Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Анатолий Азольский. - Облдрамтеатр

Скачать Анатолий Азольский. - Облдрамтеатр

       Вдруг вся матерящаяся братия покидала костяшки и бросилась
к окну, пялить зенки на необъятную грудь проходившей  по  двору
девки,  на  глыбу плоти, раздирающей платье, и Гастев соизволил
глянуть, отвернулся и презрительно фыркнул:  этим  бы  мужланам
дать  на  обозрение грудь Людмилы Парфеновны Мишиной -- ослепли
бы сразу, как от солнца, во сто крат ярче запылавшего, да и сам
он впадает в щемящее до боли сострадание ко всему человечеству,
когда груди ее нависают над ним. Сразу рушатся  все  вычитанные
теории  о  происхождении  жизни на планете: не бог, не эволюция
образовали реки и холмы, леса и зверей в них,  не  они  создали
растительный  и  животный  мир,  а  космос  ради каких-то целей
прильнул к  планете  плодокормящей  грудью  вселенской  богини.
Святотатством  бы-  ло  --  руками  касаться этой нерасторжимой
пары, в ложбинке умещавшей  то,  что  природа  дала  мужчине  в
безрассудной  симметрии полов. Сама Мишина смутно догадывается,
какой заряд аполитичности и буржуазной эстетики несут  сокрытые
бюстгальтером  конусы,  уродует себя дурно скроенными платьями,
безобразит, чтоб не впадало  на  разных  совещаниях  мужичье  в
опасную  задумчивость. Много веков назад судили в Греции гетеру
Фрину, обвинение было нешуточным -- кощунство, то есть  похлеще
нынешней  58-й  УК  РСФСР, адвокатом же выступал некто Гиперид,
применивший  неслыханный  (скорее  --  невиданный!)  прием   --
обнажил  перед судьями грудь своей подзащитной в доказательство
того, что столь благородные формы не могут принадлежать женщине
со злым, направленным  на  осквернение  Олимпа  умыслом.  "Вот!
Смотрите!"  --  эффектно воскликнул Гиперид в манере Плевако, и
судьи оправдали болтушку Фрину. Но если бы ныне  грудь  Мишиной
предъявили    суду    для   доказательства   невиновности,   то
оправдательного приговора не последовало бы,  судьи  грудь  эту
сочли  бы  отягчающим  вину  обстоятельством:  уж  очень она не
советская,  явно  порочит  пролетарскую  культуру,  и  к  самой
природе  надлежало  бы применить объективное вменение и осудить
ее  за  то,  что  вылепила  она  безмозглую   пионервожатую   в
пропорциях, кои восхитили бы эстетов прошлых веков.
     Воспоминания  о Мишиной притупили бдительность, минутой бы
раньше исчезнуть --  и  не  повстречался  бы  Гастеву  потешный
младший  лейтенант,  возникший  перед  ним, еще одна внештатная
единица следствия. Нос как у Буратино, на боку планшетка, глаза
дурные, деревенские, фамилию свою назвал (запоминать ее  Гастев
не   собирался),   руку  держал  у  виска,  ожидая  "дальнейших
указаний", попахивало от него  то  ли  навозом,  то  ли  парным
молоком.   От   этого   настырного  и  глупого  так  просто  не
отвертишься, пришлось вместе с ним ехать в больницу, к  трупам,
дело,  оказывается,  уже  возбуждено районной прокуратурой, для
подмоги ей и  послан  прикомандированный  к  горотделу  младший
лейтенант  из  глухого  захолустья,  из  Калашина, откуда своим
ходом притопал час назад этот милиционер, оставив без присмотра
благословенный район: там давно уже восторжествовал  коммунизм,
в   сводках   который  год  ничего,  кроме  угнанной  коровы  и
похищенного поросенка.  И  опыта  никакого,  надо  полагать,  у
сельского  пинкертона нет, отчего и развил он в больнице бурную
деятельность, бегал по ней, кого-то о чем-то  расспрашивал,  на
трупы   даже  не  глянул,  стал  нашептывать  Гастеву  какие-то
нелепости:  будто  с  автотранспортным  происшествием   связана
смерть  больного  Синицына,  квартиру  которого надо немедленно
обыскать.  "С  чего  ты  это  взял?"  --  изумился  Гастев,   и
навязанный  ему  помощник  издал  горловой  всхлип:  "Я чую!" С
такими  деревенскими  дурачками  ухо   держи   востро,   Гастев
решительно   отверг  идею  обыска,  но  согласился  в  квартире
Синицына побывать, поскольку жил тот рядом с его  домом:  пора,
пора  на  боковую,  уже  десять утра, еще не завтракал и ко сну
тянет.
     Поехали -- Гастев на "Москвиче", калашинский дуралей  влез
в  коляску  приданного  ему "харлей-дэвидсона" (харлей-дуралей,
промурлыкалась рифма). Дом --  бывшее  заводское  общежитие,  в
нос,   по   мозгам   ударили   запахи  щей,  стирки  и  вековой
неустроенности. В комнате, где прописан  Синицын,  ютились  еще
три жильца, то есть жилички, все -- отдаленных степеней родства
с  ним,  потому  и  смерть  его,  увезенного вчера на "скорой",
приняли спокойно, не спросили, от чего умер (а тот просто  упал
с третьего этажа больницы и разбился). Двоюродная тетка поохала
и погрузилась в молчание, прерванное вопросом троюродной сестры
Синицына, школьницы с косичками: "А на похороны меня отпустят?"
Тетка  вышла из оцепенения и ответила бранчливо: "Если двоек не
будет". Открыла шкаф -- глянуть,  во  что  обряжать  покойника.
Калашинец  локтем  поддел  Гастева,  побуждая  к действиям -- к
изъятию денег, ценностей и оружия, но тот  молчал.  Неугомонный
дежурный   следователь   уже  возбудил  дело  по  факту  смерти
Синицына,  однако  сомнительно,   чтоб   шустрому   милиционеру
что-либо поручалось: случайно выпавший из окна Синицын никак не
подходил  под  категорию лиц, у кого можно производить обыск --
разве лишь с согласия родственников. Вдруг, всю  процессуальную
тягомотину   отбросив,   сельский  милиционер,  нахватавшись  в
больнице городских словечек, оттер тетку от шкафа  и  забазлал,
как мартовский кот:
     -- Анализы беру!
     После  чего  запустил  руки  в карманы синицынской одежды,
прощупал и китель, тоже  на  плечиках  висевший  в  шкафу,  дав
заодно  ошеломленному  "анализами" Гастеву глянуть на носильные
вещи покойного и потрогать их. Ничего  в  карманах  найдено  не
было,  и взъерошенный милиционер громко, никого не стесняясь, с
неимоверной злостью прошипел:
     -- Тоже мне  работяга!..  Фрезеровщик,  мать  его!..  Даже
катышка  нет  трамвайного  или  автобусного  билета!  На  такси
разъезжал! Буржуй!




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0421 сек.