худого,  по
своей воле. - Он вышел и, оглянувшись, увидел, что Герберт смотрит  на  него
исподлобья, как на чужого. - Так вы поберегите ее, - сказал мистер Томпсон.
     Мистер Томпсон прошел на кухню. Там он зажег фонарь, достал с полки, на
которой  ребята  держали  учебники,  тонкий  черновой  блокнот   и   огрызок
карандаша. Повесил фонарь на руку и полез в  чулан,  где  у  него  хранилось
оружие. Дробовик висел прямо под рукой, заряженный и в полной готовности,  -
мало ли в какую минуту человеку может понадобиться  дробовик.  Он  вышел  из
дома, не глядя по  сторонам,  не  оглядываясь,  когда  дом  остался  позади,
вслепую миновал сарай, держа путь к самой дальней оконечности своих  угодий,
которые  тянулись  на  полмили  в  восточном  направлении.  Столько   ударов
обрушилось на мистера Томпсона и  со  стольких  сторон,  что  не  имело  уже
никакого смысла подсчитывать увечья. Он шел вперед то пашней, то  луговиной,
осторожно, дробовиком вперед, пролезая через ограды  из  колючей  проволоки,
глаза его привыкли к темноте и смутно различали предметы. Наконец  дошел  до
крайней ограды, тут он сел,  прислонясь  спиной  к  столбу,  поставил  рядом
фонарь, пристроил блокнот на колене и, послюнив карандашный  огрызок,  начал
писать:
     "Как  перед  Господом  Богом,  всемогущим  судьей  на  которого  суд  я
предстану в самом скором времени, настоящим торжественно клянусь и  заверяю,
что я не по умыслу лишил жизни  мистера  Гомера  Т.  Хэтча.  Это  получилось
защищая мистера Хелтона. Я ударил топором не для ради членовредительства,  а
только из цели не подпустить его к мистеру  Хелтону.  Он  пошел  на  мистера
Хелтона с ножом, который про это не подозревал.  Я  тогда  был  уверен,  что
мистер Хэтч убьет мистера Хелтона, если ему не помешать. Все это я рассказал
судье и присяжным, и меня оправдали, но никто не верит, что  это  правда.  У
меня есть один способ доказать, что я  не  злодей  душегубец  как  про  меня
теперь все понимают. Так же само сделал бы для меня мистер Хелтон, когда  бы
на его месте был бы я. Я до сих пор думаю,  что  мне  не  оставалось  ничего
другого. Моя жена..."
     Здесь мистер Томпсон остановился и подумал. Послюнил кончик карандаша и
зачеркнул последние два слова. Посидел еще, вымарывая их, покуда не вывел на
том месте, где были эти слова, аккуратное продолговатое пятно, и тогда пошел
дальше:
     "Это мистер Гомер Т. Хэтч пришел чинить зло  неповинному  человеку.  Он
причина всех этих несчастий и заслуживал смерти, только жаль, что убить  его
выпало мне".
     Он опять лизнул кончик карандаша, старательно подписался полным именем,
потом сложил бумажку и сунул в наружный карман. Сняв с правой ноги ботинок и
носок, он упер дробовик в землю  затыльником  приклада,  направив  спаренные
стволы себе в лоб. Получилось очень неудобно.  Он  немного  поразмыслил  над
этим, опершись головой на дула дробовика. Его била дрожь, он оглох  и  ослеп
от стука в висках, но он все же лег плашмя  на  землю,  повернулся  на  бок,
подставил дула себе к подбородку и большим пальцем ноги нащупал курок. Таким
манером оказалось способнее.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1032 сек.