Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Анатолий Азольский. - Облдрамтеатр

Скачать Анатолий Азольский. - Облдрамтеатр

       Увидел он ее утром в горотделе милиции -- живую,  конечно,
и уж безо всяких следов трупного окоченения, ясную, свеженькую,
расточавшую  улыбки знакомым и незнакомым, последних -- раз-два
и обчелся; злой, голодный Гастев узнал от нее,  чтбо  за  нужда
заставила  милицию силком тащить к себе почти полсотни человек,
не дав им выспаться в выходной день. Он и побриться  не  успел,
поднятый  в  семь  утра бабаханьем милицейских сапожищ о дверь,
догадывался, что  от  него  разит  спиртным,  отворачивался  от
Мишиной,  краем  уха  выслушивая  бредни  ее,  какие-то бабские
причитания, и приглядывался к  разношерстной  публике,  которую
просеивала   милиция,  отбирая  наиболее  годных.  Кое-кого  от
совещания уже освободили, в их число Гастев не попал  и  теперь
высматривал  среди  снующих  милицейских начальников того, кому
можно угрожающе заявить о занятости преподавателя и  абсолютной
ненужности  его  здесь.  Мишину  отпустили  сразу,  как  и всех
вызванных женщин, начала срочного  совещания  ожидали  мужчины,
самые крепкие и грамотные, кое-кого Гастев знал, и очень хорошо
знал,  надо  бы  подойти  к  ним,  но  мешала прилипшая Мишина,
шепнувшая вдруг, что вчера ждала его  у  себя,  ведь  маленький
юбилей,  ровно  четыре  года  исполнилось.  Сквозь  зубы Гастев
сказал, что был у нее вчера после восьми, но не застал, а затем
спросил, о каком таком юбилейчике идет речь, и Мишина ответила,
гневно помолчав: "Четыре года с того дня, как ты объяснился мне
в любви..." Воздев глаза к прокуренному потолку и еле сдерживая
смех, Гастев предложил встретиться сегодня вечером у него дома,
где объяснение будет продолжено,  и  он  гарантирует  глубокую,
проникновенную,   всестороннюю  и  --  более  того  --  колено-
преклоненную  любовь,  на  что  Мишина  бесстрастно  возразила:
сегодня  никак  не  получится,  в шесть вечера -- торжественное
заседание в облдрамтеатре, ему тоже надо там быть... Еще что-то
прошелестела в ухо, завядшее от  бабской  чуши.  Ушла  наконец.
Двадцать  с  чем-то  человек  пригласили  в  кабинет начальника
горотдела,  Гастев  сел  так,  чтоб  смыться  при   первой   же
возможности.  Более  нельзя  мириться  с  разгулом бандитизма в
городе и области -- такую чрезвычайно свежую и важную идею внес
полковник в мозги двадцати с чем-то  мужчин,  перейдя  затем  к
"текущему  моменту".  Вчера  совершено  бандитское нападение на
гастроном, убиты  разнорабочий  и  директор,  бандитам  удалось
скрыться.  А  между  тем  приближается семидесятилетие товарища
Сталина, лучший подарок ему от  трудящихся  области  --  полное
искоренение  преступности,  и  прежде  всего --  распоясавшейся
банды, для чего  и  создается  штаб  под  руководством  второго
секретаря обкома, городская милиция будет усилена, относительно
тихие   районы   области  командировали  наиболее  инициативных
сотрудников, в самом же городе решено мобилизовать все  людские
и  технические резервы, привлечь к борьбе с бандитами всех тех,
кто по роду своей нынешней или прошлой деятельности способен  с
мертвой точки сдвинуть... укрепить... направить...
     Скрывая    зевоту,    пряча   улыбку,   Гастев   осторожно
рассматривал тех, кто сдвинет, укрепит и направит,  сделав  то,
что не под силу мощному аппарату МВД и МГБ. В кабинете собраны,
что  и  говорить,  достойные  люди: бывшие офицеры войск охраны
тыла и контрразведки, вышедшие на  пенсию  бывалые  розыскники,
самый  молодой он -- всего двухлетний стаж следственной работы,
зато -- в пекле, в очаге, в логове преступности:  Нижнеузенский
район  славился  разгулом  и  разбоем, пожарами и поножовщиной,
убийствами ни за что ни про что, случился  однажды  казус,  для
которого  не  нашлось  графы  в отчетности: похищение ребенка с
целью выкупа. Достойные люди, спору нет, да  только  применения
им  не  найдется. Вчера отбыл в столицу первый секретарь обкома
(Мишина, сообщая о сем, важно поджала губки, будто знает  много
больше того, что говорит), то ли вызванный "на ковер", то ли на
сезонный  доклад  об  урожае, но не избежать ему там вопроса: а
как в области с общественным порядком накануне семидесятилетия?
А порядка-то и нет, за полтора часа до вылета самолета  бандиты
показали,  кому  принадлежит  власть в городе, и прибывает в ЦК
первый секретарь обкома, обрызганный кровью убитых сограждан, о
чем товарищ  Сталин  осведомлен,  без  сомнения,  надо  поэтому
доложить  ему  о  срочно  принятых  мерах,  и  ШТАБ по БОРЬБЕ с
БАНДИТИЗМОМ -- это звучит внушительно,  это  свидетельствует  о
правильной  реакции  коммунистов области. ("За истекший период,
-- талдычил  полков-   ник, --   всего   в   городе   совершено
восемнадцать  нападений  на...  сопряженные  с...  задержаны по
подозрению... проверены...") Кажется, сам  начальник  горотдела
понимает,  что  Штаб  --  фикция,  но  виду  не подает, да и не
придумаешь иного. Штаб либо самораспустится, либо просуществует
только  на  бумаге,  потому  что   такие   штабы   законом   не
предусмотрены.  Начальственная  блажь, пора смываться, в телеги
еще не начали впрягать лошадей,  но  едва  Гастев  осторожнейше
поехал  со  стулом  ближе  к двери, как в кабинет вошел товарищ
Францев Георгий Семенович, помощник убывшего в  Москву  первого
секретаря обкома, человек, на которого всегда оставляют область
-- на  него,  ни  на кого более, так поговаривали в городе. Как
обычно, был он в длинном, почти до колен,  френче.  Аскетически
худощавый,  бледный  и  сутулый,  он глянул на внештатный актив
глазами циркового клоуна,  которому  достаются  одни  шишки,  и
полукружье  очень  густых, высоко поднятых и словно приклеенных
бровей усилило и укрупнило печаль настрадавшегося лица.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0431 сек.