Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Александр Иванович ШАЛИМОВ - ТАЙНА АТОЛЛА МУАИ

Скачать Александр Иванович ШАЛИМОВ - ТАЙНА АТОЛЛА МУАИ

     В  тоне,  каким  был  задан последний вопрос,  мне  почудился оттенок
иронии.  Я  внимательно  глянул  на  мальчишку,  но  глаза  Ку  Мара  были
устремлены в  открытую банку с  шоколадом.  Мы  угостили парня шоколадом и
чаем.  Ку Мар не торопился уходить.  Он выпил большую кружку чаю, попросил
налить еще. Рассказывал, как обитатели поселка ловили рыбу в океане.
     - Хорошо было,  интересно.  Все  муаи  пошли  океан.  Дома  никто  не
остался.
     - Неужели все уезжали? - усомнился я.
     - Все... Деревня один-два старый человек оставался... Больше никто.
     - А Справедливейший?..
     Ку Мар замотал курчавой головой:
     - Я не знает.
     - Так был он на рыбной ловле или не был?
     - Я не знает.
     Когда чай был выпит и банка с шоколадом опустела,  Ку Мар пожелал нам
спокойной ночи и отправился домой.  Маленькая его фигурка сразу растаяла в
непроглядной тьме,  но  мы  еще  долго  слышали  его  гортанный  петушиный
говорок.  Удаляясь,  Ку  Мар распевал во  все горло.  Он  пел о  маленьком
острове,  большом море и  глупом старом обезьяне,  который не  знал,  чего
хотел...
     - Как тихо, - сказал Джо. - Даже волн не слышно...
     - Это к буре,  -  проворчал Питер. - Тихо, и душно, и звезды закрыло.
Идет ураган...
     И,  словно  в  подтверждение  его  слов,  далекая  оранжевая  зарница
полыхнула над океаном...
     Гроза началась глубокой ночью.  Налетел порыв теплого влажного ветра,
зазвенели  пустые   консервные  банки,   развешанные  Джо   среди   склада
оборудования.  И  сразу  же  крупные  капли  дождя  забарабанили по  тенту
палатки.  Потом небо  треснуло у  нас  над  головами.  Ослепительная белая
молния  озарила пустой берег,  пальмы,  гнущиеся от  порывов ветра,  косые
струи стремительно надвигавшегося ливня... И началось...
     Мне не в  новинку ярость тропических гроз.  Но такой грозы,  как в ту
ночь,  не припоминаю.  С неба,  озаренного непрерывными всплесками белых и
зеленоватых молний,  на лагерь обрушился громыхающий водопад.  Струи воды,
толстые,   как  канаты,   притиснули  тент  к  потолку  палатки.   Палатка
наполнилась  водяной  пылью.  Я  сидел  на  койке,  закрывшись  плащом,  и
чувствовал,  как  потоки теплой воды бегут под ногами.  Гул дождя заглушал
удары грома. Питер сидел напротив меня. При наиболее ярких вспышках молний
он приподнимался и выглядывал в открытую дверь палатки. Что-то кричал мне,
но его голос тонул в шуме дождя и раскатах грома...
     Гроза бушевала около двух часов.  Потом утихла так  же  стремительно,
как и разразилась.
     О сне  нечего  было  и  думать.  Все промокло насквозь.  Мы разломали
несколько ящиков.  Полили бензином.  Питер щелкнул зажигалкой - и в темное
небо,  где  в разрывах облаков уже поблескивали звезды,  взметнулись языки
пламени. Присев на корточки на мокром песке, мы молча глядели в огонь. Джо
сушил мокрый носовой платок. Тоби старательно раскуривал трубку.
     - В  такую  грозу  можно было  утащить весь  лагерь,  -  заметил Джо,
поднося платок к самому огню.
     - Они, пожалуй, предпочли сидеть в хижинах, - проворчал Питер.
     Тоби ничего не сказал,  только осторожно отвел платок Джо подальше от
пламени.
     - Они придут под утро, - сказал Питер. - Это просто, как манная каша,
которую Тоби приготовит на завтрак. Не так ли, Тоби?
     - Нет, - возразил Тоби. - Сегодня дежурит Джо.
     - Это не меняет дела, - сказал Питер и отвернулся.
     Мы сидели у  костра,  пока не забрезжил рассвет.  Влажный ветер угнал
облака.  Солнце  выкатилось  над  фиолетовой гладью  океана  и  засияло  с
туманного безоблачного неба.  Воздух был  так  насыщен влагой,  что Джо не
удалось высушить своего носового платка.  Теперь Джо разложил его на ящике
и придавил осколком большой раковины, чтобы не улетел.
     Покончив с этим, Джо огляделся.
     - Кажется, все на местах, - объявил он и облегченно вздохнул.
