Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Щербинин Дмитрий - КОВЕР

Скачать Щербинин Дмитрий - КОВЕР

   И так велико было его стремление к прекрасному, что  он  перехватил  пса,
оторвал его от груди, и отбросил куда-то, неведомо куда. Сразу стало  легко,
и он устремился ввысь - поднимался до тех пор, пока не уткнулся в эту завесу
из черных туч. Сначала, в этом  страстном  своем  порыве,  хотел  прорваться
через нее, но только погрузился голову в  это  марево,  и  тут  же  вырвался
обратно - голова нестерпимо болела,  в  легкие  словно  раскаленного  железа
налили - так велика была эта новая боль, что он, быть  может,  и  вновь  сил
лишился, но тут девушка поцеловала его в губы, и он  почувствовал  новый  их
приток, засмеялся даже, но вот она шепнула ему:
   - Нельзя терять ни мгновенья!
   Она стала разворачивать свою ткань,  тот  краешек  ее,  где  сияла  самая
яркая, самая прекрасная из звезд,  прибила  солнечным  молотом  создателя  и
серебристым гвоздем к тому месту  в  ядовитых  тучах  в  которое  погружался
головой Михаил. Затем прошептала:
   - Неси же нас, как можно скорее! Неси вдоль этих туч!..
   Михаил взглянул вниз и едва сдержал вопль ужаса. Там,  далеко-далеко  был
город, который казался какой-то мрачной, занесенной снегом игрушкой.  А  над
городом возвышалась исполинская ведьма - настолько  исполинская,  что  могла
вот-вот поглотить их; настолько уродливая, что рассудок не выдерживал  этого
зрелища; настолько могучая, что всякое  сопротивление,  казалось,  не  имело
никакого смысла.
   - Взгляни на звезду...
   Михаил с трудом смог взглянуть на дивный свет, и тут же  вспомнил  и  все
звездное небо, которым когда-то  прежде  любовался  -  ведьма  со  всеми  ее
ужасами показалась ему ничтожной, против этой красоты, и вот  он  полетел  -
стремительный, вихрю подобный.
   Он мчался едва не касаясь ядовитых туч, а позади из рук девушки  вылетала
пряжа - это было  звездное  небо  -  и  его  уже  не  требовалось  прибивать
гвоздями, оно  само  занимало  место  туч.  Для  тех,  кто  стоял  на  земле
представлялось, будто столь привычная для них мрачная завеса счищается некой
могучей кистью, и открывается никогда им невиданное,  но  такое  прекрасное,
что они сразу же в это влюблялись, так как нельзя было это не полюбить.
   Ну а ведьма Брохаура визжала весь небосклон оглушая - визжала и от злобы,
и от страха; она то чувствовала, что теперь ее владычеству, по крайней  мере
в этом месте приходит конец. Свет звезд, а еще  больше  -  солнечное  золото
волос девушки обжигали ее, но все-таки не  отступала,  все-таки  гналась  за
ними. Как только появились звезды, она приняла свои обычные размеры  -  чуть
больше и массивнее человека, и она полетела бы вниз, но там, возле звездного
купола остались еще обрывки ядовитых туч - с земли их не приметил бы даже  и
самый зоркий глаз, однако на самом деле они были достаточно велики, чтобы на
них  могла  уместится  ведьма.  И  она  стремительная,  яростная,   вопящая,
перепрыгивала с одного обрывка на  другой,  и  не  только  не  отставала  от
стрелою летящего Михаила, но  даже,  постепенно  и  настигала  его.  Но  вот
окончание небесного купола - вот ссохшееся страшное поле  -  похоже,  многие
пытались бежать из города через него - по крайней мере,  тут  и  там,  среди
трав белели обглоданные ветром кости. И тут вновь взмахнула девушка  молотом
создателя и следующий гвоздь поставил здесь  мраморный  фонтан.  Ведьма  уже
распахнула над ними свою покрытую кривыми клыками пасть - но именно то в эту
пасть и ударила сильная струя  хрустально  чистой  воды.  По  видимому,  эта
бьющая из недр земли струя, оказалась для ведьмы еще более страшной,  нежели
свет звезд и солнце; во всяком случае она страшно, пронзительно  вскрикнула,
черной передергивающейся глыбой пала в десятке шагов  от  них,  вдруг  стала
сжиматься,  и  превратилась  в  черную  крысу  -  под  крысой   распахнулась
расщелина, и она с жалобным визгом полетела туда - расщелина захлопнулась, и
тут же, на этом месте распахнулись к небу нежные подснежники.
   Ну, а Михаил взмыл  и  промчался  над  городом  -  вниз  опадало  полотно
златовласой девушки, и превращало все из унылого и страшного в дивный сад. А
потом пришла пора прощаться, и Михаил совсем  не  помнил  этого  прощания  -
единственное, что осталось от него - это было чувствие счастья.
   И он бежал по цветущим улицам и  смеялся  вместе  со  многими  иными.  Он
слышал голоса детей, взрослых - все радовались солнечному свету, все любили.
И он знал, куда бежит теперь: на ту площадь на окраинах, где упал вместе  со
своим сплетенным из палых листьев ковром. Вот  он  ковер  -  как  и  все  он
воскрес - сиял нежными цветами молодых, весенних листьев. Плача от  счастья,
Михаил уселся на него, и зашептал: "Домой. Домой. Скорее - к ней, к милой, к
Тане..."

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0867 сек.