     - Все,  -  подтвердил Питер, который тоже внимательно оглядывал склад
оборудования.  -  Все  на  местах,  парни,  за  исключением твоего ящика с
шестеренками,  Джо,  десятка штанг и  еще кой-какой мелочи весом килограмм
триста...
     И  Питер  закончил свою  тираду  замысловатым немецким ругательством,
которое,  немного  подумав,  сам  же  перевел  на  английский и  потом  на
испанский.  Мы слушали молча.  Ящика с шестеренками, который вечером стоял
возле самой палатки Джо,  действительно не было,  и  штабель штанг заметно
уменьшился.
     - Что  же  это?  -  сказал  наконец Джо.  Мне  показалось,  он  готов
расплакаться.
     - Принимайся  за  свои  обязанности,  Джо,  -  посоветовал  Питер.  -
Приготовь хороший  омлет  и  не  забудь  положить  побольше  перца.  После
завтрака предлагаю окружить деревню и поджечь с четырех сторон...
     После завтрака мы вчетвером отправились в деревню.  Стражи у коттеджа
вождя торчали на своих местах.
     Снова,  уже в который раз, я попытался начать переговоры с расстояния
в двадцать шагов.  Ответом было молчание... Потом выступил вперед Питер. С
той  же  самой  дистанции  он  прокричал все  известные ему  ругательства,
вошедшие в  словарь <пинджин инглиш>.  В  замысловатой вязи  непереводимых
эпитетов выражение <полосатые канальи, нафаршированные дохлыми кальмарами>
звучало почти комплиментом.
     Стражи равнодушно поглядывали в нашу сторону.  Словоизвержение Питера
явно не произвело на них впечатления.
     - Довольно, Питер, - попросил я. - Вы же видите, это бесполезно...
     Питер послушно умолк.  Его  словарный запас был  исчерпан.  Мы  молча
переглядывались.
     Внезапно Джо осенила блестящая идея.
     - Послушайте, шеф, - выпалил он, широко раскрыв глаза, - а не сыграть
ли нам в телефон?
     - Что такое?
     - У парня горячка, - хрипло пробормотал Питер.
     - Нет-нет,  -  запротестовал Джо.  - Это такая игра. Знаете? Хотя это
будет не телефон, а скорее... громкоговоритель.
     - Какой еще громкоговоритель?
     - Послушайте.  Мы  стоим вот  тут,  где  стоим,  и  по  команде хором
крикнем, что нам надо. Понимаете, все вместе. Может, он там услышит.
     - Мысль,  достойная головы Джо,  -  заметил Питер.  - Но мы ничего не
теряем. В нашем положении можно попробовать даже это.
     Мы  посовещались,  и  я  составил краткий  текст  устного обращения к
<власти Муаи>.  Питер  перевел <обращение> на  <пинджин инглиш> и  записал
латинскими буквами.  Каждый из  нас потренировался шепотом в  произношении
каскада непонятных звуков.
     - А  теперь повторяйте хором  за  мной,  -  сказал Питер.  -  Хором и
возможно громче...
     Зычный  вопль  четырех  здоровых  глоток  разорвал  знойное  штилевое
безмолвие. Серые попугайчики, гнездившиеся в кронах пальм, всполошились не
на  шутку.  Стремительными стайками они  заметались над поселком,  оглашая
окрестности пронзительными криками. Залаяли собаки, заблеяли козы и овцы.
     В  ближайших хижинах зашевелились яркие циновки,  из-за них появились
удивленные  и  встревоженные физиономии  обитателей Муаи.  Даже  надменные
стражи в  медных касках растерялись.  Они  завертели головами,  неуверенно
поглядывая друг на друга, на нас, на двери, которые охраняли.
     А  мы  продолжали хоровую мелодекламацию.  Гудел  бас  Тоби,  высоким
дискантом надрывался Джо,  мы  с  Питером  вторили  им  по  мере  сил.  Мы
отчетливо отчеканили слова,  которые потихоньку подсказывал Питер, и после
каждого слова оглушительно орали:
     - В-ва-а!..
     Это  <В-ва-а!..>  звучало особенно мощно.  Питер уверял,  что  оно не
переводилось,   но  подчеркивало  многозначительность  и   важность  всего
остального.  Не  сомневаюсь,  что,  окажись мы  на эстраде в  Чикаго,  наш
ансамбль имел бы ошеломляющий успех. Но мы были на Муаи...
     Проревев в  последний раз <В-ва-а>,  мы замолчали и поглядели друг на
друга.  Стало тихо.  Покачивая головами,  обитатели Муаи исчезали в  своих
хижинах.  Стражи,  присев  на  корточки,  выжидательно поглядывали в  нашу
сторону.  Лишь серые попугайчики не  могли успокоиться.  Они кружились над
деревьями и оживленно обсуждали удивительное происшествие.
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0516 сек.